Блог Сергея Фролова

На днях Джеймс Тони по прозвищу "Тушите свет" предложил Бернарду Хопкинсу встретиться в очном бою в следующих выражениях: "Этот бездарь должен был встречаться со мной в "крузерах" ещё много лет назад, но тогда он убежал от меня. Сейчас ему нужны большие бои с настоящими легендами, так вот он я. Хватит вести себя как девка, выходи на ринг и получи свой нокаут". Восхитившись орфографией и синтаксисом бывшего уличного торговца наркотиками и экс-чемпиона в двух весах, я задумался о том, почему боксёры так любят работать языком.

В заявлении Тони нет ничего чересчур оскорбительного, но оно прекрасно иллюстрирует методы агитации в нынешнем боксе. Словесные поединки между боксерами сейчас — неотъемлемая часть шоу, особенного в больших и титульных боях. Бывают исключения вроде недавней встречи Мэнни Пакиао и Рикки Хаттона. Филиппинец чётко говорил о том, что работа есть работа и ничего лично к британскому боксёру он не имеет. Но то маленькие веса, бойцы там и техникой побогаче, и скоростью, за тяжёлыми тренировками не остаётся времени на словесную чепуху.

Другое дело — тяжеловесы. Самая популярная в мире весовая категория всегда имела особое значение, отчего нередко накалялись страсти. Специфика заключалась в том, что в ХХ веке бокс был необычайно популярен среди широких слоёв американского населения, а ведь именно Соединенные Штаты являлись безусловным боксёрским центром мира. Чемпион в тяжёлом весе был одним из главных людей стране, "вторым после Президента". Легендарные чемпионы часто имели не только спортивную, но и общественную значимость. Например, Джо Луис выполнил миссию всего государства, когда победил немца из тогдашней фашистской Германии Макса Шмелинга. Последующие долгие годы его чемпионства имели не меньшее значение для отношений между белыми и чернокожими, ведь в Америке процветали расизм и сегрегация. Но в 40-е гг. деятельность боксёров все-таки ограничивалась рингом и Джо Луис был не более, чем символом.

Спокойная и боевая атмосфера хэвивейта буквально исчезла с появлением на ринге Мухаммеда Али. Юный Кассиус Клей ворвался с степенный ряд чемпионов и полностью изменил представления о том, как боксёр может относиться к соперникам и к окружающему миру вообще. Он ввёл практику изощрённых оскорблений соперников в прессе. Сонни Листона он честил "уродливым медведем", Флойда Паттерсона "дядей Томом" и "жалким белым ниггером". Его поведение было не просто скандальным — он вызывал жутчайшую неприязнь среди консервативных слоёв населения. Однако, уникальность Али была в том, что он не только кричал, но и выполнял все хвастливые обещания. Если он собирался уничтожить соперника — он его уничтожал независимо ни от чего. Он заставил публику полюбить себя, кричащего и хвастливого, потому что был гением, а гениальность не может не вызывать восторга.

Али был выдающимся спортсменом, но он раз и навсегда изменил понимание чемпиона в тяжелом весе для простых американских граждан. Он не был и не хотел быть кумиром нации, он не являлся всеобщим любимцем, а первые годы чемпионства к нему относились более чем сдержанно, потому что боксёр был членом радикальной исламской секты "Нация ислама". Мухаммед Али вошёл в мировую и спортивную историю как великий человек, борец за права чернокожих и толерантность, но как чемпион по боксу он не был тем парнем, который просто лучше всех дерётся на потеху публике. После Али тяжёлый вес уже не мог иметь такой статус, как раньше. Времена изменились, американская нация больше не боготворила чемпионов, а профессиональный бокс в глазах массового зрителя уступил место другим видам спорта — американскому футболу, баскетболу, хоккею.

Практика пресс-конференций в "стиле Али" в последующие годы получила развитие — словесные перепалки на грани и за гранью фола стали повсеместной вещью. Этому также способствовала коммерциализация бокса — бои стали приносить бешеные деньги и ради пиара бойцы нагнетали атмосферу на пресс-конференциях, дабы больше народу посмотрело бой на Pay-Per-View. Знаменитый Майк Тайсон так пристрастился к громким словам, что даже перед последним своим боем, будучи бледной тенью самого себя в лучшие годы, обещал выпотрошить оппонента Брайана Макбрайда как рыбу. Вспоминать, что последовало затем в ринге, не буду, дабы не сыпать соль на раны многочисленных фанатов "Железного Майка".

Из свежих же примеров первым в голову приходит Дэвид Хэй. Вот уж кто достойный последователь Али и Тайсона в части потрепаться — его бесконечные эскапады в адрес братьев Кличко настолько взбесили младшего Владимира, что он впервые в карьере собирается не победить соперника, а заставить его мучаться. Ну да это проблемы Хэя, хотя очень интересно будет послушать его оправдания после поражения 20 июня в Гельзенкирхене. А вероятность этого поражения очень даже высока.

"Говорливые" бойцы есть, это часть их имиджа. Но профессиональный бокс по-прежнему остаётся спортом и здесь всё определяет результат. Если за предматчевой болтовнёй следует яркий успех, значит вызывающее поведение было оправдано. Если боксёр "распушил хвост" и безвольно упал в первых раундах, то его же репутации хуже — пустозвонов мало кто любит. Правда, если боксёра зовут Джеймс Тони, то результат теряет смысл, ведь "Туши свет" с соперниками не ругается, просто так привык разговаривать. А в ринге он уже всем всё доказал.

Сергей Фролов, Sport.ru