Sport.ru/Биатлон. Новый президент Союза биатлонистов России Виктор Майгуров рассказал, как собирается решать финансовые проблемы организации.

— Долги перед сотрудниками СБР остаются. Ещё один месяц ожиданий, связанный с перерегистрацией, может привести к приостановке деятельности организации или все будет работать?

— Естественно, все продолжит работать. Со стороны сотрудников есть доверие, не думаю, что у нас возникнут демарши в связи с задолженностью по зарплате. Люди с пониманием относятся к ситуации. Слава богу, у нас хороший коллектив.

— У СБР ведь есть и другие долги.

— Выплаты по налогам, перед поставщиками, не выплачены ещё премиальные спортсменам за сезон на основании заключенных соглашений. Естественно, мы возьмем на себя обязательства прошлого руководства и будем решать эти вопросы.

— О контрактах со спортсменами. Перед прошлым сезоном история с их подписанием обернулась скандалом. В следующий раз такого не произойдёт?

— Уверен, что такого не повторится. Лично буду этим заниматься, я знаю, как выстроить диалог со спортсменами.

— Попечительский совет, который призван помочь решить финансовые проблемы, будет создан через месяц-два, верно?

— Правление сначала должно утвердить положение о попечительском совете, но эти процессы могут идти параллельно. Я уже неоднократно говорил, что Владимир Якушев не собирается бросать биатлон. Напротив, он собирается всячески поддерживать его. Этот совет будет серьёзным подспорьем при формировании нашего бюджета.

Но я не надеюсь исключительно на него, поскольку ставлю перед собой задачу работать в направлении привлечения спонсоров и партнёров.

— Сколько времени отводите себе на устранение финансовых проблем?

— Уже через три месяца будут видны шаги, которые мы планируем сделать. На конференции я отметил, что уже через год можно будет дать оценку тем заявлениям, которые я сделал с трибуны. От них я отказываться не намерен.

Чтобы нормально функционировать, СБР нужен бюджет размером в 200 миллионов рублей в год. Правильно?

— Есть бюджет выживания, который равен 60−70 миллионам. 200 миллионов — бюджет развития, который позволит не стоять на месте, а реализовывать программу развития биатлона в России, о которой я говорил на конференции. Без наших регионов у нас не будет ни сборной команды, ни вида спорта. Считаю, что основная задача нашей общероссийской организации — развитие биатлона в стране, а не сборная команда. При этом, естественно, я не буду наблюдать за происходящим в сборной со стороны, планирую уделять ей ровно столько времени, сколько нужно.

Полномочиями по руководству национальной команды будут наделены главный тренер, старший тренер, начальники команд, Реагировать на каждый чих вроде пробитого колеса у автобуса я не планирую.

Если говорить о наполнении бюджета СБР, то Михаил Прохоров будет участвовать в этом по старой дружбе?

— Честно говоря, мы с ним об этом не говорили, но почему бы и нет? У меня, да и у других членов правления есть мысли по вопросу привлечения средств, более конкретно на эту тему можно будет поговорить через месяц.

— Вы говорили про развитие биатлона в регионах. Известно, что Россия во много раз опережает европейские страны по числу занимающихся биатлоном и по количеству тренеров. Получается, проблема не в количестве, а в качестве? В той же Франции тренеров в десятки раз меньше.

— Да, насколько я знаю, в биатлоне там работает всего 19 тренеров, а результат во много раз лучше. Но что они делают? С помощью тренеров сборной они создают программу подготовки для всех возрастов, они транслируют её в регионы Франции, где развивается биатлон, и четко отслеживают её результаты.

Конечно, учитывая территорию России, сделать это у нас гораздо сложнее, но рекомендовать пойти по этому пути можно. У нас много грамотных тренеров, в том числе молодых. На днях, к примеру, я разговаривал с Максимом Максимовым, который теперь работает в мужской сборной вместе с Юрием Каминским. Он отметил, что его приход дал сборной много нового. И такие новшества нужно консолидировать и предлагать регионам. Чтобы они не сами выдумывали, какую бы тренировку провести, а четко следовали рекомендациям по предсезонной подготовке. Тогда и им будет проще тренироваться, и мы будем понимать, что делают спортсмены в регионах. С каким багажом они приходят в юниорский возраст и после — во взрослую команду.

Ни для кого не секрет, что многие спортсмены в 20 лет уже заканчивают карьеру. Те, кто меня обыгрывал в 15 лет, через пять лет уже заканчивали. Мне же удалось добегать до 35 благодаря грамотному подходу к тренировкам. Мы неоднократно говорим о том, что подготовку спортсмена нельзя форсировать, но с другой стороны, тренеры работают за зарплату, и надбавку к ней они получают за результаты, показанные юными воспитанниками. На мой взгляд, это неверная методика, поскольку, если выхолащивать спортсменов в юношеском возрасте, мало кто из них будет выступать на взрослом уровне.

Поэтому мы должны быть в тесном контакте с регионами и в методическом плане помогать им. Они могут не принять это, но оставаться в стороне и закрывать глаза на то, что там происходит, неправильно.

Президент IBU позитивно воспринял победу Майгурова на выборах главы СБР