Вечер прощаний на @Sport.ru продолжается, и следом за Андреем Шевченко негоже было бы не вспомнить его партнёра по нападению в "Милане" – Филиппо Индзаги. Никогда не взрослеющий вроде бы "Питер Пен" и неуёмный ловелас тоже закончил карьеру этим летом, но, похоже, нашёл себе куда лучшее применение в послефутбольной жизни.

 

Тяжело отыскать более нетипичного итальянского нападающего, чем Пиппо. Он не был способен затолкать более массивного защитника, у него не было достаточной выносливости и дистанционной скорости, да и технические навыки Индзаги-старшего – штука спорная. Но голевое чутьё никуда не денешь, и поэтому такие игроки всегда были нужны ведущим клубам.

 

Первое впечатление всегда остаётся, как известно, самым сильным. Автору материала впервые довелось увидеть Индзаги в действии в четвертьфинальном матче Лиги Чемпионов между киевским "Динамо" и "Ювентусом". Тогда Зидан носился по газону "Олимпийского" подобно электровенику, отодвинутый вглубь дель Пьеро активно пытался дирижировать, а парень в футболке с девятым номером просто стоял где-то в сторонке. Но отстранённость эта была обманчивой. Как только мяч оказывался в непосредственной близости от ворот, этот игрок оживал и превращался в смертельное оружие. В тот вечер Александру Шовковскому лишь в силу стараний Индзаги довелось трижды доставать мяч из сетки. Первый Пиппо загнал в ворота с линии вратарской ногой, второй и третий получились словно под копирку – Зидан подавал угловой, кто-то из защитников терял Филиппо, и следовал неотпорный удар головой. Чёрт возьми, как такое может быть? Три касания – три гола!

 

"Тяжело отыскать более нетипичного итальянского нападающего, чем Пиппо"

 

В постсоветскую футбольную философию такие игроки попросту не вписывались. Наверное, именно поэтому динамовским защитникам всегда легче было толкаться с ребятами вроде Карстена Янкера, в лучшие годы выполнявшего неслабый объём работы, чем держать вот таких вот "тихушников". Для Валерия Лобановского и его теорий Индзаги был столь же бесполезным элементом, как и Роналдо – мол, что это за игрок, который не работает на оборону и не участвует в активном движении мяча…. Но где в итоге оказались теории Васильича, а где – "Питер Пен"?

 

Прозвище это итальянский бомбардир получил во времена выступлений за "Верону". Один из лидеров тиффози "Мастифов" тогда подметил довольно чётко – сколько бы ни было лет этому парню, внешне он всегда выглядит на восемнадцать. С этим соглашаться приходиться даже сейчас, когда видишь Пиппо в наглаженном костюмчике на трибуне или на скамейке "Милана". В свои почти тридцать девять он больше похож на прилежного студента, чем на умудрённого опытом ветерана.

 

Но внутри Филиппо как раз повзрослел, в отличие от младшего братца. Симоне тоже задержался в футболе надолго, но по-настоящему высокий уровень игры показывал лишь в перерыве между ЧМ-98 и Евро-2000. В этот отрезок уместились и пятнадцать голов за сезон в составе вылетевшей родной "Пьяченцы", и каре в ворота "Марселя" в матче Лиги Чемпионов уже в майке "Лацио", и ещё парочка приятных моментов. Но в целом Индзаги-джуниор стал для европейского футбола таким себе Дерриком Коулменом – он подавал признаки жизни лишь тогда, когда нужно было получить новый контракт или безуспешно попытаться напомнить о себе тренерскому штабу сборной. Наверное, именно поэтому куда более талантливый на первый взгляд Симоне сделал гораздо худшую карьеру, чем братец.

 

Пиппо на самом деле оказался трудягой, которых мало. После двух великолепных сезонов в "Милане" в начале нового века его начали мучить травмы, и в какой-то момент показалось, что на высоком уровне Индзаги больше не заблистает. Но и Карло Анчелотти, и Паоло Мальдини неоднократно вспоминали о том, как Филиппо форсировал своё возвращение в строй, как работал над восстановлением былых кондиций. Сезон 2005/06 стал однозначно лучшим для него не столько в плане результативности (за три года до этого он забивал гораздо больше), сколько в плане выкладки и отдачи. Тогда Марчелло Липпи не имел права не взять его на мундиаль, пускай даже и в роли запасного.

 

"Индзаги и сборная – отдельная тема. Несмотря на то, что именитый нападающий часто становился палочкой-выручалочкой, был период, когда он в течение трёх лет не вызывался под знамёна"

 

Индзаги и сборная – отдельная тема. Несмотря на то, что именитый нападающий часто становился палочкой-выручалочкой, был период, когда он в течение трёх лет не вызывался под знамёна "Скуадры". Тут и травмы наложили свой отпечаток, и Джованни Трапаттони резко разуверился в способностях Пиппо. Того самого Пиппо, который буквально в одиночку вытащил "Адзурри" на японо-корейский чемпионат мира, забив в отборе семь мячей (три из которых в ворота румын, главных конкурентов). Того самого Пиппо, который славился умением затолкать кожаный шар за линию ворот в действительно критический момент.

 

На победном чемпионате мира он сыграл свою скромную роль. В решающем матче группового турнира чехи после гола, пропущенного от Матерацци, упорно лезли вперёд в надежде отыграться. И на последних минутах случилась та самая контратака. Обессиленные соперники наблюдали, как ещё более обессиленный Пиппо собрал всю волю в кулак и еле-еле убегал на свидание с Чехом. Этот гол был выстрадан, как говорится, потом и кровью. И кубок над головой Индзаги поднимал на таких же основаниях, как и его партнёры.

 

… По окончанию карьеры игрока Филиппо выбрал самый правильный, а не самый пафосный вариант, как его бывший одноклубник – он согласился на предложение Адриано Галлиани поработать с миланской молодёжью. Кто знает, может быть, теперь он отыщет нового "Питера Пена" точно так же, как когда-то отыскал его в недрах итальянской трясины Бортоло Мутти?

 

Иван Манчев, @Sport.ru