Иван Жидков вспоминает прошлогодний визит Халка в Питер и незапланированную фотосессию, Михаил Борзыкин называет имена тех, кому в "Зените" после двух мегатрансферов делать нечего, а Александр Бобров акцентирует внимание на удивительном случае из жизни российских рефери. Обзор свежей спортивной прессы – на @Sport.ru.

 

Оказывается, любой штраф или дисквалификацию от РФС можно обойти банальной сменой фамилии. При этом вышестоящие чиновники могут даже особо не почесаться по поводу разбирательств. Александр Бобров в номере "Спорт-Экспресса" за среду рассказывает о весьма показательном в этом плане случае.

 

На внеочередной конференции РФС, состоявшейся в понедельник, помимо прочих судейских проблем был упомянут странный случай, связанный с одним арбитром, отстраненным в прошлом году от работы и вернувшемся к ней после смены фамилии. Как удалось выяснить, речь идет о Максиме Холзакове - теперь он Максим Ярославский. В базе данных на сайте бывшей КФА арбитра пока можно найти по двум фамилиям, а вот в РФС он уже только Ярославский, хотя и с кредитной (читай судейской) историей Холзакова, начавшейся в 2008 году.

 

11 мая 2011 года решением контрольно-квалификационной комиссии департамента судейства и инспектирования (ККК ДСИ) Холзакова за грубые ошибки и низкий уровень судейства, совершенно не соответствовавший требованиям соревнований, отстранили до конца сезона. Повторно включать его в списки рефери, допущенных к обслуживанию игр второго дивизиона, руководство ДСИ не собиралось.

 

По словам одного из членов ККК, поводом для столь сурового вердикта стала претензия одного из клубов второго дивизиона - пермского "Октана", игравшего в Ульяновске с "Волгой" (2:3). Пермяки жаловались на решения Холзакова по восьми эпизодам. Пять из них связаны с назначением/неназначением 11-метровых ударов не в пользу гостей. В четырех моментах из пяти, как установила ККК, вердикт выносился ошибочно. О причинах грубейших ошибок в решении комиссии ничего официально не говорилось, однако в кулуарах нет-нет да и заходили разговоры о том, почему рефери оказался настолько благосклонен к хозяевам поля. Потому-то на судейском будущем Холзакова фактически поставили крест.

 

Этим летом нижегородский арбитр по имени Максим вновь попал в списки рефери второго дивизиона - только уже под фамилией Ярославский. О том, что это одно и то же лицо, в руководстве ДСИ, за год заметно изменившемся, знали. Речь, как полагаю, может идти по крайней мере о русскоязычной части руководства - Юрие Баскакове и Николае Иванове. Уже 14 августа разразился новый скандал - в матче "Спартак" (Йошкар-Ола) - "Газовик" (Оренбург) (0:1). Ярославский-Холзаков на 96-й минуте назначил 11-метровый в ворота хозяев. Назовем этот пенальти "странным". Информация дошла до руководства Республики Марий Эл, а потом и до Москвы. В столице, а именно где-то в недрах ДСИ, скандал заглох: в конце августа Ярославский-Холзаков уже работал на встрече молодежных команд "Волги" и "Ростова". По моей информации, глава ДСИ Роберто Розетти об истории Ярославского-Холзакова до конференции РФС не знал.

 

Михаил Борзыкин в свежем номере "Советского спорта" пытается разобраться в тактических изменениях, которые наверняка ожидают "Зенит". Несмотря на лимит на легионеров, подвинуться придётся именно российским футболистам…

 

С учетом приобретения Халка и Витцеля (какое из них серьезнее – вопрос, между прочим, дискуссионный) можно констатировать два факта.

 

Первый – "Зенит" не просто усилился, но и заметно укрепил ближайший резерв. Наконец-то Спаллетти получил возможность выбирать игроков для стартового состава и проводить продуктивную ротацию, чего он был лишен в последних матчах. Например, против "Анжи" и "Рубина" итальянский специалист сделал только по одной замене – в резерве находились одни дублеры.

 

Второй – в основной обойме "Зенита" произойдут существенные перемены – Халк и Витцель, безусловно, рассматриваются как игроки стартового состава. А раз так, возникает закономерный вопрос: вместо кого они будут играть?

 

Халк – универсальный футболист группы атаки. В "Порту" он много где поиграл, но чаще выступал в зоне правого инсайда. Это означает, что с его приходом пошатнулись позиции в первую очередь Быстрова. И, конечно, Файзулина, который в прошлом сезоне, когда был травмирован сам Быстров и еще был здоров Данни, играл именно справа.

 

Витцель – опорный полузащитник с атакующими функциями. Не плеймейкер, но и не чистый разрушитель. Чтобы было понятнее: в "Бенфике" он занимался примерно тем же, чем в "Зените" занимаются Семак и в большей степени Зырянов. Стало быть, Витцель расположится в центральной зоне между Денисовым и Широковым.

 

Эти перестановки в общем-то читаются и безо всякого анализа. Однако они не означают, что дни Семака, Зырянова и Быстрова в "Зените" сочтены. Просто в линии полузащиты сильно возрастет конкуренция, которая, словом, является неотъемлемым атрибутом любого топ-клуба.

 

У "Зенита" вырисовывается очень интересное, невообразимо мощное атакующее звено. С центральным нападающим все понятно – здесь позиции Кержакова незыблемы. Александр настолько полезен в своей нынешней роли, что нет никакого смысла как-то перестраивать его игру. Он так и останется единственным центрфорвардом.

 

Сложнее – с флангами. Справа – Халк, который по своему складу более острый, разносторонний и нацеленный на ворота игрок, нежели Быстров и Файзулин. Слева – Данни, который всегда исполнял на поле исключительную роль свободного художника и по своим функциям больше напоминал оттянутого форварда, чем атакующего полузащитника.

 

Такой подбор исполнителей наверняка заставит Спаллетти крепко задуматься о смене тактического рисунка игры. Сегодня "Зенит" исповедует ярко выраженную модель 4–2–3–1, где главная ударная сила команды сконцентрирована в центре. Теперь же питерцы могут безболезненно перейти на схему 4–3–3, где акцент будет сделан и на центральную зону, и на фланги. За счет этого игра "Зенита" станет изобретательнее и агрессивнее.

 

Ясно то, что "Зенит" может себе позволить переход на такую тактическую модель. Тем более что опорная зона в лице Денисова и Витцеля представляется эталонной (по российским меркам и не только) – за тылы можно не беспокоиться. Вопрос лишь в том, захочет ли Спаллетти менять нынешнюю исправно работающую тактику?

 

Тем не менее уже сейчас можно говорить о том, что у итальянского наставника появился дополнительный козырь в рукаве. Теперь его команда должна стать еще более непредсказуемой.

 

Год назад Халк уже успел побывать в Питере. Обозреватель газеты "Спорт день за днём" Иван Жидков вспоминает не только ту историческую встречу, но и другие важные моменты в трансферной истории "Зенита".

 

Надо же! Чуть меньше года назад "Порту" проводил предматчевую тренировку на "Петровском", и наш фотограф Стас Левшин попросил показать ему того самого Халка, чтобы наделать побольше фотографий. Я, оказывается, ему тогда сказал: "Видишь того толсто...пого? Вот его и поливай". Теперь, получается, Халк есть в "Зените", а Стаса Левшина у нас нету. Странно и даже обидно.

 

Как, собственно, я уже писал, "Зенит" своими "подарками Спаллетти", как назвала трансферы Халка и Витселя La Gazzetta dello Sport, много на самом деле не выиграл. Пусть эйфорию Петербургу в понедельник вечером подарил нешуточную, признаюсь честно — у самого глаза заблестели. Но этот азарт от лукавого (Александр Старков своим мягким голосом, помнится, произносил эту фразу), он нездоровый, вроде того, что испытывает клиент в казино. Очень бы хотелось, чтобы спустя три месяца после триумфальной стадии адаптации Халка и Витселя все мы продолжали лицезреть этих игроков такими же, какими они были всегда. А то ведь Халк сам говорит, что не подозревал о своем трансфере. Пришел агент, сказал: "С вещами на выход".

 

Помню, как когда-то бесился Ивица Крижанац в фойе одного из питерских отелей. Переговоры по его переходу в "Зенит" зимой 2005-го шли тяжело, хорват был строптив и боролся за свой контракт до конца. А бесился потому, что тогдашний глава cовета директоров больше всего интересовался одной вещью: сам-то Крижанац хочет играть за "Зенит"? "Хочет, не хочет — какая разница!" — распалялся Ивица. Разница все-таки была.

 

Как я уже сам писал недавно, "Зенит" добился чисто визуальной победы. Припарка в 100 миллионов евро привела в клуб двух безусловно сильных игроков, которых назвать ширпотребом язык ни у кого не повернется. Однако заплатив такую сумму и озвучив ее всему миру, сине-бело-голубые весьма рискованно взвалили на себя чрезмерную ответственность. За финансовый фейр-плей, если, конечно, сам Карл-Хайнц Румменигге уже разобрался с механизмом своего нового орудия. За дальнейшую трансферную деятельность следующие Халк и Витсель, по-видимому, затребуют уже 200 миллионов. За разбор собственной селекционной деятельности на случай, если "зрелые" Халк и Витсель не оправдают ожиданий и отправятся дорогой Хусти, пусть кто-то и похохочет над сравнением. В самом деле, почему бы было не найти того Халка, что выступал в японской J-лиге, и заплатить за него в разы меньше? А еще за то, что болельщики во всем мире еще больше удостоверятся: их любимая игра все больше становится зависимой от пиара и черное становится белым подозрительно податливо.

 

Все это, впрочем, будет потом. "Зенит" получил свою глубину состава, Спаллетти — новые стимулы, болельщики — свежую интригу, клубный магазин, надо понимать, — очереди. Да и сам не буду кривить душой: как ребенок, которому обещали воскресный поход в зоопарк, жду ближайшей открытой тренировки зенитовцев, чтобы посмотреть на новые приобретения. В конце концов, шоу заскучавшей общественности клуб обеспечил. За ценой не постояв.