Едва ли не главным событием в мире спорта за последние сутки, увы, стал теракт в Бостоне. @Sport.ru вспоминает похожие случаи, когда совесть не мешала кому-то нарушать древнегреческие принципы и мешать спорт с войной, локальной или глобальной.

 

Мюнхенская драма

 

Четыре десятилетия назад для немцев не было ничего важнее Олимпийских игр в Мюнхене. Олимпиада-72 и запланированный на 1974 год чемпионат мира означали одно: Германии окончательно удалось вернуть себе доверие мирового сообщества. Однако без трагедий обойтись не вышло. Если берлинская Олимпиада-36 была подпорчена всеобъемлющим душком национал-социализма, то спустя годы карусель завертели люди, к великой Германии отношения не имевшие вовсе.

 

Захват палестинскими экстремистами израильских спортсменов был спланирован заранее. Один из идейных вдохновителей движения "Чёрный сентябрь" Абу Дауд, однако, не собирался устраивать кровопролитие: "Операция, для которой вы были выбраны, является политически важной.… надо захватить этих израильтян живыми… Никто не отрицает, что у вас есть право использовать оружие для самозащиты. Тем не менее, открывайте огонь, только если вы не можете поступить иначе…. Это не ликвидация ваших врагов, это захват их в плен для последующего обмена. Гранаты на потом, и только для того, чтобы впечатлить немецких переговорщиков и защитить себя"

 

"Если берлинская Олимпиада-36 была подпорчена всеобъемлющим душком национал-социализма, то спустя годы карусель завертели люди, к великой Германии отношения не имевшие вовсе"

 

События в Мюнхене показали полную неготовность немецких силовых структур к неожиданным поворотами событий. Это уже потом, после трагедии будет основано мощное контртеррористическое подразделение, а тогда попытки уладить всё были похожи на "хождение с завязанными глазами по краю обрыва", как заметил один из участников переговорного процесса Джон Кули. Собственно говоря, от рук палестинцев погибли лишь двое из одиннадцати израильтян – судья по борьбе Моше Вайнберг и штангист Йосеф Романо (оба за пять лет до этого участвовали в Шестидневной войне и смогли дать нападавшим отпор). Остальные девять стали жертвами неопытности немецких снайперов и несогласованности действий силовых структур….

 

Первым трагическую новость сообщил американский журналист Джим МакКей: "Мы только что получили последние известия… вы знаете, когда я был ребёнком, — мой отец говорил: "Наши великие мечты и наши худшие страхи редко сбываются". Сегодня ночью оправдались наши худшие опасения. Они сказали, что всего было одиннадцать заложников. Двое были убиты в своих комнатах вчерашним утром, девять были убиты в аэропорту сегодня ночью. Они все погибли". В этот момент кубертеновский девиз "О, спорт, ты - мир" на какое-то время действительно перестал быть актуальным.

 

Суровые постсоветские будни

 

Как ни странно, но и в бывшем СССР подобные происшествия имели место. Самый резонансный теракт случился ещё в горячие девяностые, когда новости вроде "бизнесмен К. заказал убийство банкира В." уже никого не шокировали. Но это был тот редкий случай, когда аккуратному выстрелу в голову на пороге дома жертвы исполнители предпочли нечто шумное и неслыханно смелое. 15 октября 1995 года в Донецке во время матча между "Шахтёром" и "Таврией" на стадионе сработал взрывное устройство. Цель была достигнута – погибли шесть человек, среди которых оказался бизнесмен и криминальный авторитет Ахать Брагин, также известный как человек номер один в Донецке по прозвищу Алик Грек. Имя заказчика неизвестно по сей день, несмотря на массу действительно дельных предположений. Да и не так уж это важно в данном контексте – важен сам факт происшествия.

 

На футбольной арене смерть настигла и Ахмата Кадырова, хотя 9 мая 2004 года в Грозном в футбол никто играть не собирался – почётные гости собрались на стадионе "Динамо" по случаю концерта в честь Дня Победы. Президент Чеченской Республики не бегал от смерти и не боялся покушений, считая всё происходящее волей Аллаха. Но воля волей, а террористический акт случился по вине безалаберной охраны. Один из чеченских силовиков позже скажет: "Президент безоговорочно верил своему окружению, он даже не допускал к организации своей охраны сотрудников ФСБ — им глава республики доверял меньше, чем своим бойцам. Однако, как показали события, охранники президента оказались не на высоте. Толкаться с грозным видом с автоматами наперевес рядом с президентом — этого недостаточно для обеспечения надежной охраны". Память об этом происшествии осталась весьма своеобразная: Рамзан Кадыров предсказуемо назвал новую домашнюю арену "Терека" в честь отца.

 

"Как ни странно, но и в бывшем СССР подобные происшествия имели место. Самый резонансный теракт случился ещё в горячие девяностые, когда новости вроде "бизнесмен К. заказал убийство банкира В." уже никого не шокировали"

 

Последним же подобным случаем, нашумевшим на всю страну, был теракт на ипподроме в Нальчике. Целью были федеральные чиновники, массово заглянувшие на скачки, но по счастливому для них стечению обстоятельств в мир иной ушёл лишь 104-летний ветеран Великой Отечественной Войны.

 

* * *

 

Бостонский теракт всполошил всю Америку. После десятка лет иллюзии безопасности оказалось, что снова можно взрывать и убивать невинных людей. Но общее горе сплачивает, и за расследование инцидента взялись на государственном уровне.

 

Точнее прочих по этому поводу высказался в социальных сетях украинский журналист Мустафа Найем: "Барак Обама выступил перед американцами через два часа после взрыва в Бостоне. Не на следующий день, не через главу ФБР, не у себя на сайте и не пресс-релизом. А сам, без пресс-секретаря, с обычными словами. Уложился в две минуты. Рассказал, с кем уже созвонился, что известно, но вопреки официальному заявлению полиции Бостона об актах террора, слово "теракт" не произнес. А в конце очень просто, своими словами, выразил соболезнование пострадавшим. Ничего особенного, просто по-человечески... Но как же это непривычно для нас, правда?".

 

Чего уж кривить душой, действительно непривычно.

 

Иван Манчев, @Sport.ru