Sport.ru / Бокс. Российский боксёр-профессионал Сергей Ковалёв близок к завоеванию звания абсолютного чемпиона мира по версиям всех четырёх престижных организаций. В начале ноября он провёл объединительный поединок с легендой бокса американцем Бернардом Хопкинсом, в котором одержал убедительную победу. Теперь в его активе пояса WBA, WBO, IBF в весовой категории до 79,4 кг, не хватает лишь титула WBC, который принадлежит канадцу Адонису Стивенсону. В интервью "Р-Спорт" Сергей рассказал о своём желании провести бой в России и планах на будущее.

— Ваш бой с Хопкинсом стал, конечно, главным в карьере? Прокручиваете ли в голове до сих пор какие-то отдельные эпизоды?

— Да, безусловно, на сегодня это был один из самых важных моих боев. Во-первых, против кого я боксировал, Хопкинс — легенда бокса. Во-вторых, на кону стояла три титула, цена поражения была очень высока. Поэтому для меня был очень важен этот бой, конечно, самый важный в карьере.

— Удивились, что Хопкинс достоял?

— Да, честно говоря, был удивлен его стойкости, крепости, надо отдать ему должное. Мы обменялись любезностями после боя, он много обо мне хорошего наговорил на пресс-конференции. Признал меня настоящим чемпионом и пожелал дальнейших завоеваний, пожелал добиться титула абсолютного чемпиона мира — чтобы я забрал ещё и четвёртый пояс. Он так выразился: я проиграл не своему возрасту, я проиграл Ковалёву, и Ковалёв — это надолго. Теперь меня это ещё больше мотивирует и заставляет оправдать его слова, его надежды. То есть на меня тоже определенная ответственность накладывается.

— Как считаете, после такого поражения стоит ли Хопкинсу продолжать карьеру? 

— Это, конечно, решать ему. Я говорил до боя, что постараюсь завершить карьеру Бернарда Хопкинса, так как он сам не может решиться это сделать. Но на самом деле тяжело взять и закончить то дело, которым занимаешься всю сознательную жизнь. У кого-то бокс — это хобби, образ жизни, а у кого-то — вся жизнь. Поэтому взять и оставить всё очень тяжело, на это надо много сил. Я уверен, что каждый боксёр работает в ринге так, как позволяет его соперник. То есть скажем, если Бернард выйдет против того же Стивенсона, он его просто разберет как школьника. А со мной не мог ничего сделать — потому что я превосходил его в тактическом плане, в мышлении в ринге. 

У Бернарда есть большой потенциал. В бою со мной он показал характер и стойкость. Так что если у него есть желание остаться… Хотя я знаю, что в субботу мы отбоксировали, а в понедельник уже он был в тренировочном зале, работал. Это образ его жизни, так что завяжет ли он и как скоро — никто не знает.

— Большинство боёв вы провели в США, нет ли желания выйти на ринг в России в ближайшее время? 

— Желание есть и огромное. Боксировать в России, конечно, хочу. Возможно, это будет в следующем году. Все зависит от предложений. А так — в любой стране, в любом городе и с любым соперником. Главное, чтобы было за что боксировать и для чего. Ведь все мы понимаем, для чего мы в боксе — опасном виде спорта, где можно стать жертвой любого пропущенного удара.

— Есть ли какая-то ясность со следующим боем? Если не по сопернику, то, может, по времени — когда примерно он состоится?

— Точной конкретики нет, но примерно это будет в конце февраля — начале марта. Скорее, следующей весной. По сопернику тоже пока ничего не буду говорить, конкретики нет, всё меняется.