Sport.ru / Футбол. Новый гендиректор "Спартака" Сергей Родионов - о философии клуба, трансферной политике и братьях Миранчуках.

– Главная неожиданность, с которой столкнулись в новой должности?

– На меня обрушился громадный поток информации. Потребовалось время, чтоб привести в порядок голову. В академии привык к определённому укладу. А тут – из дома уезжаешь ни свет ни заря, возвращаешься поздно. Но сейчас вошёл в нормальный рабочий ритм, - приводит слова Родионова "СЭ".

– Вы обронили в интервью, что долго размышляли над предложением Леонида Федуна. Что смущало-то?

– Всё произошло внезапно. Даже слишком. Сомневался – получится ли у меня на таком ответственном посту? Я не карьерист, да и бросать академию не хотелось. Ключевым стал разговор с Леонидом Арнольдовичем. Подробности пусть останутся между нами.

– Мобильник раскалился от поздравлений?

– Не то слово! Никогда не было столько звонков, как в первые пять дней после назначения. Обо мне вдруг вспомнили люди, с которыми не общался много-много лет, спартаковские болельщики 80-х. Где раскопали телефон?

– Агенты тоже названивают, предлагают игроков?

– Эта публика одолевает меньше. Наверное, в курсе, что сегодня в "Спартаке" трансферная политика выстраивается иначе. Есть спортивный департамент, при нём тренерский совет. Решение о покупке или продаже игрока принимает не один человек. На мой взгляд, правильная схема. Футболисты должны приобретаться не под тренера, а с учётом философии игры клуба. В последние годы "Спартаку" этого явно не хватало.

– У вас репутация человека тихого, бесконфликтного. Наорать можете?

– Это с виду я спокойный. Крик – не мой стиль, но голос повысить могу. Жизнь научила резать мясо. Руководителю без этого никуда.

– Уже кого-нибудь уволили?

– Нет. Я не сторонник сразу махать шашкой. Тем более, повода никто не давал. Атмосфера в клубе хорошая, каждый на своём месте. Вот в академии случалось расставаться с людьми.

– Вы о тренерах?

– В том числе. Существует программа развития академии, система подготовки. Если что-то не устраивает, лучше сказать честно. Как Александр Шагов. Претензий к нему не было, сам заявил: "Рамки – не для меня. Желаю творить". Ушёл в женский футбол, нынче старший тренер молодёжной сборной. А были те, кто промолчал, однако программу игнорировал. Тогда приходилось объяснять, что дальше нам не по пути.

– Братьев Миранчуков в 13 лет из спартаковской академии выгнали при вас?

– Нет. Когда стал президентом, оба уже были в "Локомотиве". Похожая история приключилась с Комбаровыми, которые в 14 лет перешли в "Динамо". Теперь, конечно, можно говорить, что ребят не разглядели, недооценили. Но я тренеров не виню. В детском футболе такое сплошь и рядом. В тот момент были мальчишки сильнее. А Миранчуки, Комбаровы в состав не попадали. Подросли, окрепли, получили в другой школе игровую практику – раскрылись. Ну и слава богу!

– С кем ещё поторопились распрощаться?

– Например, с Артёмом Тимофеевым. В 15 лет ставку сделали на парня, который выглядел предпочтительнее. Клуб на него очень рассчитывал, но всё перечеркнула травма. Тимофеев ушёл в "Чертаново", здорово прибавил. Спустя два года его взяли в спартаковский дубль, а сегодня с основой готовится к сезону.