Последние заявления Хосепа Гвардиолы о руководстве его бывшей команды – "Барселоны" – всколыхнули всю Испанию. @Sport.ru предлагает материал испанских коллег, помогающий понять, почему экс-наставник каталонцев отзывается о родной команде в негативных тонах...

 

Несколько дней назад Хосеп Гвардиола, ныне возглавляющий "Баварию", рассказал, что руководство его прошлого клуба – "Барселоны" – пыталось вернуть Пепа к себе, используя в качестве мотивов болезнь нынешнего тренера Тито Вилановы. "Я попросил руководство «Барселоны» лишь об одной вещи – оставить меня в покое, ведь я я находился за 6 тысяч километров от них. Но они не сдержали своего слова и даже попытались использовать недуг Тито, чтобы вернуть меня. Я никогда не забуду этого поступка. Не ожидал, что менеджмент "Барселоны" поступит так низко".

 

Чтобы понять суть разногласий между президентом "Барсы" Сандро Росселем и Гвардиолой нужно использовать такой термин, как "окружающая среда". Всё, что происходило вокруг, оказало решающее, если не пагубное, влияние. Ведь между тренером и президентом изначально не было никакого прямого конфликта, как нет его в открытом виде и сейчас. Но нельзя отрицать и тот факт, что каждое косвенное действие или поступок каждого из них только увеличивал недопонимание.

 

Первая трещина появилась поразительно быстро. Придя на пост президента, Россель через своего пресс-секретаря высказал недоумение титулом почётного президента у Йохана Кройфа. Дескать, в регламенте такой должности нет, а по факту есть – как так. Было предложено назначить Кройфа просто почётным членом совета директоров, но он сам, спустя несколько дней, пришёл в офис клуба и отдал медаль, которую до этого вместе с титулом почётного президента получил от предшественника Росселя – Жоана Лапорты. Эта ситуация получила неожиданно широкое распространение в прессе и серьёзно беспокоила Гвардиолу, который является не только учеником Кройфа, но его последователем и другом. Да, Пеп всё ещё был счастлив в "Барселоне" и доволен поддержкой Совета Директоров, но первая трещинка в отношениях с Президентом проявилась. Почти незаметная, но всё-таки трещина.

 

Второй конфликт случился после обвинения Росселем Лапорты в огромных немотивированных тратах и долгах, которые тот оставил после своего восьмилетнего срока пребывания в должности. Это было очередное открытое проявление конфликта между двумя президентами команды, и Гвардиола вновь не высказал ничего на публику, но ближайшему окружению признавался, что эта ситуация разрушает атмосферу в "Барселоне" вне зависимости от того, кто является в ней правым и виноватым. В свою очередь пострадавшим, по мнению Пепа, в этой ситуации был именно Лапорта, а также его помощник Рафаэль Юсте. Пусть не учитель Кройфф, но вновь друзья и люди, которые в своё время доверили ему управление основной командой "Барселоны". Вновь никаких публичных комментариев, да. Но Гвардиоле не нравились даже малейшие намёки на эту тему. Вторая трещина.

 

"Между тренером и президентом изначально не было никакого прямого конфликта, как нет его в открытом виде и сейчас..."

 

Тренерская деятельность не мешала Пепу поддерживать отношения и периодически устраивать совместные обеды с Лапортой, Бегиристайном, Кройфом и прочими людьми, к которым Россель относился со значительной долей негатива. Разумеется, все они отвечали ему взаимностью в своих чувствах. Во время одной из встреч Лапорта признался, что суд поддержал обоснованность иска против него и ещё семерых экс-директоров. Через несколько дней, на пресс-конференции после победного матча с "Атлетико" Гвардиола удивил собравшихся журналистов, выступив со страстной защитной речью по поводу своего прежнего руководителя. "Я очень предан прошлому руководству. Они сильно страдают в последнее время, хотя не заслуживают подобного из-за своего значительного вклада в успехи клуба. Я не разбираюсь в законах, но они пришли, когда "Барселона" переживала не лучшие времена, и добились необыкновенного прогресса". Россель, услышав подобное, разумеется, совершенно не обрадовался, о чём сказал Пепу. Тот, в свою очередь, попросил прекратить судебное разбирательство, доказывая, что в "семье" нет места злопамятству, и намекая, что при ином исходе он в клубе оставаться не собирается. Тем не менее, трещина только увеличилась. Усложняло ситуацию и то, что после четырёх лет напряжённой работы Гвардиола действительно чувствовал серьёзное истощение и отсутствие прежней энергии внутри себя. Особенно много нервов тратилось во время многочисленных "Класико" против "Реала" и конфликтов с Моуринью.

 

Сейчас понятно, что нынешнее руководство, даже не вызывая откровенно негативных эмоций, не стало Пепу настолько симпатичным, как в случае с хунтой Лапорты. Сыграл значительную роль и тот факт, что имя сменщика Гвардиолы Россель назвал не на специальной конференции, а тут же, на встрече, посвящённой прощанию с Пепом. Всё это сильно нервировало последнего, и он улетел в Нью-Йорк, полный желания забыться и отдохнуть. Там, в компании семьи и друзей, он продолжал следить за "Барселоной", но многая информация доходила до него в искажённом виде – через Интернет или слухи. Он продолжал искренне злиться на информацию, подобной той, что Пеп и Тито Виланова никогда не пересекались в Нью-Йорке, когда последний приезжал туда на курсы реабилитации. Вся эта ложь изнуряла Гвардиолу, и он считал – ошибочно или нет – что некоторые слухи распространялись самим клубом, при том, что этот метод никогда не практиковался в "Барсе" ранее. Не менее болезненно он реагировал на слухи, связанные со своей персоной, последним из которых было утверждение, что Гвардиола уговаривал отца нападающего Неймара выбрать "Баварию" в качестве будущего клуба, мотивируя это неспособностью Тито управиться одновременно с бразильцем и звездой клуба – Лео Месси. Пеп и его окружение считают, что этот слух распустила сама "Барселона", в то время как каталонцы считают первоисточником президента "Сантоса". Так или иначе, но трещина привела к разрыву. Разрыв привёл к землетрясению.

 

Тони Фриерос, Sport.es

Перевод и адаптация: Пучков Павел, @Sport.ru