Для кого-то вроде сборной Боснии и Герцеговины чемпионат мира в Бразилии станет хорошим почином. А для кого-то – финальным аккордом. @Sport.ru начинает почти ностальгическую серию материалов рассказом о типично немецком бомбардире, который говорит на польском и даже в тридцать пять продолжает оставаться звездой итальянского футбола.

 

Настоящий герой всегда должен появляться из пустоты, словно чёртик из табакерки. Это закон жанра, характерный не только для американского кинематографа. В немецком футболе до определённой поры именно так и было. Игра миллионов для многих будущих звёзд долгое время была отдушиной, но не основным занятием. И даже Герд Мюллер, не мысливший себя без точных ударов по воротам соперника на любом уровне, вполне мог остаться на задворках истории ещё одним наладчиком ткацких станков, а не Бомбардиром Нации. Кто-то должен был увидеть коренастого коротышку из Нёрдлингена и его сверхъестественное голевое чутьё – линия судьбы иногда всё же чертовски предсказуема. Но мало кто знает о том, что Мирославу Клозе испытаний уготовано было не меньше.

 

"В молодости я несколько раз хотел закончить карьеру после одного-единственного неудачного матча. Мне казалось, что команда проигрывает из-за меня, из-за того, что я не реализовывал свои стопроцентные моменты. Потом я остывал и понимал: футбол – это игра одиннадцати человек, а не одного". Спорт действительно был единственной возможностью адаптироваться на новом месте – семья Миро перебралась в Германию из Польши транзитом через Францию в 1987 году. Ещё в юные годы он научился отлично пользоваться своими природными данными, да и занятия гимнастикой не прошли даром. Не обладая гренадёрским ростом, Клозе, однако, был достаточно прыгуч и ловок для того, чтобы доставать любые мячи после самых неудобных передач. Этим будут восхищаться после, а тогда, в конце девяностых, о сыне футболиста и гандболистки, получающем образование плотника и играющем в футбол по выходным, никто толком и не знал.

 

Тем не менее, Германия остро нуждалась в новом Герде Мюллере. На чемпионате мира во Франции и чемпионате Европы 2000 года бундестим с треском проваливалась не в последнюю очередь из-за отсутствия настоящего, прирождённого бомбардира. Натурализация Пауло Ринка оказалась отчаянным и неудачным ходом, Карстен Янкер был хорош исключительно на клубном уровне, а Оливер Нойвилль – лишь в качестве второй опции в атаке. Сменивший Эриха Риббека Руди Фёллер решил рискнуть перед тем, как поколение Боде, Рамелова и Шнайдера сойдёт со сцены. Он послушал мнения Отто Рехагеля, который предложил попробовать в деле форварда, лишь второй год светящегося на высшем уровне. Он идеально подходил под видение игры "Тётушки Кэт" и чем-то напоминал самого Фёллера. Дебют состоялся в отборочном поединке против албанцев, которые имели привычку портить немцам настроение. Победный мяч был забит за две минуты до финального свистка при счёте 1:1. И забил его новичок – Мирослав Клозе.

 

 

Что же было потом? Ясно всем, кто знаком с историей чемпионатов мира. Хет-трик и голевая передача в поединке со слабенькими аравийцами, точные удары по воротам ирландцев и камерунцев сделали Миро вторым бомбардиром ЧМ-2002 после неудержимого Роналдо. Скептики, конечно, заговорили об однообразности, но последующие сезоны в "Вердере" развеяли весь скепсис. В течение трёх сезонов Клозе имел двузначные показатели не только в графе "забитые мячи", но и в графе "результативные передачи". Причём подыгрыш не ограничивался банальными скидками в свободную зону на набежавшего партнёра. Никто бы не удивился переезду Миро на Туманный Альбион или в Испанию ещё после ЧМ-2006, но он пересидел годик и оказался ... в "Баварии". Ему не советовали туда идти, но предложение было слишком заманчивым.

 

Мюнхенский период получился удивительно противоречивым. С одной стороны, трофеев было предостаточно – два чемпионства, два кубка, суперкубок, кубок лиги и финал Лиги Чемпионов в придачу. С другой, роль Клозе нельзя было назвать даже второстепенной. Если в первых двух сезонах на новом месте он ещё как-то выходил на гроссмейстерский показатель десяти мячей в чемпионате (и двадцати во всех турнирах), то потом идиллия закончилась. И дело было не только в травмах – в "Баварии" всегда слишком много хороших игроков, и место под солнцем находится не всем. Уход в "Лацио" на этом фоне был воспринят как последняя гастроль, однако оказалось, что и с приближением размена пятого десятка можно давать жару. Пять голов в ворота "Болоньи" за сорок минут – это итальянский рекорд. А может быть, и не только итальянский. Да и фанатами "Лацио" Мирослав нынче ценится как никакой другой игрок "Орлов" – не показательно ли?

 

 

Очевидно, что для Йоахима Лёва форвард-ветеран не является священной коровой. Но на чемпионат мира в Бразилию Миро поедет. И дело не в необходимости забить ещё парочку мячей и стать лучшим бомбардиров в истории мундиалей. Дело в самом процессе. "Футбол стал для меня средством интеграции, меня всегда выбирали первым в команду, потому что я всегда играл лучше всех. Здесь я добился признания и обрел друзей. Я знал, что однажды получу шанс играть за Германию, и это всегда было для меня стимулом" – неважно, двадцать лет Клозе или тридцать пять, но его философия остаётся неизменной.

 

Знаете, что в этой истории самое важное? Если Миро забивал за сборную, то немцы гарантированно не проигрывали. Такой магии не было даже у Герда Мюллера.

 

 

Иван Манчев, @Sport.ru