@Sport.ru продолжает цикл материалов, посвящённых потенциальным героям Олимпийских игр в Лондоне, стартующих через три недели. Сегодня речь пойдёт об Усейне Болте – яркой ямайской звезде лёгкой атлетики, которая внезапно вспыхнула незадолго до пекинских игрищ и рискует столь же внезапно погаснуть четыре года спустя.

 

1998 год. В Ямайке небывалый футбольный бум. Безвестный бразильский тренер Рене Симоэш умудрился вывести "Регги Бойс" на чемпионат мира. И пускай практически все лидеры команды были выходцами из Англии, имевшими ямайскую бабушку, прабабушку или просто вовремя состряпанный паспорт, но в стране действительно приключился ажиотаж.

 

Одним из тех, кто с упоением следил за дебютом своей национальной сборной на мундиале, был двенадцатилетний Усейн Болт. Его детство по карибским меркам было чертовски беззаботным – родители держали продуктовую лавку и явно не бедствовали. А за лавкой был пустырь, который для всей детворы из Шервуд Контента служил спортплощадкой. Собственно, тогда Болта и не посещали мысли о легкоатлетической карьере – он перебирал между футболом и крикетом. И в том, и в другом виде парень был одинаково хорош для своего возраста. А пример Риккардо Гарднера, которого сразу после ЧМ за сущие копейки купил "Болтон", доказывал, что мечта может сбыться в любой момент.

 

"Если бы на дворе были семидесятые, то можно было бы предположить, что по окончанию карьеры Болт уйдёт в священники"

 

Сейчас, спустя годы, становится понятно, что многие важные детали жизни Болта для большинства остались за кадром. Например, то, что Усейн чертовски религиозный человек. Но речь идёт не о вуду и прочих шалостях, которые стереотипные европейцы приписывают абсолютно всем темнокожим обитателям Карибского бассейна, а о христианстве. Точнее, об одно из его течений – анабаптизме. В его родном городе всё напоминает об Уильяме Ниббе, христианском миссионере, который и поспособствовал основанию населённого пункта лет двести назад. Школа, почта, церковь – всё названо в его честь. Сам Усейн много свободного времени уделяет религиозным делам, и если бы на дворе были семидесятые, то можно было бы предположить, что по окончанию карьеры легкоатлет уйдёт в священники.

 

Это возможно было тогда, но не сейчас. Ведь сам Болт грезит о карьере … футболиста. Причём играть он хочет не за какой-то "Вэлли Харбор", а за "Манчестер Юнайтед". Непосвящённые наблюдатели связывали симпатию к "Красным Дьяволам" с чем-то более приземлённым вроде дружбы с Криштиану Роналду. Не зря ведь, мол, ямаец частенько появляется сейчас на "Бернабеу" в ложе для почётных гостей! Но сам Усейн в интервью "Санди Таймс" в прошлом году расставил всё по местам: МЮ – команда его детства, а дружба всегда останется дружбой. Поворотной точкой стал тот самый финал Лиги Чемпионов в Барселоне, когда манкунианцы на последних минутах забили два гола в ворота Оливера Кана и завоевали трофей. Возможно, и наш герой когда-то наденет красную футболку, правда, это будет, скорее всего, не боле чем рекламным ходом.

 

Как же Усейн стал легкоатлетом? Да очень просто. Его брат Садики неоднократно вспоминал, что младший был самым быстроногим во всех начинаниях, будь то футбол, крикет, забег на сто метров в школе или мелкая кража из сувенирной лавки. Такие феноменальные данные нельзя было игнорировать, и уже в пятнадцать лет Болт позиционировался как одна из главных надежд Ямайки в лёгкой атлетике. Он бил всевозможные рекорды на юношеских игрищах, взял золото на молодёжном ЧМ в Канаде на непривычной тогда ещё дистанции в двести метров. Но полностью раскрыть его потенциал было некому.

 

Всё изменилось в 2005-м, когда персональное шефство над пареньком взял Глен Миллз. Через руки многоопытного тренера прошла уйма бегунов, причём не только ямайских (навскидку сразу же вспоминается британец Дуэйн Чемберс). И все без исключения утверждали: старик знает, как выжать из минимума максимум. "Было отлично заметно, что у Болта проблемы со стартом. У него почти никогда не получается резко сорваться с места, он вынужден удваивать усилия на финише. Девять из десяти тренеров взялись бы это исправлять, но я не желаю тратить на это время, ведь есть и другой путь" – эти слова прозвучали после первого взрослого успеха Усейна на мировом уровне пять лет назад. Время показало, что Миллз всё-таки прав. Даже постоянное промедление на старте не мешало многочисленным победам.

 

"Аксиома все ещё неизменна: неважно, как ты стартуешь, главное – финишировать впереди всех"

 

История успехов мирового рекордсмена многими уже заучена как "Отче наш". Он оказался превосходным и универсальным атлетом, идеально вписался в традиционно сильную эстафетную четвёрку и даже пробовал силы в совсем нехарактерных для себя дисциплинах вроде четырёхсотметровки. Есть достижения, на которые многие не обращают внимания всерьёз. Например, на экзотической дистанции в триста метров у Болта второй результат в истории после Майкла Джонсона. Если бы это была олимпийская дисциплина, то у ямайцев появились бы шансы ещё на одну медаль.

 

Сейчас Усейн резко ушёл из центра внимания, которое приковано к новой юной звёздочке – Йохану Брауну. Человек, который в двадцать шесть уже справедливо считается ветераном, стал всё чаще и чаще проигрывать. Но аксиома все ещё неизменна: неважно, как ты стартуешь, главное – финишировать впереди всех.

 

Иван Манчев, @Sport.ru