Если когда-то и был футболист, который доказал, что трофеи не могут быть единственно истинной мерой величия это был, безусловно, Том Финни. @Sport.ru расскажет о покинувшем нас 14 февраля великом футболисте, который мог бы быть уместен в любой послевоенной команде, но отдал всего себя родному и скромному "Престону"…

 

Победа во втором дивизионе в сезоне 1950/51 принесла ему единственную медаль в карьере, которая длилась полтора десятилетия, но любовь множества поклонников по всей Англии была куда большей наградой для Финни, чем все медали мира.

"Он как маленький Том Финни", - так до сих пор говорят болельщики со стажем, если видят малыша, который может просочиться к воротам сквозь толпу из семи-восьми сверстников. И это в их системе измерения футбольных ценностей – самый прекрасный и серьезный комплимент, так как Том Финни был любимцем болельщиков по всей Англии в послевоенные годы.

Том Финни провел в футболе на профессиональном уровне 14 лет, но дебютировал в "Престоне" и сборной Англии лишь в 24 года. Всему виной война, которую он провел не в спортроте или на должности инструктора по физподготовке, а 8-й армии Монтгомери Королевского Танкового Корпуса в Египте, будучи водителем танка "Стюарт" и участвуя в захвате Арженты в апреле 1945 года. Конечно же, в свободное время Том поигрывал в футбол с местными жителями и как-то пересекся на футбольном поле с будущим актером Омаром Шарифом, египтянином по национальности.

До отправки в танковую дивизию Том сыграл один матч в качестве приглашенного гостя за "Саутгемптон", а после завершения своей карьеры также единственный раз сыграл за "Дистиллери", но всю свою карьеру Финни провел в команде родного города, заслужив прозвище "Водопроводчик из Престона", так как первое время совмещал игру в футбол с куда более прибыльным семейным делом – был сантехником с окладом в 14 фунтов. Позже "Престон" шутливо и несколько несправедливо называли – "Водопроводчик и его 10 капель" – настолько большой была зависимость "Престона" от Финни.

Финни был общеанглийским любимцем, но тем не менее, часто пребывал в тени Стэнли Мэттьюза – другого великого правого крайнего. Финни был тихим и скромным человеком, который не стремился к популярности и к тому же был редким универсалом, уступавшим свое место на правом фланге Мэттьюзу, чтобы оба смогли сыграть в одной команде. Просто Финни был двуногим игроком и забил немало голов с левого фланга, но его разнообразные финты, скорость, неуловимость помогали ему быть эффективным практически на любой атакующей позиции. 30 голов за сборную Англии и 210 в 473-х матчах за "Престон" говорят сами за себя.

Он был бы сенсацией в современном футболе, идеальной  "ложной девяткой" благодаря своей неуловимости, изысканному контролю мяча и дриблингу. Из всех игроков его возраста Финни был лучшим контраргументом для тех, кто называл английский футбол того времени  и его достижения Темной Эрой. Джеффри Грин, обозреватель The Times, впервые увидевший двух великих вингеров английского футбола, когда команда Уолтера Уинтерботтома разгромила высоко котировавшихся португальцев со счетом 10-0 в Лиссабоне, а затем вынесли 4-0 действующих чемпионов мира в Турине в 1948 году, красноречиво заметил: "Два или три из них, Мэттьюз и Финни, само собой, профессора в той команде, могли бы получить место в любой мировой сборной того времени".

Финни был тихим и скромным человеком, который не стремился к популярности и к тому же был редким универсалом, уступавшим свое место на правом фланге Мэттьюзу, чтобы оба смогли сыграть в одной команде.

Мэттьюз никогда  не ленился нахваливать своего товарища по команде: "Для того чтобы диктовать темп и ход игры игрок должен обладать удивительными качествами. Тех, кому это удавалось на постоянной основе можно пересчитать на пальцах одной руки – Пеле, Марадона, Бест, Ди Стефано и Том Финни". Сегодня к этому списку можно было бы добавить Криштиану Роналду и Лео Месси, но на самом деле Том Дохерти однажды верно подметил, что Месси – это перерожденный Том Финни. Джон Чарльз: "Как вингер Том Финни был гораздо более прямолинеен, чем Мэттьз и забивал голы ради забавы, потому я бы использовал его в качестве центрального нападающего, где он мог бы делать те вещи, которые не под силу другим".

Удивительной была его преданность "Престону", чьи великие времена прошли более полувека назад перед тем как на "Дипдейл" появился Том Финни. Стадион "Престона" стал его родным домом и ареной цирка, где демонстрировал свои таланты фокусника Том. Он выглядел так, как будто на его костях была всего унция мяча, а другими его отличительными чертами были вьющиеся, непослушные волосы и кривая улыбка, не обещавшая спокойной жизни на "Дипдейл" защитникам соперника. С мячом он обращался настолько ловко и изобретательно, что англичанам было с кем сравнить самых техничных латиноамериканских футболистов, когда сборная Англии все же примкнула к футболу на международном уровне.

Если бы Том родился 10-ю или 15-ю годами позже, он автоматически попал бы в сборную Рэмси на ЧМ-66, но вряд ли медаль чемпиона мира могла бы добавить его репутации  большего блеска, чем получилось в итоге

Его преданность "Престону" была протестирована  только один раз, когда итальянский "Палермо" предложил ему 10 тысяч фунтов за два сезона на Сицилии. Можете это сравнить с "солидной" зарплатой сантехника в 14 фунтов, которой на тот момент мог похвастать Финни, так что неудивительно, что это было большим искушением для полузащитника, но когда директора "Престона" отказались его отпустить, он ничем не показал своего разочарования. Это был его клуб, президентом которого он стал в последующие годы.

Если бы Том родился 10-ю или 15-ю годами позже, он автоматически попал бы в сборную Рэмси на ЧМ-66, но вряд ли медаль чемпиона мира могла бы добавить его репутации  большего блеска, чем получилось в итоге – он доказал всем, что преданность куда важнее всех безделушек, а отсутствие медалей не может быть причиной для обсуждения его статуса Футбольного Гения.

Сергей Бабарика, @Sport.ru