Sport.ru / Футбол. Почётный президент РФС Вячеслав Колосков прокомментировал скандальные детали контракта главного тренера сборной России Фабио Капелло, которые впервые обнародовала пресса.

- Контракт кабальный, односторонний. Он ставит в неловкое положение работодателя, он никак не связан со спортивным результатом, в нём не прописан источник финансирования. Слово кабальный как нельзя ярче характеризует этот договор.

- Под договором стоит подпись министра, он кивает на РФС.

 - Юридически министр не при чём, он завизировал первую и последнюю страницу договора. Это показывал публике глава РФС. Подписант ознакомлен с условиями контракта, при этом у него никаких обязательств перед работником нет. Ответственность на работодателе. Другое дело, какие были договорённости между Мутко и Толстых. Толстых очень щепетильный человек в вопросах финансирования и вряд ли он взял бы на себя ответственность платить 7 миллионов евро плюс бонусы, не имея источников финансирования или не имея устной поддержки, обязательства со стороны министра. Но мы можем это только предполагать, это знают только 2 человека. Но это человеческие отношения, есть тут недомолвки. Но уверенно повторю – Толстых, не имея обещаний со стороны Мутко, не подписал бы контракт.

- Зарплата в 7 миллионов евро – насколько корректна сумма?

 - Можно было бы платить такие деньги до ЧМ. Да, мы соглашаемся  столько платить работнику высочайшей квалификации. Он получал не меньше в Англии, квалификация позволяет рассчитывать на такую зарплату. Но дальнейшее – только от результата. Нет в спорте ничего, что бы было не связано с результатом. Понятно, что после вылета с ЧМ, не выхода из группы, контракт должен был быть ниже. У РФС были бы развязаны руки, Капелло мог уйти. Было бы все логично. И не надо было бы рисковать контрактом до ЧМ-2018.

- Что скажете о "золотом парашюте" в 32,5 миллиона евро за разрыв контракт?

 - Просто необъяснимо. Таких денег никто не найдёт. Теперь до ЧМ-2018 надо тянуть эту лямку, никуда не денешься, никто не будет платить сумасшедшие неустойки. Что сейчас делать? Искать источник финансирования, проговаривать на словах с Капелло результат и требовать, требовать, требовать. Очень жёстко оценивать его деятельность – со стороны всех, прежде всего, со стороны исполкома. Товарищ Капелло должен публично отчитываться за результат, а исполком должен высказать свою позицию по деятельности тренера. Хотя бы морально, чтобы в мире знали, что собой представляет этот тренер. Нужен диалог, мы же не знаем, где он сейчас, чем занят. Вот взять хотя бы историю с тренерским советом. Это же было прописано на исполкоме – говорили, что будет общаться с тренерами! Что-то одно собрание провели, и всё.

- Зная Толстых, понимаю, что подписать такой контракт он мог только, если паяльником ему…

 - Поднесут к одному месту.

- Или под ногти иголки загонят. Или ему позвонят из высоких кабинетов.

 - Нет. Думаю, что был разговор исключительно с министром.

- Пообещал, но не женился.

 - Мы можем только предположить. Мы не присутствовали при разговоре, они же молчат оба.

- Можем предположить, что сам Капелло, пристыженный обстоятельствами, уйдёт?

 - Ты чего? Он человек в этом смысле непробиваемый. Он себя обеспечил ещё на три года безбедного существования. Такой режим работы – абсолютно бесконтрольный – ему нравится. Зачем ему уходить, рисковать деньгами? Из подгруппы мы выйдем на Евро, может. Поменьше критики будет? – цитирует Колоскова "Советский спорт".