Матчи вторника в РПЛ наделали достаточно переполоха. Летающие кресла в Москве, тренерская отставка в Грозном, дуэль дебютантов в Краснодаре – всё это успели посмаковать ещё вчерашним вечером. @Sport.ru в традиционном обзоре свежей прессы акцентирует внимание на других вещах.

Нападающий "Локомотива" Александр Минченков впервые в нынешнем сезоне появился на поле в матче премьер-лиги и сразу стал героем, внеся существенный вклад в победу над "Спартаком" из Нальчика. В беседе с корреспондентом "Спорт-Экспресса" Екатериной Брединой Саша поделился свежими впечатлениями, победными эмоциями и другими неожиданными вещами...

- Вышел и сделал то, что был должен, - прокомментировал свою игру Минченков. - Ведь работа нападающего - забивать. Догадывался, что могу выйти на поле, и оказался в игре в очень важный для команды момент - при счете 1:1. И так сложилось, что даже, наверное, стал героем матча.

- Лоськова за голевой пас поблагодарили?

- Не очень помню тот момент. Просто оказался там, куда отскочил мяч. Оставалось только попасть в ворота.

- Какую установку дал Маминов?

- Исполнять роль "столба", цепляться за все мячи, особенно верховые. Давить на защитников, сковывать их. И пытаться забить. Думаю, мне это удалось.

- Волновались, выходя на замену?

- Нет. Я никогда не волнуюсь. По характеру такой.

- Почему только при Маминове вам и удается забивать?

- Хороший вопрос! (Смеется.) Может, потому что он шанс дает.

- Опыт первой лиги помог?

- Я и раньше был в себе уверен. И в первой лиге, и сейчас - даже не играя. Просто на этот раз появился шанс проявить себя.

- Почему не выходили на поле при Красножане?

- Трудно сказать. Наверное, тренер не видел меня в составе.

- Когда общались с ним в последний раз?

- На базе неделю назад, когда он прощался с командой.

- Когда Маминов был помощником тренера, с вами беседы проводил?

- Тренеры со всеми футболистами общаются.

- Не думали о том, что, если хорошо отыграете этот месяц, Маминов может остаться тренером?

- Мы играем за команду и, наверное, никогда не играли за тренера. Оказались в сложной ситуации. На Владимира Александровича, как и два года назад, легла огромная нагрузка. Стараемся помочь ему и всему клубу не потерять свое имя.

- Обоим голам вы так радовались, будто выиграли чемпионат России.

- А почему не порадоваться? Гатагов вывел нас вперед, я вышел на замену - и забил.

- Почему нальчане оспаривали гол Гатагова?

- Хотели доказать судье, что он фолил: убегая от соперника, зацепил его. Надо смотреть повтор, тогда станет ясно.

- Что не удалось на этот раз "Локо"?

- Со стороны было видно: контроль мяча есть, но не хватает игры вперед. В основном действовали в середине поля. Если бы больше шли вперед, в том числе за счет индивидуальных действий, результат сделали бы быстрее, и победа далась бы легче. Может, где-то не хватало уверенности, были немного зажаты из-за ситуации с тренером. Надеюсь, эта победа поможет нам немного раскрепоститься.

- Смородская в раздевалку заходила?

- Да, поздравила.

- Целовала?

- Всех! (Смеется.)

- Небритым вы на поле вышли на удачу?

- Да нет. Даже не знаю, почему щетину оставил. Надо домой приехать и сбрить. Не люблю так ходить.

- Можно и до субботы щетину оставить - защитников "Спартака" попугать.

- Подумаю над вашим предложением.

 

Вячеслав Фетисов на страницах свежего номера газеты "Спорт день за днём" рассматривает увольнение Юрия Красножана в неожиданном свете. Казалось бы, что конструктивного может сказать легендарный хоккеист о происходящем внутри "футбольной кухни"? А ведь сказал же....

Я сам работал тренером, и меня тоже увольняли без объяснения причин. Мне так и не сказали, почему это произошло, но я по себе знаю, что тренер назначается изначально для того, чтобы быть потом уволенным. Не думаю при этом, что руководитель сможет уволить тренера просто так. Что касается конкретно Юрия Красножана, то мне сложно оценить ситуацию, так как я к ней не имею никакого отношения и не знаю, в чем именно дело. Думаю, там есть какие-то внутренние нюансы, свои причины. Эти вещи имеет право комментировать только тот, кто знает ситуацию изнутри.

Что касается слухов о договорном матче. Я провел в спорте всю свою жизнь, и такие вещи у меня даже в голове не укладываются. Как игрок или тренер, находясь на футбольном поле или хоккейной площадке, может заниматься чем-то другим, кроме соблюдения спортивных принципов? Но если мы можем допустить нечестную игру — мы подразумеваем это, думаем об этом, обсуждаем — это означает, что с этой проблемой, в принципе, нужно бороться. Повторюсь: до тех пор, пока спортивные принципы не будут определяющими в футболе, в хоккее и любых других видах спорта, у нас не будет ни результатов, которых мы хотим, ни спортивного бизнеса — я имею в виду полные трибуны и большие доходы от телевидения и от спонсоров. Поверьте, это закон. В профессиональных лигах главным законом является специальная корпоративная договоренность о том, что спортивный принцип должен превалировать. Если проблема есть, с ней нужно разбираться, а не заострять внимание на одном конкретном человеке.

Стоило ли выносить проблему на всеобщее обсуждение? Конечно, данная ситуация является исключительно внутренней проблемой клуба. Но если мы говорим о том, что в прессе уже появляются какие-то слухи о договорных матчах, о предвзятости судейства, это означает только то, что к этой проблеме должно быть привлечено внимание людей, которые стоят у руля нашего футбола, — то есть руководства клубов, федерации, лиги. Значит, эти люди должны собраться вместе, сесть и договориться. Чтобы двигаться в правильном направлении, чтобы дать нашим молодым спортсменам профессионально расти и чтобы эта проблема исчезла раз и навсегда. Иначе исчезнет здоровая конкуренция — то есть то, что является единственной движущей силой в спорте и в жизни. В противном случае эту тему можно обсуждать до бесконечности. Еще раз скажу: я играл в советское время, и у нас даже мыслей о сдаче матчей никогда не возникало. Для спортсмена это вообще самое страшное, что может быть.

 

Пока у большинства россиян из головы не выходит футбол, "наше всё" отечественного баскетбола Андрей Кириленко дал интервью "Советскому спорту". Правда, ответов на животрепещущие вопросы пока никто не дождался – видимо, ещё не время.

– Андрей, в детстве часто выходили с друзьями во двор поиграть в стритбол?

– Да, причем даже участвовал в турнирах. Помню, когда мне было лет 11—12, в Санкт-Петербурге, где я тогда учился в спортшколе, организовали городской турнир прямо на Дворцовой площади. И как же мы там зарубались! Дошли с нашей командой до финала, но в решающем матче уступили.

– Кто-нибудь из звезд тогда принимал участие в шоу?

– Конечно. В начале 90-х петербургский "Спартак" был реальной силой. Немало игроков из того состава чуть позже играли в сборной России. Никогда не забуду, как тогда на Дворцовую к нам приехали Евгений и Захар Пашутины, Сергей Панов, Андрей Фетисов... Ну а то, что сейчас к молодым ребятам в "Лужники" приехал Дуайт Ховард, — вообще круто.

– Часто общаетесь с Дуайтом?

– Не то чтобы часто. Он всегда выступал за "Орландо", я — за "Юту". А так как наши команды находятся в разных конференциях, то мы пересекаемся на паркете два раза за сезон. Но он — реальная суперзвезда. У парня великолепное настоящее. А какое будущее его может ждать, учитывая то, чего он уже достиг, страшно представить. Мне до него далеко.

– А в Юте на лужайке перед домом вам часто доводится мяч в кольцо побросать?

– Мы с сыновьями Федором и Степаном делаем это практически каждый день. Играем во все что угодно — баскетбол, футбол...

– Американский или соккер?

– В наш, ногомяч!

– Вашему старшему, Федору, уже скоро десять. Он готов пойти по стопам отца?

– Не думаю, что Федор или Степан будут профессиональными баскетболистами. Да я и сам, если честно, не очень хотел бы такой судьбы для них. Я за фитнес, здоровый образ жизни. А спорт высших достижений имеет с этим мало общего. Смотрите, мне тридцать лет, а сколько уже травм было за карьеру! Все это подрывает здоровье. Зачем это моим детям?! Хотя, конечно, если кто-то из них попросит: папа, отведи, мол, в спортивную секцию — перегораживать дверь не буду. Это их выбор.

– В этом году вы дали согласие выступать на чемпионате Европы...

– Знаете, я очень не люблю это выражение — "дали согласие" — в голосе Кириленко сразу появляются металлические нотки. — Да, я дважды пропустил крупные международные турниры — чемпионат Европы в Польше и первенство планеты в Турции. Но, поверьте, на то были очень веские причины. Сегодня же я отлично готов как физически, так и морально.

– Долго вели переговоры насчет своего участия на чемпионате Европы с Блаттом?

– Я беседовал и с президентом федерации баскетбола Александром Красненковым, и с Дэвидом Блаттом. Но у нас с ними настолько доверительные отношения, что мы просто договорились на словах. Никакой официальной бумаги даже не потребовалось. Изначально я хотел приехать в сборную 1 августа, но они настояли на том, чтобы я появился в расположении команды уже на первом сборе в Словении. Так что ждите меня 20 июня.

– Как восприняли возвращение Блатта в сборную?

– Я был рад, когда узнал, что Дэвид продолжит работу со сборной России. Для меня он всегда был примером отличного тренера, наставника новой формации. Он умудряется одновременно быть и деспотом, и дипломатом. Весьма жесткий во время тренировок и тем более официальных матчей. Но никогда Блатт не говорит: "Я так сказал, и всё". Всегда в сборной есть место дискуссии. Мы обсуждаем самые важные вопросы вместе. И это, конечно, подкупает.

– Можно ли назвать Блатта типично американским тренером?

– Ну а как иначе, ведь по паспорту он американец?! Хотя Дэвид долгое время поработал в Европе, и это наложило на него отпечаток. Есть, например, сербская школа тренеров, где наставник — деспот и его указания исполняются беспрекословно. Конечно, и она приносит плоды. Но если тренер не обладает должным авторитетом, то такая модель не будет работать. Игроки рано или поздно просто взбунтуются и скажут: "Эй, приятель, ты можешь сколько угодно кричать на нас, но ведь и мы приехали в сборную не пельмешки лепить, а играть".

– Уже 30 июня закончится ваш контракт с "Юта Джаз". Где продолжите карьеру?

– Пока нет никакой ясности. Оно и понятно, ведь по правилам НБА я не имею права вести переговоры до истечения действующего контракта. Но сейчас ситуация усугубляется тем, что в НБА в следующем сезоне наверняка наступит локаут. Может, он продлится весь год, может, какую-то его часть. Профсоюз и лига должны договориться как можно скорее. Но факт остается фактом. Так что с 1 июля я готов выслушать все предложения как из США, так и из России, Европы.

– Вам не кажется, что в новом сезоне из НБА в Европу может хлынуть поток звезд? Как, например, было во времена локаута 2004 года в НХЛ.

– Не думаю, что это произойдет. Помяните мое слово, не больше двух-трех баскетболистов НБА высокого уровня поедут в Европу. НБА настолько сильно засела в их головах, что американцы будут до последнего ждать возобновления сезона. Я-то нахожусь в привилегированном положении, так как мой контракт истекает и я могу идти на все четыре стороны. А ведь у многих игроков на руках действующие соглашения. Представьте ситуацию, когда баскетболист подписывает контракт с каким-нибудь европейским клубом, а через пару недель профсоюз и лига договариваются. И он обязан тут же вернуться в расположение своего клуба.

– Может, дело еще и в пренебрежении. Мол, где НБА, а где Европа?

– Если честно, я не заметил какого-то пренебрежения к европейскому баскетболу. Хотя многие ребята в НБА и впрямь не знают, что за клуб ЦСКА, "Маккаби" или "Панатинаикос".

– Вас уже вовсю сватают в петербургский "Спартак". Даже называют сумму — 12,5 миллиона долларов за два года...

– Знаете, за десять лет выступления в НБА пресса столько раз объявляла о моем переходе, что я привык к любым слухам. Если бы газеты писали правду, то я бы уже должен был поиграть во всех 30 клубах НБА. Но, как видите, я остаюсь верен "Юте". Так что в последнее время не читаю газет и интернет-страниц, посвященных баскетболу.

– Вы-то не читаете, но ваши друзья, услышав очередную новость, наверняка начинают названивать?

– Да. Один мой приятель недавно звонит прямо с утра и говорит: "Андрей, все пишут, что ты переходишь в "Спартак". Это правда?" "Да, отвечаю, — в голосе Кириленко звучит нескрываемый сарказм. — Уже дом в Юте продаю и собираю чемоданы".