Евгений Ловчев открыто ругает спартаковцев за отсутствие свойственного команде духа и ответственности, Дмитрий Симонов возмущается "человеческой мерзости, которой нет пределов", а Максим Михалко замечает, что не все спорные вопросы лучше решать силой. Обзор публикаций понедельничной спортивной прессы на актуальные темы, как и всегда, предлагает @Sport.ru.

 

У обозревателя "Спорт-Экспресса" Дмитрия Симонова после трагического для "Спартака" дерби против "Динамо" на душе остался нехороший осадок. Но единственно верное решения зачастую оказывается некрасивым и неэтичным – к этому пора привыкать.

 

"Пусть говорит наш тренеришка", - отмахнулся после матча Артем Дзюба от тележурналистов и уверенной походкой прошествовал по смешанной зоне в сторону спартаковского автобуса, который плотным кольцом окружили бойцы ОМОНа. Не все болельщики еще знали о принятом кадровом решении, и многие из них хотели в привычной для себе манере спросить с тех, кто выходил на поле.

 

Зато игроки уже все знали и, после того как в раздевалке побывали акционеры, могли позволить себе "играть в открытую". Если раньше о своем отношении к испанскому тренеру публично они говорили лишь на футбольном языке, то теперь смело перешли на русский. Хамский русский.

 

Надо же - "тренеришка"... Даже удивительно, сколько презрения может вобрать в себя одно словечко, пусть и сказанное на эмоциях. А ведь этой фразой, как мне кажется, Дзюба выдал и себя, и всех остальных. Еще до матча с "Динамо" по некоторым признакам можно было сделать вывод, что у Эмери в "Спартаке" есть проблемы, причем не только футбольного характера. Но казалось, что со временем все наладится. К тому же было очень интересно посмотреть, что же у баска в итоге получится. Однако все оказалось настолько серьезно, что в данных обстоятельствах отставка главного тренера представляется единственно верным решением, пусть и не слишком красивым.

 

Отчего-то вспомнился Анатолий Бышовец с его нетленным "нет предела человеческой мерзости". И речь тут идет вовсе не о Дзюбе или других футболистах, безоговорочно раздавленных соперником и выместивших злобу на человеке, которому "повезло" стать крайним. В том, о чем в свое время так витиевато говорил Анатолий Федорович, трудно обвинять кого-то конкретно. Когда такое происходит - виноваты и все сразу, включая принесенного в жертву Эмери, и никто в отдельности. Иногда это называют коллективной ответственностью, иногда круговой порукой.

 

Казалось бы, что тут такого? В футболе подобное встречается сплошь и рядом - очень часто тренер, добившийся успеха с одной командой, в другой терпит неудачу. Из относительно свежих мировых примеров - опыт Андре Виллаш-Боаша в "Челси", из российских - работа Миодрага Божовича в "Динамо".

 

В случае с Эмери ситуация вышла за рамки стандартных шаблонов типа "тренер против игроков" или "тренер против руководства". Потому что история пошла по очень редкому сценарию "тренер против всех", причем сам Эмери, судя по всему, об этом либо не догадывался, либо делал вид, что не догадывается. Что хуже - сказать сложно.

 

Но как тут можно о чем-то догадаться, если даже в СМИ твои руководители - председатель совета директоров и генеральный директор - говорят такие правильные вещи? "Не нужно бросаться из крайности в крайность", "зачем принимать радикальные решения", "надо спрашивать прежде всего с футболистов" - это все из последних цитат Карпина. Что сказал после матча с "Барселоной" Леонид Федун, вы, думаю, хорошо помните: свой двухлетний контракт тренер должен отработать.

 

Всё, что ни делается, всё делается к лучшему. Так ведь? Не всегда, отмечает в своей колонке в "Советском спорте" Евгений Ловчев. Уж игроки "Спартака" в последнее время точно не стремились к лучшему, по мнению легенды советского футбола.

 

Отставка… Она абсолютно логична. "Спартак" вылетел из Кубка, из еврокубка и практически потерял чемпионат – чтобы за оставшиеся 13 туров попасть в зону Лиги чемпионов, необходимо приложить сверхусилия. Кроме того, видно, что игровая перспектива, которая была у команды в начале сезона – быстрый переход в атаку, игра флангами, стандарты, – куда-то делась. "Спартак" стал проводить матчи, как в мультике "Ежик в тумане" – каждый раз, выходя на поле, игроки не представляли, по-моему, что делать.

 

Кроме того, уж простите мне брюзжание, в команде мало людей, которые представляют, что такое "Спартак" и что такое для болельщиков клуба матчи с "Динамо".

 

Страшно, пусть это и прозвучит цинично, когда в команде нет людей, которые при таком отношении к клубу, верят в главного тренера, играют ради него. Таких просто нет, это показал вчерашний матч.

 

Он, кстати, показал также, что в команде маловато профессионалов, которые могут играть вот просто потому, что у них контракт, что футбол – это дело их жизни, профессия. Что ж, значит, следующему главному тренеру предстоит на некоторое время забыть о прянике, взяв в руки на первое время кнут.

 

Обратите внимание на то, как команда пропускала вчера голы. Там нет подстраховки, каждый сам по себе. Вот гол Кокорина, когда он убрал Пареху у штрафной. Но посмотрите момент в динамике – Де Зеув бежит трусцой назад – он, возможно, держит зону, но она пуста, параллельно, как поезд мимо нищего, бегут динамовцы. Я посмотрел статистику – голландец довольно давно не играл в основном составе, вот вышел – и такие действия…

 

Потом еще момент – когда забивал Нобоа. И тоже Де Зеув не успевает… Очень много безразличных, которые просто поставили под расстрел Андрея Диканя.

 

И возникает вопрос – что случилось по ходу сезона, если в его начале "Спартак" прогрессировал в организации игры (исключение составляла оборона), а в его середине вдруг встал? Почему так и не произошло сколько-нибудь внятного прогресса в обороне: раз за разом покупаются футболисты, которых презентуют как умных компьютеров, а на деле они оказываются ЭВМ позднего СССР?

 

В Санкт-Петербурге же на "Спартак" внимания не обращают – там своих проблем по горло. Максим Михалко в свежем номере газеты "Спорт день за днём" делится своими мыслями о конфликте "Зенита", "Динамо" и КДК, занимая в споре неожиданную для всех позицию.

 

"Все, что нас не убивает, делает нас сильнее". Инцидент в Химках выступил творческим катализатором, чтобы вторая часть афоризма Фридриха Ницше обрела новую интерпретацию. В "Зените", похоже, скандал в связи с поведением собственных болельщиков и последующим технически поражением решили использовать для того, чтобы высечь собственную репутацию всеми возможными способами.

 

Началось все с заявления Максима Митрофанова о том, что акционеры могут рассмотреть вопрос о целесообразности дальнейшего выступления "Зенита" в чемпионате России, если в отношении "Зенита" будут позволены "злоупотребления регламентом со стороны футбольных властей". Читай — присуждение технического поражения. Время и события, при которых была обнародована столь неожиданная инициатива, сомнений не оставляли — в "Зените" решили не затягивать с приведением в действие принципа "лучшая защита — нападение". Как показала жизнь, это было только прочесыванием местности перед боевыми действиями.

 

Словесная пикировка между "Зенитом" и "Динамо" продолжалась почти два дня, пока стороны не встретились на собрании РФПЛ с участием представителей клубов. Когда попытка внести срочные поправки в регламент не удалась, последовали заверения об отсутствии враждебных посылов к "Динамо", лозунги о необходимости изобличать хулиганов и обязательной поправке на спортивный принцип и дух футбола перед принятием решения. Хотя было очевидно, что часом икс является четверг, когда КДК предстояло огласить вердикт по химкинскому матчу. И едва новый глава этой организации Артур Григорьянц объявил неутешительный для "Зенита" приговор, стало очевидно: предыдущие заявления из лагеря питерского клуба были лишь дипломатическими изысками, хотя в это же время сдувались последние пылинки с тяжелой артиллерии, которой предстояло вступить в бой.

 

Первым ее использовал президент сине-бело-голубых Александр Дюков, заявив, что решение КДК несправедливо, так как принято не по регламенту, а "по понятиям". Жаль, зенитовский босс не уточнил, в чем конкретно карательный орган нарушил единый для всех документ. Может, общественности доступна только часть регламента и какие-то отдельные его положения предназначены исключительно для "внутреннего пользования" — для составителей и участников? Узнать было бы интересно.