Английская трясина может затянуть не только слишком самоуверенных игроков, но и слабых духом и характером тренеров. Полгода неудачной работы в "Вулверхэмптоне", похоже, погасили звезду Столе Сольбаккена. Норвежец в этом плане стал не первым и не последним, но @Sport.ru отмечает для себя уникальность этого случая.

 

13 марта 2001 года. День, который разделил жизнь Столе Сольбаккена на "до" и "после". Собственно говоря, эта жизнь вообще могла оборваться из-за типичного врачебного недосмотра – доктора, слепо верующие в то, что каждый спортсмен априори здоров как бык, проглядели серьёзный порок сердца. Та роковая тренировка действительно стала последней для Сольбаккена-футболиста, но всё могло кончиться и хуже.

 

Доселе Столе был настоящим баловнем судьбы, оставаясь при этом беззаветным трудягой. Кого-то злило то, что и сам полузащитник, и его путь по карьерной лестнице были слишком уж идеальными. Во время чемпионата мира во Франции Сольбаккен на фоне вечно недовольного чем-то Мюкланда и ворчливого Рекдаля казался ангелом во плоти. Он просто максимально выкладывался на поле и заряжал подозрительно неуёмной энергией даже такого лентяя, как Туре-Андре Фло. Не отыграв на французских полях в сумме и девяноста минут, Столе оставил хорошее впечатление, и это притом, что сезон в "Уимблдоне" получился удивительно скомканным. На Евро-2000 он и вовсе не сыграет не минуты, за что понимающие люди будут долго упрекать Нильса-Йохана Семба. "На поле было много хороших игроков, но не было настоящих победителей" – сказал о той сборной её прежний наставник Эгил Ольсен. Уж кто-кто, а "Дрилло" знал толк в менталитете победителя.

 

"Жизнь вообще могла оборваться из-за типичного врачебного недосмотра – доктора, слепо верующие в то, что каждый спортсмен априори здоров как бык, проглядели серьёзный порок сердца"

 

Прошёл ещё год, и Сольбаккен-победитель канул в Лету. Нет, жажда оставаться на вершине никуда не делась после клинической смерти, но способы достижения цели сменились кардинально. Те, кто знал Столе раньше, всё равно удивились – он и раньше-то не слишком выставлял напоказ свои эмоции, но теперь даже лёгкое повышение голоса в разговоре становилось сюрпризом. Сольбаккен ступил на тренерскую стезю, дабы доказать, что успехов можно добиваться не кнутом или пряником, а правильными словами и спокойным подходом к делу.

 

Первым делом он вытащил из болота родной "Хам-Кам", подняв "бело-зелёных" до практически забытых высот. Пятое место в элитном дивизионе на следующий же год после повышения в классе стало едва ли не главным событием сезона в Типпелиге, и для всех было очевидно, кого же признают Тренером года в Норвегии. Один из лидеров команды, нападающий Гейр Фригард, который был младше наставника всего на два года, гораздо позже отметил, что всё держалось на безоговорочном авторитете Сольбаккена. Молодёжь смотрела на него, разинув рты, ведь великолепная игра Столе ещё была свежа в памяти, а опытные игроки уважали тренера за смелость – любой другой человек после случившегося охотно стал бы "почётным пенсионером норвежского футбола", а ему захотелось обратного, он нашёл в себе силы пойти наперекор ожиданиям толпы.

 

На этом самом авторитете всё держалось и в "Копенгагене". Сольбаккен заматерел и уже позволял себе острые выпады в адрес наиболее неудобных оппонентов. Все помнят о том, как норвежец на предматчевой пресс-конференции размазал "Рубин": "Это не команда, а невесть что. Российская лига, видимо, настолько слаба, раз её в Лиге Чемпионов представляет такая серость. Я надеюсь даже не на победу, а на разгром". Разгромить казанцев, конечно, не получилось – кишка тонка, но по итогам шести туров именно датчане заняли второе место, а российские аналитики вполне логично заметили немаловажную деталь. Мало кому удавалось вывести Курбана Бердыева из психологического равновесия, но Столе смог это сделать.

 

Дальше были только ошибки и ходьба по тонкому льду. Не столько сотрудничество с вечно проблемным "Кёльном" стало просчётом, сколько само желание подняться и возвыситься там, где ты никто и зовут тебя никак. Прежние подвиги здесь не играли никакой роли, а подхода к игрокам найти так и не удалось – это Германия, здесь со времён Бисмарка не любят нарочито правильных во всём людей. Фактически предвестником вылета стало не желание Лукаса Подольски побыстрее смотаться в "Арсенал", а история, в которую попал Славомир Пешко.

 

Дорожная полиция задержала поляка за превышение скорости, вдогонку выяснилось, что водитель (как и сидящий рядом Марцин Василевски) пьяны в дымину. Руководство "Козлов" свою официальную позицию обозначило сразу, но Сольбаккен удивил ещё больше, пожелав выступить на судебном процессе свидетелем обвинения. Позже всплыли подробности пронзительной речи в раздевалке перед важным матчем ("Да он же мог сбить человека! Он мог сам разбиться, в конце концов! Так что пусть понесёт заслуженное наказание"), которая окончательно помножила атмосферу в команде на ноль. Да, Столе говорил правильные вещи, но это был, наверное, первый случай за долгое время, когда нужно было поддержать, а не утопить. Решиться на нетривиальный ход, а не слепо следовать своим принципам, удивительно совпадающим с десятью заповедями.

 

Приблизительно то же получилось и в "Вулвз". На бумаге альянс выглядел привлекательно, но руководство клуба не учло тот факт, что в раздевалке нового тренера есть кому схарчить. Тот же Кевин Дойл пререкался на повышенных тонах всегда и со всеми. Даже с Миком Маккарти, который десяток лет назад не прощал подобного отношения к себе и легендам вроде Роя Кина, не говоря уже о жутко переоценённом сопляке с грациозностью и пластичностью дубового комода. Наверное, именно по этой причине седовласый ирландец и потерял контроль над своим детищем, опустив твёрдого середняка в зону вылета и доигравшись до отставки.

 

Сольбаккен начал удивлять прямо с порога. Чуть ли не под первым номером в списке интересов норвежца значился … Славомир Пешко. Шанс на перевоспитание – иначе это странное желание воссоединиться охарактеризовать было нельзя. В Англии, видимо, не читали немецких газет ни до обеда, ни вообще, раз ничего не знали о скандальной кёльнской истории. Поляк всё-таки перебрался на "Молинью", но основным исполнителем и близко не стал. Ещё бы, если на его позиции уже были Стивен Хант, молодой Энтони Форд, а позже добавились Бакари Сако и Разак Букари.

 

Второй значимый трансфер стал одновременно живительным и разрушительным. Возможности воспитанника "Лиллестрёма" Бьорна Сигурдарссона Сольбаккен знал великолепно. Он понимал, что молодой таранный форвард отлично впишется в его схемы, особенно если рядом будет стервятник по призванию Сильвен Эбанкс-Блейк. Исландец действительно заиграл с ходу, но нашёлся человек, которому подобный расклад явно был не по нраву. Как уже упоминалось выше, Дойл по величине раздутости эго готов соперничать даже с Аланом Ширером, чьё эго уже давно объявлено национальным достоянием Великобритании и заодно абсолютной величиной эгоизма и эгоцентризма. А сейчас ещё и козыри оказались в руках какого-то неведомого бритоголового норвежца, говорящего так тихо, как санитары перешёптываются между собой в морге.

 

"Во всех командах Сольбаккена проблемы возникали не с качественным исполнением ролей, а с их распределением"

 

В самом деле, Кевин играл больше Бьорна, но забивал при этом вдвое меньше, а привычка транжирить по два-три стопроцентных момента никуда не делась (один авторитетный коллега, считающий Дойла едва ли не лучшим "чернорабочим" форвардом Туманного Альбиона, с этим утверждением наверняка не согласится, но записывать Дойла в "носильщики рояля" так же опрометчиво, как и причислять, скажем, Никиту Джигурду к звёздам классического балета).

 

Доподлинно неизвестно, трения какого характера имели место за кулисами в раздевалке "Волков" – сор из избы, к счастью, никто не вынес. Но эти самые трения были, ибо во всех командах Сольбаккена проблемы возникали не с качественным исполнением ролей, а с их распределением. Тем более, и помимо Дойла есть игроки, которые у Маккарти были фаворитами, а при недолгом правлении Столе оказались на дальнем краю длинной скамейки запасных. Но результата-то не было так или иначе! И корень проблем нужно искать не на футбольном поле, а за его пределами. Опять же, стоит повториться: за пределами Скандинавии и Дании авторитет норвежца близок к нулю. Для англичан Столе такой же неизвестный герой, как Валерий Чкалов для жителей Фиджи и Гуама.

 

Что ж, теперь "Вулверхэмптон" принял Дин Сондерс. По-хорошему злой и характерный валлиец держал в ежовых рукавицах даже такую разношёрстную обойму, как нынешний "Донкастер", так что на него и пикнуть никто не посмеет. А вот Сольбаккену стоит призадуматься над будущим. Работать в "чемпионатах второго сорта" ему уже не интересно, в топ-лигах после двух провалов ему делать нечего…. Может быть, в телепроповедники податься?

 

5 января 2013 года. Не разделит ли этот день жизнь Столе Сольбаккена-тренера на "до" и "после"?

 

Иван Манчев, @Sport.ru