@Sport.ru заканчивает серию материалов-воспоминани о футболистах, ставших олимпийскими чемпионами Сеула в составе сборной СССР. В последней части материала речь пойдёт о неординарных личностях – о литовском гение, о лучшем пенальтисте в истории союзного чемпионата, о бомбардире и тренере, о более удачливом из двух близнецов-футболистов и о беззаветном трудяге в красно-белых цветах.

 

Игорь Пономарёв

 

Олимпиада для самого известного в СССР игрока "Нефтчи" получилась на удивление скоротечной. Его и вызвали в сборную в последний момент, ведь Пономарёв не успел толком оправиться от травмы колена, и сыграл он совсем немного – лишь первый матч с хозяевами Игр. Дальнейшему активному участию помешала травма колена. "Сломался на ровном месте: выпрыгнул за мячом и неудачно приземлился. Причем ничего не почувствовал, матч доиграл. А наутро проснулся - нога не сгибается. Перед следующем матчем Бышовец спросил: "Играть можешь?" - "Минут на 45, думаю, хватит". Мне сделали укол и во втором тайме решили выпустить на замену. Начал разминаться на бровке, но пробежал 20 метров - и от боли в коленном суставе прошиб холодный пот. И все оставшееся на Олимпиаде дни испытывал страшную неловкость от того, что ребята сражаются за победу, а я стал для них обузой. В финале пытался принести им хоть какую-то пользу - таскал бутылки с водой..."

 

Но знаменит Пономарёв не только своей олимпийской медалью. На его счету двадцать четыре реализованных подряд пенальти – рекорд, который ещё нескоро кому-то удастся побить. А могло быть и больше, но карьера атакующего полузащитника оборвалась в 29 лет. Ему пришлось обустраиваться в Швеции, поскольку на родине грянула самая настоящая война – Карабахский конфликт был в самом разгаре. Однако неплохому футболисту удалось найти себя на тренерском поприще. Он даже со сборной Азербайджана в отборочном цикле ЧМ-2002 работал, и работал неплохо, но местная федерация элементарно зажилила деньги на новый контракт…

 

"Знаменит Пономарёв не только своей олимпийской медалью. На его счету двадцать четыре реализованных подряд пенальти – рекорд, который ещё нескоро кому-то удастся побить"

 

Александр Бородюк

 

Судьба будущего старшего тренера сборной России в конце восьмидесятых складывалась непросто. С приходом в "Динамо" Анатолия Бышовца он потерял место в основном составе, но при это попал в заявку на Олимпиаду. Нельзя сказать, что Бородюк играл в Сеуле важную роль (скорее, даже наоборот), но свою медаль он получил. Видимо, в компенсацию  за клубные мытарства.

 

Летом 1989-го талантливый форвард уехал за границу – вместе с Владимиром Лютым его купил "Шальке". Интересно, что вместо днепропетровца в Гельзенкирхен должен был перебираться Игорь Пономарёв, но всё переигралось из-за хронических проблем с коленом (да и жена отдала предпочтение шведскому варианту). Так или иначе, а в составе "Плутов" Бородюк снова заблистал, дав повод рурским болельщикам сравнивать с его с легендарным Клаусом Фишером. Но если Лютый пустил в Германии корни, то Александра Генриховича в середине девяностых неудержимо потянуло на родину. Он ещё попылил несколько лет в российских клубах, после чего ступил на тренерскую стезю.

 

Можно даже сказать, что Бородюк примелькался российскому болельщику больше, чем все остальные олимпийские чемпионы вместе взятые – семь лет в штабе сборной России даром не пройдут. Сейчас же он вернулся в родное "Динамо", но не в тренерское кресло, а на непыльную кабинетную работу.

 

Евгений Кузнецов

 

Вот скажите, кого вы вспоминаете в первую очередь, когда звучит имя Евгения Кузнецова? Конечно же, талантливого молодого хоккеиста. Но утверждение это верно лишь в том случае, если вы не болельщик "Спартака". "Внешне его манера не броская, но всегда полезная. Его челночные рейды на протяжении всего матча, как правило, изматывают соперников, а острые передачи с фланга нередко завершаются точным ударом партнеров" – именно так охарактеризовал беззаветного спартаковского трудягу его партнёр Фёдор Черенков. Парадоксально, но сам Кузнецов и по сей день утверждает, что Константин Бесков использовал его не на своей позиции – полузащитника куда больше тянуло к центру, но желание тренера есть желание тренера.

 

Собственно говоря, любители футбола помнят Кузнецова не столько как олимпийского чемпиона, сколько как автора одного из двух голов в фактически золотом матче чемпионата СССР-89 между "Спартаком" и киевским "Динамо". Тогда "народная команда" долго уступала в счёте, но именно Евгений сумел сравнять счёт. Обычно он простреливал с фланга, а кто-то из его партнёров замыкал, но теперь вышло наоборот. И многие болельщики этот гол ценят куда выше, чем победный штрафной Валерия Шмарова. Парадокс? Конечно, парадокс. Но такие моменты остаются в памяти навсегда.

 

Юрий Савичев

 

Младший из близнецов Савичевых оказался более удачлив в футбольном плане, чем старший. У Николая в активе меньше матчей за сборную, на Олимпиаду он не попал, да и карьеру закончил в двадцать восемь лет. А вот у Юрия всё сложилось куда интереснее. В команде Бышовца торпедовец исполнял роль такого себе джокера, чёртика из табакерки, который мог быть незаметным на протяжении долгого времени, но потом оказаться в центре внимания в решающий момент и решить эпизод в свою пользу. Так случилось, например, в финале против бразильцев, когда в дополнительное время Савичев после передачи Лютого забил тот самый важнейший мяч, который принёс советской команде золото. И мячей таких было немало.

 

Клубная карьера в итоге тоже вышла в "плюс", хотя казалось, что предательство руководителей "Олимпиакоса", заманивших к себе одного из лучших советских футболистов и банально "кинувших" его на деньги, сломает кого угодно. Но нет же – Савичев-младший нашёл себя в Германии, где играл до тридцати пяти лет, да и жить там остался. Пример Лютого оказался в хорошем смысле заразительным.

 

"Возвращение в Литву уже в качестве функционера получилось помпезным – Нарбековас был очередным героем, который попытался возродить былое величие родного "Жальгириса". Вот только ни на президентском, ни на тренерском поприще ничего у него не вышло"

 

Арминас Нарбековас

 

Любил забивать важные мячи и чемпион Универсиды-87. Сразу вспоминается полуфинал с Италией, когда в первой же атаке в дополнительное время Арминас не раздумывая нанёся обводящий удар левой из угла штрафной и положил мяч аккурат под дальнюю штангу. Немало таких ударов Нарбековас нанёс и в зелёной майке "Жальгириса", в том числе и в бронзовом сезоне-87. Попробовав силы после объявления Литвой независимости в "Локомотиве", креативный левша откликнулся на предложение "Аустрии" и осел в Австрии. Как потом окажется, до самого конца карьеры.

 

Роман со сборной у Арминаса не сложился, как и у Арвидаса Янониса, зато на клубном уровне полузащитник успел отлично себя проявить. По австрийским меркам, разумеется. Возвращение в Литву уже в качестве функционера получилось помпезным – Нарбековас был очередным героем, который попытался возродить былое величие родного "Жальгириса". Вот только ни на президентском, ни на тренерском поприще ничего у него не вышло, ведь "Каунас" с деньгами Владимира Романова тогда был на первых ролях. Сейчас же олимпийский чемпион Сеула подался на курорт. И отдыхать, и работать – ему предложили стать рулевым "Спартака" из Юрмалы, и отказа не последовало.

 

Иван Манчев, @Sport.ru