Главный тренер юношеской сборной России до 17 лет Игорь Симутенков подал заявление об уходе по собственному желанию. Его контракт с РФС истекает 31 декабря 2009 года. Новый главный тренер "Зенита" Лучано Спалетти пригласил Симутенкова, поигравшего в Италии, в тренерский штаб клуба.  

"Всё дело в том, что у меня есть предложение от "Зенита" о работе в тренерском штабе Лучано Спаллетти, – рассказал сам Симутенков. – И я ответил на это предложение согласием. Принципиальная договорённость с питерским клубом уже достигнута. Так что, скорее всего, я буду работать с "Зенитом".

Лучшего футболиста России 1994 года как-то прозвали российским Колумбом, открывшим для нашей страны футбольную Америку. Три с половиной года Игорь Симутенков радовал своей игрой и забитыми голами фанатов "Канзас-Сити Уизардс". До этого в его карьере были ещё испанский "Тенерифе", итальянские "Реджана" и "Болонья", а также российское "Динамо" Москва.

Америка. В США, в клубе "Канзас-Сити Уизардс", я провёл более трёх лет. Конечно, по популярности футбол, а по-американски — соккер, в Штатах уступает многим видам спорта. Но и поклонников футбола в стране немало, особенно среди латиноамериканцев. Как-то финальная игра чемпионата была назначена на День независимости, 4 июля. И представляете, на стадионе, вмещающем 80 тысяч зрителей, был полный аншлаг!

Что поражает в Штатах, так это развитая инфраструктура всех американских клубов. Стадионы, гостиницы, перелёты — всё дело построено на самом высоком уровне. На приличном уровне находится и сам футбол в MLS. В нашей стране, кстати, как-то пренебрежительно относятся к этому турниру. Хотя Эрик Корчагин, в своё время пробовавший свои силы в одном из американских клубов, недавно признался, что приятно удивился мастерству команд из MLS.

Бомбардир. В 1994 году мне удалось стать лучшим бомбардиром в чемпионате России. Тот сезон, пожалуй, стал самым ярким в моей карьере. В тот год всё удачно сошлось: "Динамо" неплохо выступало в чемпионате, мне посчастливилось поработать с Константином Бесковым, я выиграл гонку бомбардиров и стал лучшим игроком страны. На тот момент у меня уже было 57 забитых мячей в зачёт Клуба Григория Федотова. Понятно, что я надеялся со временем вступить в этот почётный Клуб бомбардиров. Однако голы, проведённые в Штатах, по регламенту не учитываются, из-за чего мне так и не удалось это сделать. Впрочем, не могу сказать, что я сильно переживаю по этому поводу, — значит, так было начертано судьбою.

Гордость — это порок. Вообще мне это слово не очень нравится, я себя всегда считал скромным человеком. Конечно, мне приятно, что за годы в футболе мне удалось заработать доброе имя. Мне также льстит, что в 1994 году журналисты признали меня лучшим игроком страны. Но я бы не назвал это чувство гордостью.

"Динамо" — для меня родной клуб. Так уж получилось, что свою карьеру в большом футболе я начал в "Динамо" — московском и в "Динамо" же её и завершил, но уже в воронежском. Я многим обязан этому клубу, и меня можно смело назвать настоящим динамовцем. Что это такое? Наверное, состояние души.

Уже уехав из России, я дважды пытался вернуться в родной клуб. Но так получилось (не буду сейчас вдаваться в подробности), что, несмотря на желание тренеров, мне так и не удалось заключить контракт с московским "Динамо". Но как бы то ни было, я всегда буду болеть за этот клуб и переживать за него.

Еда. Как и любому другому человеку, мне нравится и хочется вкусно поесть. Поездив по разным странам и сравнив кухни разных народов, я понял, что лучше всех на свете готовят итальянцы. Макароны, спагетти, пицца, разные соусы — это я готов есть по нескольку раз в день. В принципе, чаще всего так и происходит, я вполне могу обойтись и без традиционного нашего супа. Хотя в тех же Штатах, где большой популярностью пользуется "фаст-фуд" — разные там гамбургеры и чизбургеры, — мы не поддались американской моде и продолжали питаться привычной для нас едой. Жена варила разные супы, жарила картошку и котлеты.

Журналисты. Отношение к журналистам, освещающим футбол, у меня всё время было положительным. Конечно, не обошлось и без шероховатостей, но как без этого?! Бывало и такое, что люди приписывали мне слова, мною не сказанные. Честно говоря, сейчас даже не помню их фамилии. Но так везде — есть же хорошие и плохие футболисты, точно так же и в любой другой профессии.

Иногда я сам отказывался от общения с прессой. Но на то у меня бывали веские причины. В то же время не стал бы сравнивать уровень освещения футбола в СМИ тех лет, когда я выступал в чемпионате России, и сегодняшнее положение дел. Тогда интерес к футболу был несравнимо ниже, и, для того чтобы у тебя взяли интервью, нужно было на стабильном уровне отыграть хотя бы половину сезона. Не так, как сейчас: забил человек один гол в матче, и он уже на первых полосах спортивных газет. С одной стороны, это неплохо: чем больше будут писать о футболе, тем он станет популярнее. Но есть и другая сторона медали: некоторые футболисты, особенно из молодых, могут не выдержать медных труб и снизить к себе требования.

"Забил человек один гол в матче, и он уже на первых полосах спортивных газет"

Защитники на футбольном поле являлись моими главными оппонентами. Но я никогда их не считал своими врагами и относился к ним с уважением. И как бы меня ни били и ни кусали, как бы больно мне ни было после грубых столкновений с защитниками, ни об одном из них не могу сказать хоть одного худого слова. Более того, когда случайно встречаюсь с людьми, когда-то мне противостоящими на поле (и не всегда в рамках правил), с удовольствием общаюсь с ними и вспоминаю наши былые баталии.

Самое интересное, что получал я в основном от своих защитников, которые на тренировках никогда никого не жалели. Но это нормальное явление — у каждого игрока свои функции на поле. Италия — первая зарубежная страна, в которой мне довелось играть. Возможно, из-за этого к ней отношусь как-то по-особому. Да как иначе, если у Италии такие богатые культура и история? В общей сложности в Италии я провёл пять лет. В 1994 году мне поступило предложение от "Реджаны" из Реджо Эмилии. В первой же игре мне удалось забить гол, впрочем, как и во второй, когда нам противостоял сам "Милан". Получив мяч в центре поля, я сыграл с партнёром в стеночку, сместился налево, проскочил мимо Барези и Тассоти и пробил мимо Себастьяно Росси. Немало приятных мгновений связано и с "Болоньей", где я поиграл в течение года. Одним словом, вспоминаю те дни с большим удовольствием. Возможно, из-за этого, даже выступая в Испании, старался почаще приезжать на Апеннины. Правда, в последние два года не удавалось туда съездить, но в ближайшее время собираюсь поехать в Италию и уладить кое-какие личные дела.

Казань. В 2005 году я вернулся в Россию и заключил контракт с казанским "Рубином". Однако из-за травм не смог пробиться в состав и так толком и не заиграл в Премьер-лиге. В любом случае хочу поблагодарить руководство и тренерский штаб казанского клуба, предоставившего мне шанс. Не сумев им воспользоваться, я решил закончить выступления на таком уровне и последний год поиграл в воронежском "Динамо".

Легионер. Большая часть моей карьеры прошла за рубежом. Каких-то проблем, связанных со статусом легионера, у меня нигде не возникало. Возможно, мне повезло с командами и людьми, с которыми работал. Хотя я считаю, что в этих делах всё зависит от самого человека. Кстати, к вопросу об иностранцах. В Испании, равно как и в других государствах — членах Евросоюза, в мою бытность игроком "Тенерифе" действовали ограничения на количество игроков из стран, не входящих в ЕС. И это несмотря на то, что Валерий Карпин через суд приравнял в правах россиян к гражданам стран Евросоюза. По инициативе руководителей клуба я подал иск, но только в 2005 году, когда я уже выступал в "Рубине", Европейский суд вынес положительную резолюцию, согласно которой российские футболисты перестали в Европе считаться легионерами.

В целом, несмотря на то что я сам побывал в шкуре легионера, мне кажется, что в нашем футболе нужен жёсткий лимит на иностранцев — три, максимум пять футболистов. В противном случае игроков для сборной России нам скоро придётся набирать из первой и второй лиг.

Москва — мой родной город, с ним связаны самые приятные воспоминания — детство, первые шаги в футболе, тут я встретил любимую девушку, ставшую позже моей женой. Город за последние годы сильно изменился. Серые пятиэтажки сменили красивые здания, похорошел и исторический центр. Я помню, как сильно удивлялся преображению Москвы в те годы, когда играл в Европе и приезжал в Россию раз в три-четыре месяца. Перемены даже тогда можно было заметить, причём уже с аэропорта. Ещё больше меня радует, что растёт и уровень жизни москвичей. Словом, наша столица стала настоящим европейским мегаполисом.

Ностальгия — это слово знакомо любому русскому человеку на чужбине. Конечно же я сильно скучал по родному городу и России, но для себя твёрдо решил, что в любом случае вернусь на родину. Здесь мои друзья, родные, рыбалка. Вы спросите: а разве нельзя порыбачить в других странах? Можно, но это уже не та рыбалка, которую все мы любим. В Европе и Штатах приезжаешь на специально отгороженный пруд, платишь за удочку и в любом случае хоть какую-то рыбешку да поймаешь. Если хочешь её себе оставить — платишь деньги, нет — отпускаешь её обратно в воду. А у нас всё иначе. Приезжаешь в какое-то заброшенное место, ставишь удочки. Поймал рыбу — отлично! Нет — можно с друзьями разжечь костёр и пожарить шашлыки.

"Поймал рыбу — отлично! Нет — можно с друзьями разжечь костёр и пожарить шашлыки"

Обеспеченность. На жизнь я никогда не жаловался, но в то же время не могу себя назвать обеспеченным человеком. Конечно, я не бедствую, за годы в футболе заработал неплохие деньги. Однако, как и большинству людей, мне и сегодня нужно думать о том, как обеспечить семью. В этом плане я не считаю себя независимым человеком. Хотя я и не согласен, что деньги предоставляют чувство свободы. Свободный человек не боится потерять свободу. Деньги же можно потерять всегда.

Сейчас в нашем футболе игрокам платят большие зарплаты и премиальные. Однако никакой зависти или чувства сожаления, что в мои годы платили на порядок меньше, у меня нет. Я сам зарабатывал больше, чем игроки предыдущих поколений. Не согласен и с тем, что большие деньги могут пагубно отразиться на мотивации футболистов: если руководство клуба считает, что игрок их достоин, я как тренер никогда не стану возражать. Возможно, деньги могут испортить молодёжь. Но есть и обратные примеры. Всё зависит от характера самого человека: если он поставил себе серьёзные задачи, то никогда не остановится на промежуточных целях.

Победа — главная цель в футболе. Ради неё, собственно, я в своё время выходил на поле, а теперь настраиваю на выигрыш своих ребят. В футболе, как известно, существуют два лагеря: в первом считают, что главное — результат, во втором — красота игры. Хотелось бы в идеале совместить результат и красивую игру, но, если надо будет выбирать, я остановлюсь на победе. Без неё, кстати, нельзя добиться той же эстетики игры. Впрочем, главной победой в своей карьере я всё-таки считаю не какие-то титулы, а знакомство с теми людьми, которые сопровождали и сопровождают меня в футбольной жизни. Это моё главное богатство, этими людьми я дорожу.

Максим Кретов,Sport.ru