Накануне полуфинального матча Кубка России в Санкт-Петербурге @Sport.ru решает привычно удариться в ностальгию и вспомнить тот старый "Анжи", который навсегда останется в памяти болельщиков. Не только российских, но и европейских. Эта команда не забудется хотя бы потому, что была простой и настоящей.

 

Когда-то зеленее были не только деревья, но и дагестанский футбол. Клубные цвета "Анжи" напоминали прежде всего о том, что Дагестан – исторически сложившийся исламский регион. Первый финал Кубка России в третьем тысячелетии останется в памяти не только драматичной развязкой при счёте 0:0 на последней минуте основного времени, но и болельщиками из Махачкалы с многочисленными бело-зелёными баннерами. Но что мы ещё помним о той команде?

 

Мало кто знает, почему уже который год никто в "Анжи" не использует номер 11. Мало кому что-то говорит имя Ибрагима Гасанбекова, и лишь любители статистики могут сухо заметить, что именно этот форвард по сей день является лучшим бомбардиром в недолгой истории махачкалинцев, не сыграв при этом ни единого матча в элитном дивизионе. Почему же так случилось? Талантливого нападающего не сгубили нарушения режима, как это случалось с другими футболистами в суровые девяностые. Он не потерял интерес к футболу подобно Ивану Саенко. Он просто погиб в автокатастрофе за три месяца до тридцатилетия – его "девятка" на полном ходу столкнулась с грузовиком. Просто и нелепо.

 

"Когда-то зеленее были не только деревья, но и дагестанский футбол. Клубные цвета "Анжи" напоминали прежде всего о том, что Дагестан – исторически сложившийся исламский регион"

 

"Марадона из Хасавюрта" был тем единственным человеком, которому так и не смог найти замену возглавивший "Анжи" за полгода до трагедии Гаджи Гаджиев. Изящество пришлось заменять мощью, и хорошо ещё, что спешно подписанный в Сербии Предраг Ранджелович легко прижился в новой команде. По сравнению с прежним идолом балканский гренадёр не умел творить чудеса – он лишь исправно делал свою работу. Забивал много и со вкусом. Правда, первого гола дорогостоящего по меркам первого дивизиона легионера пришлось ждать двенадцать матчей. Путёвка в элиту, впрочем, так или иначе была завоёвана без проблем.

 

В высшей лиге "дагестанское чудо" произвело настоящий фурор. Все привыкли к тому, что первый сезон у дебютанта уходит на притирку к новым условиям, однако максимализм главного тренера и пиковые кондиции лидеров сыграли свою роль. Пожалуй, лучше прочих "Анжи" образца 2000 года олицетворяли двое – Нарвик Сирхаев и Элвер Рахимич. Лезгин и босниец, совершенно непохожие друг на друга как внешностью, так и манерой игры, отыграли все тридцать матчей от звонка до звонка. Опорный хавбек с сухими чертами лица буквально выжигал землю на своей половине поля, а созидатель-левша отвечал за угрозу чужим воротам. Он не только организовывал убойные моменты для дуэта Ранджелович – Будунов, но и сам много забивал (10 мячей в дебютном сезона в элите). Бронзовые медали были бы красивым итогом громкого дебюта, но пасьянс в решающий момент не сошёлся. Дело было не только в отвратительном судействе ростовчанина Ключникова в поединке последнего тура с "Торпедо" (пенальти в ворота Жидкова на третьей добавленной минуте при счёте 1:1 и ещё полдюжины спорных решений забыть трудно) – у махачкалинцев ещё не выработался пресловутый инстинкт убийцы. Они могли великолепно сыграть против кого-то из фаворитов, а затем подарить с барского плеча ничью заведомо более слабому сопернику, как было с "Ротором" и вылетевшим "Ураланом". Но и четвёртое итоговое место настраивало на оптимистичный лад.

 

Год две тысячи первый получился куда более богатым на события. И не только на радостные. Посреди сезона начали разбегаться лидеры. Точнее говоря, термин "разбегаться" будет не совсем верным – их попросту уводили более богатые клубы. Пребывавший, к примеру, в перманентном кризисе ЦСКА забрал Ранджеловича и Рахимича – серб продержится в Москве лишь полгода и быстро пропадёт из поля зрения, а вот босниец со временем станет легендой армейцев. Да и те, кто остался в Махачкале, не всегда могли помочь клубу полноценно. Жизнь Будуна Будунова и вовсе разделилась на "до" и "после", когда он столкнулся со смело бросившимся на перехват Сергеем Перхуном. Вратаря ЦСКА не стало спустя десять дней, а нападающий пропустил концовку сезона, сумев оправиться разве что в физическом плане. Он завершит карьеру через шесть лет, когда станет ясно, что прежнего агрессивного и настойчивого бомбардира больше не будет.

 

"Год две тысячи первый получился куда более богатым на события. И не только на радостные"

 

С точки зрения результата дела тоже шли неладно. Имел место дебют в еврокубках, но УЕФА из соображений безопасности отменила домашний матч против "Рейнджерс", а потом и вовсе приняла соломоново решение – победитель пары определится по итогам одной встречи на нейтральном поле. В Варшаве махачкалинцы почти продержались до овертайма, но редко забивавший Берт Контерман за пять минут до финального свистка оставил не у дел Жидкова дальним ударом после розыгрыша штрафного. Вылета из премьер-лиги удалось избежать чудом – после рокового матча с ЦСКА дагестанцы в оставшихся восьми турах набрали пять очков, опередив в итоге вылетевший "Факел" на четыре пункта. Лишь в кубке команде до поры сопутствовал успех. Одолев на пути к финалу скромный "Оазис" из Ярцево, а затем и более именитых армейцев, торпедовцев и самарцев, махачкалинцы повели в счёте в компенсированное время и в решающей встрече. Но на гол Нарвика Сирхаева столь же быстро ответил Заза Джанашия, а в серии пенальти "железнодорожники" вытащили счастливый билет.

 

Сезон-2002 стал сплошным разочарованием. Сирхаев оказался в "Локо", а потерю мозгового центра даже возвращение на тренерский мостик Гаджиева не могло компенсировать. Из-за хронических проблем в атаке "Анжи" финишировал пятнадцатым в трёх очках от спасительного четырнадцатого места, после чего на семь лет пропал из элитного дивизиона. Впрочем, это уже совсем другая история…

 

Иван Манчев, @Sport.ru

 

Материалы по теме:

 

"Анжи" – "Рубин". Историческая победа

 

"Зенит" - "Анжи". For Your Eyes Only