Случилось то, чего так долго ждали любители баскетбола – Патрик Беверли наконец-то дозрел до возвращения в Америку в статусе не мальчика, но мужа. @Sport.ru с почестями провожает одного из лучших игроков ПБЛ последних лет на родину, надеясь, что он добьётся того, к чему всегда стремился.

 

Всегда приятно вспоминать былые времена, сидя у камина с чашкой кофе или бокалом вина в руках. Приятнее всего вспоминать о том, как происходило чудо, как раскрывался запредельный талант. История Патрика Беверли – именно из этой серии.

 

Он приехал в Европу в статусе очередного безымянного американского студента, подавшегося на заработки. Более того, место, куда подался защитник, Европой можно было назвать лишь с огромной долей условности. Украинский баскетбол в то время раздирали дикие противоречия. Одни настаивали на том, что без лимита на легионеров можно и нужно играть, другие требовали ввести в регламент пункт, обязывающий держать на площадке как минимум одного украинца все сорок минут. Это привело к расколу чемпионата на две лиги – Суперлигу под крылом ФБУ и практически независимую УБЛ. Со временем окажется, что принципиальности здесь места нет, и один из якобы инициаторов отпочкования станет левой рукой Александра Волкова и потащит остальных обратно к общему очагу. Но это повод совсем для другого разговора.

 

"Приятнее всего вспоминать о том, как происходило чудо, как раскрывался запредельный талант. История Патрика Беверли – именно из этой серии"

 

Что представлял собой среднестатистический клуб УБЛ? Скромный зал максимум на полторы тысячи мест, возрождённый зрительский интерес, особенно там, где большого баскетбола не было давно (Запорожье, Днепродзержинск, Ивано-Франковск, Симферополь), дотации от Игоря Коломойского сотоварищи, а в некоторых случаях ещё и набор талантливых молодых баскетболистов. С другой стороны, чемпионат по меркам ФИБА и УЛЕБ был совершенно нелегитимен, и даже получившие внушительную дисквалификацию за употребление допинга игроки вроде Джеррода Хендерсона могли спокойно сунуться сюда и скоротать время в игре, пока официальное отлучение закончится. Ни о каких путёвках в еврокубки речь, естественно, не шла, а ФБУ в придачу издала указ, запрещающий игрокам сборной Украины переходить в клубы УБЛ. Указ этот начал усиленно игнорироваться уже спустя пару месяцев, но факт остаётся фактом.

 

Именно в такую обстановку и попал Беверли. Небольшой спорткомплекс "Мегарон", который в девичестве был не баскетбольным, а очень даже теннисным, охотно заполнялся, чтобы посмотреть на "американское чудо". В самом деле, это был прецедент. Раньше в Украину, как и в Россию, ехали "измученные нарзаном" ветераны или не оправдавшие надежд персонажи вроде Кёртиса МакКентса. А тут талантливый молодой баскетболист из далеко не слабого университета (в "Арканзасе" вместе с Патриком тогда играли Сонни Уимс и Стивен Хилл), который в силу дефицита трудолюбивых шестифутеров через год-другой мог даже уйти в конце первого раунда на драфте, решил махнуть непонятно куда. Спустя несколько лет станет ясно, что это решение было судьбоносным.

 

Сезон в Днепропетровске дал Беверли то, чего наверняка не смог бы дать "Арканзас", где Патрик был всего лишь третьей-четвёртой опцией в атаке и подносчиком снарядов. Лидерские качества в американце, что называется, на ходу воспитывали соперники, которые не щадили легионера и "награждали" его грубыми фолами. С одной оговоркой – если успевали догнать и воспрепятствовать броску. В команде, где не было тренера, способного нарисовать на планшете элементарный пик-энд-ролл, легионеры наряду с ведущими украинскими игроками были предоставлены сами себе. Ни о какой комбинационной игре и речи идти не могло, если уж Беверли был лучшим ассистентом "Днепра", не делая за игру и четырёх передач.

 

В какой-то момент он стал слишком узнаваемым в Днепропетровске. В городе, для которого изобилие африканских студентов в последние лет пятнадцать стало нормой, Патрик не смог слиться с толпой. Да и не пытался, охотно раздавая автографы даже в очередях у касс супермаркетов. Истинных любителей баскетбола тут было немного – всего-то тысячи три-четыре из миллиона населения, но своего кумира они узнавали быстро. Позже удивительную коммуникабельность Беверли отметят и питерские болельщики.

 

Первый этап европейской карьеры закончился слишком сумбурно. Привезённый в январе Дейвин Грин приехал зарабатывать деньги, а не играть в баскетбол, и потому статистика Беверли существенно упала. Экс-форвард "Лейкерс" внушил сам себе, что он царь и бог, но дар убеждения оказался настолько сильным, что даже спустя три года в Софии Грин продолжает плевать на партнёров по команде с высокой колокольни, делать по пять-шесть потерь за матч и практически не выпускать мяч из рук в четвёртой четверти, пока тренер не усадит его на скамейку. Неудивительно, что считавшийся одним из фаворитов сезона "Днепр" не сумел пройти даже первый раунд плей-офф, и под горячую руку из-за одного дуралея попали все легионеры, выставленные из клуба, что называется, "без выходного пособия".

 

Последним действительно ярким моментом украинской карьеры стала победа в данк-контесте на Звёздном Уик-Энде. Собственно говоря, ничего выдающегося Патрик не сделал – первое место и максимальную сумму баллов ему принёс прыжок через Григория Хижняка, такую себе украинскую версию Шакила О'Нила (особенно если судить по умению повеселить публику). Дальше было первое и последнее звание игрока месяца в УБЛ, а затем – полоса сплошных разочарований…

 

Следующие двенадцать месяцев прошли для американца великолепно с финансовой точки зрения, но не с игровой. На драфте-2009 его в середине второго раунда выбрали "Лейкерс", но тут же спихнули права на Патрика Пэту Райли. Лишний защитник боссу "Майами" пока был не нужен, и Беверли со спокойной душой уехал в Грецию, где в качестве одиннадцатого-двенадцатого игрока ротации заработал семизначную сумму в долларах и символически поучаствовал в финале четырёх Евролиги. Было ясно одно – настало время для шага вперёд.

 

Но в летнем лагере "Майами" всё пошло не так. Проблема, которая мастерски скрывалась специфической манерой игры, вдруг обнажилась – команде был нужен не слэшер с навыками аутсайд-стоппера, а эдакий клон Марио Чалмерса, который во время атаки практически не будет пересекать линию трёхочкового броска и периодически постреливать из-за дуги. Вот тут-то и была зарыта собака: в контрольных матчах Беверли из трёх десятков дальних попыток не реализовал ни одной (!!!), но многих это не удивило. Его главным хлебом были скоростные проходы и броски метров с четырёх-пяти с отклонением, а над трёхочковыми он никогда особо и не работал. Вариантов дальнейшего развития событий было два: остаться на родине, прозябая в D-Лиге за 25 тысяч долларов в год или вернуться в Старый Свет…

 

"Проблема, которая мастерски скрывалась специфической манерой игры, вдруг обнажилась – над трёхочковыми Беверли никогда особо и не работал"

 

Два с лишним года в "Спартаке" для Беверли в итоге прошли недаром. Цви Шерф в лучших традициях восточных мудрецов научил юношу спокойствию и размеренности действий. Действительно, не обязательно мчаться на всех парах к кольцу, если хочешь разогнать атаку – можно идти пешком, но при этом хорошо видеть площадку и быть готовым к принятию неожиданных решений. Позже израильтянина на тренерском мостике сменил Юре Здовц, устранивший последний недостаток в игре Патрика. Тот, кто видел хотя бы пару матчей "Спартака" в нынешнем сезоне, не сможет не согласиться – трёхочковый бросок стал в арсенале лидера питерцев чуть ли не главным оружием. Причём в ход это оружие зачастую идёт во второй половине встречи. О том, что защитник-шестифутер является одним из лучших подбирающих в команде, и говорить нечего – так было ещё во времена учёбы в "Арканзасе".

 

Единственной мечтой, которая пока не сбылась и вряд ли сбудется, остаётся выступление за национальную сборную. С американской командой U19 Беверли уже становился серебряным призёром чемпионата мира, но в главную команду страны пробиться непросто, даже будучи хорошим игроком (особенно, если у тебя нету на руках восьмизначного рекламного контракта с каким-нибудь раскрученным брендом). А разговоры о натурализации в России так и остались разговорами. Хотя возвращение к рассмотрению этого вопроса возможно, чем чёрт не шутит! Пытались же ведь когда-то натурализовать Дорона Перкинса, выступавшего тогда за "Маккаби" и к России вообще отношения не имевшего. А Беверли за два года стал практически своим в доску парнем.

 

Остаётся лишь пожелать Патрику удачи. Хотелось бы, чтобы список покорённых вершин не заканчивался закреплением в составе "Хьюстона". Дорогу, как известно, осилит идущий, а Беверли за четыре с половиной года профессиональной карьеры проделал путь, дающий повод по-хорошему позавидовать.

 

Иван Манчев, @Sport.ru