Иногда сильные мира сего любят сулить золотые горы за большие победы. Но сдержать слово оказывается труднее, чем дать его. @Sport.ru делится своим мнением о некрасивой ситуации, жертвой которой стала олимпийская чемпионка Лондона.

 

Забег на дистанции восемьсот метров был невероятно тяжёлым. Где-то посреди дистанции авторитетная кенийца Памела Джелимо решила вырваться вперёд и наверняка думала, что ей хватит сил удержать всех за спиной. Но это не стайерская дистанция, здесь нужно по-настоящему включать скорость, и потому африканка отпала. Где-то по дальнему виражу рванула словно новенькая "Ява" по бездорожью Кастер Семеня, пыталась разогнаться Лашинда Демус, но резвее прочих оказалась Мария Савинова. Победный результат оказался "всего лишь" личным рекордом, но олимпийское золото важнее любых цифр. В том числе и нулей на банкнотах.

 

Наверное, именно так и подумал губернатор Челябинской области Михаил Юревич, когда оказалось, что нужно выполнять обещания, а сделать это почти невозможно. Перед олимпийскими стартами чиновник клятвенно заверил всех – каждый олимпийский чемпион, представляющий Челябинскую область, получит миллион долларов премиальных. "Сурово" – наверняка отметили про себя те, кто привык к остротам Семёна Слепакова и его товарищей касательно славного города металлургов. Но вскоре появился повод не смеяться, а задумчиво почесать репу.

 

"Слышал ли кто-то от губернатора Полтавченко слова вроде "Антюх не наша гордость, это гордость Москвы, вот пусть они ей и платят"? Разумеется, нет"

 

Дзюдоиста Мансура Исаева коренным челябинцем уж никак назвать нельзя. Он всегда считал себя дагестанцем, в одном из послетриумфальных интервью заявил, что всегда мечтал поиграть за "Анжи" (никого из выдающихся легкоатлетов не напоминает, не правда ли?), а по окончанию победного финального боя выплясывал на татами лезгинку. Савинова родилась и росла в Челябинске, но по решению губернатора стала "чужой" – двух миллионов долларов у Юревича не нашлось. Парадокс, но весь город в преддверии Олимпиады был увешан плакатами с изображением Марии, а не Мансура. Каково это, господин губернатор – пиарить родные места за счёт "чужого человека", не подскажете?

 

По сути, Юревич оказался типичным политиком-"единоросом", который хочет шикануть за чей-то счёт, переплюнуть "товарищей по счастью" и даже сыплет громкими речами. Вот только когда приходит время делать дело, приходится стыдливо прятать лицо за маской неубедительности и искать выходы в духе продавца из легендарного анекдота о гвоздях. Вот и на этот раз была придумана роскошная отмазка – "она чужая, она не наша". Да, Савинова получила от государства премию – четыре миллиона рублей и машину представительского класса. Да, подмосковные чиновники тоже пообещали сбросить что-нибудь с барского плеча. Но дело ведь не в Маше, а в человеке, который наобещал полные вина реки и стыдливо спрятался в кусты.

 

"Она не наша"? Да, конечно. Вон, коренная ленинградка Наталья Антюх и не скрывает, что вынуждена жить и тренироваться в Москве, и лишь потому, что условий для нормальных тренировок бегунов в Петрограде попросту нет – один стадион "Динамо", да и тот отвечает не всем нормам. Но слышал ли кто-то от губернатора Полтавченко слова вроде "это не наша гордость, это гордость Москвы, вот пусть они ей и платят"? Разумеется, нет.

 

Можно долго и нудно нахваливать Юревича за то, что при его участии был возвращён из небытия в элиту российского хоккея "Трактор". Но у медали есть и обратная сторона – бюджет "белых медведей" на фоне большинства участников последнего Кубка Гагарина слишком уж скромен. Даже молодого и перспективного Антона Бурдасова не получилось удержать, поскольку СКА предложил ему 60 миллионов рублей за сезон, а руководство "Трактора" даже старую зарплату не готово было тянуть. А равнялась она сорока миллионам. В пересчёте на твёрдую иностранную валюту это ненамного больше, чем должна была получить Савинова. Да и о строительстве новой ледовой арены пока что лишь разговоры ходят, а дела нет. Как тут судить однозначно?

 

Сейчас господин губернатор заявляет о том, что готов выплатить каждому челябинскому олимпийцу по пятьсот тысяч рублей. Умножаем эту цифру на число спортсменов и получаем 6.5 миллионов (если считать уже получившего миллион Исаева) или 200 тысяч долларов с копейками. Но чемпионка уже не согласна "на медаль". Разумеется, появились доброхоты, которые шушукают на каждом углу: мол, какова девица, все на Олимпиаду едут ради чести страны, а она ещё и деньги просит. Вот только формулировка в корне неверна. Не Мария просила что-либо, а ей клятвенно пообещали и заверили, что всё выполнят.

 

Миллион долларов за золото…. Так может позволить себе шикануть Грузия, которую даже в случае громадного дефицита бюджета спасёт американская финансовая помощь. Так мог позволить себе шикануть двенадцать лет назад один камерунский бизнесмен – обувной король Виктор Фотсо за победу своей футбольной сборной в Сиднее выложил по пятьдесят тысяч каждому игроку. А это ведь даже чуть больше миллиона выходит.  В России так, видимо, не рискуют, разве что на словах.

 

"Какое море в Челябинске, спросите вы? Да море неопределённостей. С таким-то губернатором-пустомелей"

 

И не надо обвинять Савинову в меркантильности. Это не зажравшийся капитан футбольной команды, которому всё равно, кто перед ним – пьяный депутат или простой болельщик-плебей. В конце концов, есть ведь пример вроде Феликса Санчеса, который процентов девяносто своих денег вкладывает в развитие спорта в родной Доминикане. Благодаря ему и только ему маленькая и гордая республика получила ещё одного спринтера призёра, Лукелина Сантоса. И Савинова наверняка тоже отдала бы часть премиальных на благотворительные нужды. Чай, помогать людям – не чипсы рекламировать.

 

Впрочем, такой шанс Савиновой представится. Ведь миллионом с ней решил поделиться Александр Рязанцев. Правда, не тот, что в "Тракторе" ставит рекорды по мощности броска (эта версия в силу географической логики напрашивалась), а тот, который "Барселоне" на "Камп Ноу" когда-то забивал. Полузащитник "Рубина", человек подневольный и не всемогущий, оказался честнее большого чиновника. Так Мария сама того не желая обзавелась своеобразным мученическим ореолом.

 

И остаётся лишь напевать под ноc песню "прощай, любимый город, уходим завтра в море"… Какое море в Челябинске, спросите вы? Да море неопределённостей. С таким-то губернатором-пустомелей. Мелите, Михаил Валериевич, теперь уж точно ваша неделя.

 

Иван Манчев, @Sport.ru