В эти выходные завершается гоночная карьера самого успешного пилота ДТМ. В специальном интервью немецкой прессе Бернд Шнайдер, пятикратный чемпион серии, рассказывает о карьере, планах и причинах, побудивших его принять это непростое решение...

 

- Если позволите, начнём с интересующего многих вопроса. Вы, ведь, не просто так при крещении получили имя Бернд?  

 

- Я родился в 1964. Тогда шла реконструкция шоссе Дармштадт-Франкфурт, и мой отец работал там. Мои родители обдумывали все варианты, как назвать будущее чадо. Однажды отец вернулся со стройплощадки и сказал, что он был у мемориального камня в честь Бернда Роземайера. “Если родится мальчик, то назовём его Бернд”, - без сомнений заявил отец. Вот и вся история.  

 

Тим,Людвиг,Шнайдер. 1992- В Вашем детстве Вы проявляли признаки будущего чемпиона?

 

- Да, у меня и впрямь бензин в крови. В три года уже я сидел на коленях у отца и управлял машиной. Два года спустя я уже требовал карт, потому что увидел однажды у одно мальчишки эту машину. И она была куда круче моего педального автомобиля. К счастью, мне удалось уговорить отца, и на шестой день рожденья я получил заветный подарок. Вот так всё начиналось.

 

- Каковы были Ваши первые шаги в автоспорте?

 

- У нас в Саарланде в то время не было карт-клуба. Даже и трассы-то не было. Сначала я гонял по двору, но к восьми годам понял, что для меня это не достаточно быстро. Мне уже нужен был настоящий гоночный карт. И опять отец пошёл мне навстречу, и мы поехали в Вальдорф, что совсем рядом с Хоккенхаймом. Там я проехал первые круги на самом настоящем картодроме. Следующие два года мы разъезжали по самым разным трассам, и каждая поездка превращалась в пытку – ближайший картодром был в 150 километрах от дома.

 

- Когда Вы впервые поучаствовали в гонке?

 

В те времена не было юниорских категорий, поэтому к гонкам допускали только с 14 лет. Следовательно, мне нужно было ждать ещё два года. Но вновь спасибо отцу. Он что-то подправил в бумагах, и я смог выйти на трассу. Это было просто невероятно. Одно дело ездить в одиночку. Участвовать в гонкахсовсем другое.

 

- Затем увлечение переросло во что-то большее?

 

- В 1976 я провёл первый полный сезон. Конечно, я хотел побеждать в каждой гонке, но и, приехав на подиум, не очень расстраивался. Не будем забывать, я был самым маленьким из участников, благодаря хитрости отца. В 1977 мне уже требовался квалифицированный помощник, чтобы настраивать карт. Но настройщики были только у тех, кто боролся за титул. Это было трудное время. У отца дела тоже не ладились, что добавляло проблем, ведь, за выступления мы платили сами. Давление на меня нарастало. Но, к счастью, в следующем году у меня появился тренер, Норберт Брюккнер, который родом был из соседнего селения. Конечно, главным для меня было то, что он был вице-чемпионом по картингу. Это был настоящий импульс для карьеры. В юниорском чемпионате Мира я занял пятое место. Это был невероятный, познавательный год.

 

Интерсеря, Шнайдер, 1991- Перенесёмся немного вперёд. Вы вместе с “Цакшпидом” пришли в Ф-1. Но всё пошло наперекосяк. Почему?

 

- В те времена в гонках участвовало гораздо больше машин, чем сейчас. Приходилось проходить предквалификацию, чтобы участвовать в последующих соревнованиях уик-энда. Там были очень плотные сражения за место под солнцем. Давайте не будем докапываться, команда ли, машина или я стали виной этой неудаче. Просто в конце дня мы были недостаточно хороши, чтобы достичь цели. Для меня это было очень трудно. Но в то же время, я многому научился. Мне удалось поработать с такими известными людьми, как Густав Брюнер, отличным конструктором. Конечно, в 24 года трудно сообразить, на сколько это особенно. Ты просто набрасываешься на очередную неприятность и не видишь ничего дальше собственного носа. Теперь я понимаю, те дни сформировали моё будущее, несмотря на все неудачи.

 

- Затем Вам пришлось отказаться от Ф-1 и сконцентрироваться на гонках легковых машин.

 

До сих пор это я вспоминаю в ярких красках. Свою первую гонку с крышей над головой я провёл в 1985 году в Хараме. У машины мощность была намного большая, чем у того, на чём я до этого ездил. Мне поначалу было не совсем удобно за рулём легковой машины. Собственно, в той гонке я и круга не проехал. Мой напарник по экипажу, Вальтер Мертес провёл только час на трассе, прежде чем машина сломалась. Конечно, хорошо помню первую гонку в ДТМ. Это был Золдер 1986. Вместе с Франком Била и Мануэлем Ройтером мы выступали за юниорскую команду “Форда”.

 

- Но помимо выступлений в ДТМ Вам удавалось и в других гонках участвовать?

 

В 1987 я провёл почти полный сезон в ДТМ, за исключением двух этапов. В том же году я участвовал и в нескольких этапах Ф-3. Воскресенья выдавались иногда очень насыщенными. Разминка в ДТМ в 10 утра, гонка Ф-3 в 11, после полудня два заезда ДТМ. В тот год мне удалось выиграть семь из восьми гонок Ф-3 и стать чемпионом.

 

- Немного напряжённо. Современные молодые пилоты вряд ли бы согласились на такой график.

 

Да, это было иногда просто за гранью. Но мне нужно было, разрешено было и, главное, хотелось, участвовать в гонках. Я уже тогда зарабатывал кое-какие деньги в ДТМ и тут же тратил на выступления в Ф-3.

 

- И затем Вы приняли приглашение “Мерседес-Бенц” и до сих пор остаётесь в этой команде.  

 

Я человек практичный. “Мерседес” и “АМГ” были самым разумным выбором. Здесь я всегда ощущал и сейчас ощущаю частью семьи. Я никогда не задумывался о том, чтобы уйти, хотя предложения интересные были, не скрою. 

 

- Как Вы можете объяснить успешные выступления на протяжении такой долгой карьеры?

 

Сказать по правде, я и сам не знаю. Должно быть, это такая комбинация “АМГ/ХВА” и Бернда Шнайдера. Мы всегда выигрывали и проигрывали вместе. Мне повезло стать частью команды, которая может выигрывать гонки и бороться за чемпионство. В любом сезоне команда предоставляла в моё распоряжение автомобиль, который мог сражаться за победы. Мне только оставалось бороться с коллегами по команде. Я часто в этом преуспевал. Но были пилоты, кто меня обыгрывал. Например, Клаус Людвиг два раза опередил меня в погоне за титулом.  

 

- Что Вы можете назвать самым ярким моментом Вашей карьеры?

 

Слава Богу, у меня была очень длинная карьера, и в ней было достаточно успехов. Так что я не могу что-то выделить особо. Я не могу до сих пор поверить, что это всё случилось именно со мной наяву. У меня в жизни было много чудесных мгновений, не только в ДТМ. Я стал чемпионом Мира по картингу, и это особое воспоминание для меня. Каждый чемпионат содержал в себе что-то особенное. Конечно, больше запомнились те, которые я выиграл. Я единственный чемпион в истории ДТМ, кому удалось защитить свой титул. Но и титул 2006 года особо дорог для меня, ведь, тогда все списали меня со счетов. Я не могу выделить какой-то год или, тем более, гонку. Это было отличное время, которое я провёл с удовольствием.

 

- С чем связаны Ваши самые неприятные воспоминания?

 

- Это было в 1997, когда “Альфа Ромео” и “Опель” отказались выставлять машины, и стало ясно, что это финал для ДТМ. Мы достигли многого в ДТМ, и это было замечательное время. И вдруг всё внезапно исчезло. Тогда я еще не знал, что после этого нам предстоит феноменальное выступление в ФИА ГТ. Там я выиграл титул в 1997. И конечно, после тяжёлых минут всегда наступают радостные. В 2000 году ДТМ возобновился, и мне приятно было возвратиться сюда.

 

 

Бернд Шнайдер, 2006- Что же заставило Вас уйти?

 

Вообще, я много размышлял уже некоторое время над тем, когда лучше уйти.  После гонки в Ле-Мане я поговорил со спортивным шефом “Мерседеса”, Норбертом Хаугом об этом. После этого я уже принял окончательное решение. Конечно, очень трудно подобрать идеальный момент для завершения карьеры. Я надеюсь, что схожу с поезда в нужном месте. Каждый человек в какой-то момент задумывается о будущем. Если Вы автогонщик и умудрились задержать в гонках до 40 лет, и Вы продолжаете выигрывать, считайте, Вам крупно повезло. В некоторых видах спорта и в 20 лет тебя за ветерана считают. Я хорошо помню время, когда был доминирующей силой во всём пелотоне. Но в последнее время всё стало на много сложнее, и за победы бороться было трудно. Всё же, я уверен, дело не в том, что я сдал позиции. Скорее средний уровень пилотов ДТМ стал за последнее время выше. Я думаю, нынешний ДТМ предлагает больше возможностей для нового поколения. Мне до сих пор нравится выступать в гонках и быть в команде. Но после отставки я не собираюсь никуда пропадать. У меня есть команда в АДАК Мастерс, с двумя перспективными пилотами. Кроме того, я теперь посол марки “АМГ”, и мне предстоит работать с красивыми и быстрыми автомобилями. Да и кто знает, может, мне захочется ещё раз выйти на старт просто ради удовольствия. Но ДТМ? Нет, эта эра кончится в Хоккенхайме. 

 

- С какими мыслями Вы будете уходить на страт Вашей последней гонки в ДТМ?

 

Я просто не могу представить себе, что всё заканчивается. Следовательно, я не могу представить, как буду чувствовать себя в воскресение. Но я понимаю. Что это будет трогательный момент в моей жизни. Если честно, я даже немного побаиваюсь этого. Столько лет я не мог себе представить жизнь без гонок. Чтобы немного отвлечься я даже собрался переехать с семьёй из Монако в Швейцарию. Всё в жизни теперь перевернётся, и я даже рад, что мне не предстоит отдыхать в ноябре, к обычно. Естественно, я буду о многом скучать теперь.  

 

- Вы по-особенному готовитесь к последней гонке?

 

Нет, всё пройдёт как всегда. Я хочу показать всё, на что способен, и, конечно, мечтаю выиграть в Хоккенхайме. Это одна из моих любимых трасс. С другой стороны, я хочу, естественно, смаковать каждый момент, ведь, это моя последняя гонка в ДТМ. Конечно, я навсегда её запомню, поэтому я должен быть успешен. Просто так проехать 37 кругов без борьбы – это не для меня.

 

- А Ваши дети? Мы их увидим в автоспорте рано или поздно?

 

- Мои дети абсолютно не интересуются автоспортом. Думаю, это не так уж и плохо. Сын сейчас увлечён футболом, и я надеюсь, у него получится устроиться там. Ему, конечно, нравится ездить на карте, но футбол для него – главное увлечение.

 

- Ваша последняя гонка пройдёт под знаком борьбы за титул Вашего коллеги, Пола Ди Ресты. По-Вашему, кто станет чемпионом?

 

- Естественно, я желаю Полу удачи. Мы все постараемся сделать все для того, что он достиг своей цели. Пол весь сезон отлично едет, он всегда был среди претендентов на победу. Он очень сконцентрирован  сейчас на гонках и приехал в Хоккенхайм, чтобы победить.

 

- После Хоккенхайма в ДТМ больше не будет Бернда Шнайдера. Многие просто не могут себе этого представить.

 

- В Ф-1 все точно так думали после отставки Михаэля Шумахера. Но появился Льюис Хэмильтон и позаботился о всплеске интереса. То же самое будет и в ДТМ – уже без Бернда Шнайдера."

 

Как говорит Бернд Шнайдер, он совсем не сожалеет о том, что в Ф-1 у него ничего не получилось. Зато, он твёрдо уверен в том, что в своём виде автоспорта он – лучший. Пожелаем Бернду удачи и будем надеяться, мы его за рулём спортивной машины ещё увидим.

 

Олег Стожков, sport.ru