Британский боксёр Амир Хан в свои 27 лет считается ветераном профессионального ринга, но вряд ли его стоит считать "подбитым лётчиком". @Sport.ru расскажет о том, почему Хан все ещё надеется встретиться с Майвезером или Пакьяо, пусть не в этом году, но в следующем…

 

"Мой нос немного искривился, но только я могу сказать, насколько это плохо", - говорит Амир Хан, когда печально улыбаясь, вспоминает, как девять лет назад этим летом он дебютировал на профессиональном боксёрском ринге. Хан хитро щурится, как будто он не может понять сколь много он пережил с тех пор как вступил в ряды профессиональных боксёров, будучи серебряным призёром Олимпийских Игр и сенсационным подростком в 2005 году.

"Так много всего прошло с тех пор", - говорит он. "Я возвращался после поражений и выигрывал мировые титулы, я боксировал в Британии и Америке, выиграл Бой Года и поднялся на три весовые категории. Я достиг многого, но мне всё ещё 27 лет и я чувствую себя свежим, что удивительно, если вспомнить всеете жестокие бои, которые позади и годы тяжёлых тренировок. Я в боксе с восьмилетнего возраста, а это долгое время для того, чтобы принимать удары изо дня в день".

Хан интересный и красноречивый собеседник и, как и большинство боксёров, он предпочитает искреннюю беседу интервью формата "вопрос-ответ", так как ему действительно есть, что сказать и о чём рассказать. Редко в ком среди боксёров можно встретить такую откровенность, как у Хана. "Я в спорте, где один удар может изменить всю вашу жизнь", - говорит он, пристально вглядываясь в свой спортзал в Болтоне. "Я понимаю, почему моя мама и жена не могут смотреть мои бои. Там очень много крови, много боли. Я боец, но я считаю, что это действительно трудно смотреть – я сам не могу спокойно наблюдать за боями моего младшего брата (Харун – непобедимый боксёр в супер-наилегчайшем весе с профессиональной записью 5-0), потому что нет ничего, чем я могу помочь. Всё это, наверное, становится адом для нашей мамы".

Хан интересный и красноречивый собеседник и, как и большинство боксёров, он предпочитает искреннюю беседу интервью формата "вопрос-ответ", так как ему действительно есть, что сказать и о чём рассказать

Хан считает, что его темные последствия бокса коснулись ли по касательной. "Я всё ещё могу читать и писать", - язвительно замечает он и это заметно, так как в последние годы Хан стал более мудрым боксёром, научившись более клиническому и рациональному стилю ведения боя. Он пропустил меньше ударов чем обычно, но трижды послал в нокдаун Луиса Кольясо в последнем бою в Лас-Вегасе, три месяца назад и не поддался искушению выкладываться слишком сильно в своём первом бою в полусреднем весе.

Сейчас, сразу после Рамадана, Хан находится в отражающем настроении. Его умелые действия против Кольясо принесли заслуженные аплодисменты, но он потерял шанс побороться с Флойдом Майвезером или Манни Пакьяо уже в этом году. С другой стороны, он стал менее привлекательным вариантом для бойцов, которые предпочли бы встретиться со стареющей знаменитостью  - уязвимым "большим" боксёром. "Они пользуются этим", - говорит Хан, который всегда был привлекательным боксёром для телевизионщиков США за свой бесшабашный стиль. "Я всё ещё был немного азартен в бою против Кольясо, но те времена, когда я готов был развлекать публику, даже ценой собственных ошибок, прошли. У меня есть навыки, есть блоки, есть желание стать воином на войне. Я слишком часто попадался на своем желании побеждать красиво, чтобы сейчас в 27 лет продолжать быть таким как в молодости. Я буду таким же смелым, мои ноги всё так же быстры, но голова теперь работает по-другому".

Ранее, в этом году, Хан был убеждён, что он столкнётся с Майвезером, но американец решил драться с Маркосом Майданой – жёстким аргентинцем, которого Амир победил в 2010 году. Это должна была быть рутинная победа Майвезера, но Майдана испугал всех. После того как он победил Кольясо на той же сцене, где дрались Майвезер и Майдана, Хан остался за кулисами и смотрел бой по телевизору.

Верит ли Хан, что печально известный своей хитростью Майвезер выполнил своё обещание и в конечно счёте встретится с ним? "Я надеюсь на это, но я не уверен", - вздыхает Хан.

"В течение первых пяти раундов я был шокирован. Я ожидал увидеть лёгкую победу Майвезера, но стили делают бои… Майдана настолько сильно давил на Флойда, что у него не было пространства для своих коронных ударов. У вас будут проблемы с Майданой, если вы будете драться стоя – Флойд выиграл, но это было нелегко. Если бы я дрался с Флойдом в тот день, это, возможно, была бы другая история, потому, что я намного быстрее Маркоса. Это была странная ночь, потому что Майвезер не был похож на самого себя. Может быть время догоняет его или же он имел личные проблемы – кто знает".

Верит ли Хан, что печально известный своей хитростью Майвезер выполнил своё обещание и в конечно счёте встретится с ним? "Я надеюсь на это, но я не уверен", - вздыхает Хан. "Это сложный вопрос. Я знаю, что он нуждается во мне, чтобы получить бой с действительно большими гонорарами  и деньги – главная мотивация для него. Это должно подталкивать его к бою, так как мы с ним может заработать гораздо больше денег, чем он с Майданой. Я известен в Британии, Дубаи, Азии и местах, где даже Флойд не так известен, как ему бы хотелось".

Майдана получил матч-реванш 13 сентября и Хан всё ещё остается сторонним наблюдателем боев Майвезера, стремясь показаться положительным. "У Флойда был тяжёлый бой в последний раз и матч-реванш может быть таким же жёстким. Так что это мне на руку – когда мы встретимся, я буду свежее. Я знаю что Флойд хочет достичь отметки в 50 побед (сейчас у него – 46-0) и, возможно, юбилейный бой он проведёт именно со мной".

Окончание следует...

Сергей Бабарика, по материалам The Guardian