Александр Тарханов с присущим ему юмором рассказывает о комплектовании "Крыльев Советов" в межсезонье, известный в прошлом вратарь Руслан Нигматуллин призывает меньше критиковать игроков и тренеров нашей сборной, а биатлонист максим Чудов подводит итоги завершившемуся зимнему сезону. Блогобзор представляет вам @Sport.ru

Новостями из Самары делится главный тренер "Крылышек" Александр Тарханов:

"Ну, вот таким комом начали! Злился я жутко, даже расчихвостил свою команду на пресс-конференции. Погорячился. Играли мы неплохо и я знаю, как развивать эту команду. А пока, о том, как все в который раз начиналось.

Я лежал в своем номере гостиницы на Беговой с распухшим голеностопом, смотрел футбол по ноутбуку, скрашивая нудную мышечную боль невеселым болгарским чемпионатом и звонками с двух трещащих телефонов, не дававших мне подзабыть мировую географию. Словно я находился в центре Вселенной, хотя на самом деле даже не в центре Москвы. Но такова иллюзия нашей традиционной жизни в межсезонье, когда так легко обмануться…

В дверь постучали. Негромко. Зашел молодой парень, бизнесмен, активно ищущий свое место в футболе. Бутылка коньяка на стол и коммерческое предложение из уст: "Возьмите, пожалуйста, этого парня, он играл у нас в дубле, когда я работал коммерческим директором, а сейчас вырос, и отец его, серьезный человек, хочет видеть свое чадо в премьер-лиге. Вам лично вот столько…" Он передает мне листок бумаги с цифрой и я понимаю, что начался новый, 2011 год. В российском футболе.

"Он передает мне листок бумаги с цифрой и я понимаю, что начался новый, 2011 год в российском футболе"

Вот так мы, тренеры, вкатываемся в наступающий сезон. Вроде бы продолжаем прошлый, даже видим все "точечно", а потом раз тебе, Иванов задумал уйти. Нехотя так. С грустью. Но куда деваться ему?.. Цаллагов съездил в молодежку на турнир памяти Гранаткина и вернулся оттуда каким-то неуверенным, Ржевский, которого я сам лично видел в Лиге чемпионов и думал, что вот-вот он мне поможет сдвинуть Таранова в опорную зону, что-то замандражировал в контрольных матчах…

Поэтому все точечное приходится точить и уточнять. По многу раз. А в начале всего пытаешься уловить что-нибудь ценное в голосах, прорывающихся в трубке телефона с артиллерией убеждений и своими акцентами. Сербскими, прибалтийскими, одесскими… Это время банальных вопросов: "Кто?", "Откуда?", "Сколько?"… И банальных уточнений: "Кто-кто?", "Откуда? Не оттуда ли?", "Сколько, сколько?". Это то время селекции, когда селекция банальна.

Для начала пытаешься уловить что-нибудь ценное в голосах, прорывающихся в трубке телефона с артиллерией убеждений и своими акцентами

Самый длинный номер мой мобильник высветил при звонке Марка Туниса из Торонто. Вдумчивого тренера, известного у нас по работе в душанбинском "Памире", автора литературы по вратарскому искусству, уехавшего в свое время за океан вслед за дочерью. Говорит, играет там у них в чемпионате парень, самый лучший во всей Канаде. По телефону такое слушаешь хладнокровно, акаешь пару раз, начинаешь пропускать мимо ушей, но… Бывает, соглашаешься. Не особо рассчитывая на заключительный восторг. Ну, вкусную дичь "по звонку" не заказывают. Дичару же вполне. Это потом мы узнали, что он Дикьяра, где "ди" – предлог, писавшийся когда-то в итальянском оригинале с маленькой буквы.

Меня вообще сложно удивить по-настоящему. Канадец и не удивил, разве что эмоционально: контрастом своей антропометрии и возраста – мясные 185 сантиметров тела при девятнадцати годах. Акселерат прямо, коих в нашем чемпионате я что-то не припомню. Но в этом плане он мне интересен как человек. Футболиста, того самого, что реально полезен – не обязательно прямо сейчас, но и не через три года как Милич, – я еще должен был увидеть. Но об этом чуть позже.

Потом меня набрал Ташуев. Мой хороший товарищ и самодостаточный тренер – умный, анализирующий и порядком умеющий, которого неожиданно попросили из "Краснодара". Прикинули с ним в пятьдесят пятый раз, где в нашей футболистике логика. Вообще-то мы эту логику все знаем, но не нашенское дело ее обсуждать. На том и пожелали друг другу удачи.

"Канадец удивил эмоционально: контрастом своей антропометрии и возраста – мясные 185 сантиметров тела при девятнадцати годах"

Включил гостиничный телевизор, там "Наполи" играл с "Интером". И за что "Наполи" так хвалят? Скучно стало, захотелось выйти. Кальчо все-таки не мое…

Когда пришел обратно, увидел пропущенный от Димки Хохлова. Звонил узнать про тренировавшегося с "Крыльями" сына Игоря. Сын, впрочем, вылитый отец – рассудительный и элегантный. Креативный полузащитник, воспитанник нашей школы "Ника", что на Варшавском шоссе. Но в это межсезонье он восстанавливался после травмы, потом после рецидива травмы, а сейчас зачислен в дубль "Динамо".

Затем время побежало. Возобновились агентские звонки.

– Александр Федорыч, португалец! Очень хороший. Возьмите.

– Есть видео?

– Нет, но те, кто его видел, говорят только хорошее…

Кюри Чачаев, наш доктор, принес новость – у Стива Жозеф-Ренетта не дышит одна ноздря

– Александр, японец! – это уже Дражен укающим сербским говором передает по другой линии.

– Дражен, сколько он стоит? – спрашиваю я, предугадывая в уме ответ: миллион или 999 тысяч? За такие деньги нынешние "Крылья" возьмут только проверенного. Какую сумму Дражен назвал, и назвал ли вообще, я уже не вспомню. Как и имя того японца.

– Александр, это Ляунас! – Ляунас, внеполевая легенда вильнюсского "Жальгириса", формировавший клубный бюджет еще в советские времена. Как так получилось? Ляунас был слишком предприимчив для того времени. Настолько предприимчив, что был вынужден отвечать за гордость всея Лиетувы. Позвонил поздравить с Рождеством Христовым.

Под вечер нога разболелась, а Кюри Чачаев, наш доктор, принес новость – у Стива Жозеф-Ренетта не дышит одна ноздря. Дело серьезное. Тут же официант в насмешку принес мне круассанов с джемом. Подсластить французскую грусть. Один за Стива, второй – за, понятное дело, Мболи [эм’боли]. Его умение и психику. Дичь все-таки заносят в конце сезона, под шампанское".

***

Руслан Нигматуллин в преддверии игры с Арменией решил высказаться о положении дел в сборной России:

"Надо заметить, что в последнее время о сборной говорят, по-моему, исключительно в негативных тонах. Это меня не удивляет. Просто у нас давно сформировалось предвзятое отношение к команде. Заметьте, даже в популярных юмористических программах о российском футболе ничего хорошего не услышишь – все в язвительной форме, сплошной негатив. Это бесконечное продолжение той самой шутки про отца, у которого было три сына, двое из которых – умные, а третий – футболист…

"Видимо, наш менталитет все-таки не позволяет максимально профессионально подходить к товарищеским встречам"

Даже тот факт, что сборная сейчас находится на первом месте в своей отборочной группе, отношение общества к нашей команде не изменит. Удовлетворено оно будет только тогда, когда отечественные футболисты заиграют, как бразильцы, будут выносить всех со счетом 5:0. Да и то, наверное, найдутся критиканы, которые выдвинут претензии: надо было, мол, 7 мячей забить. 

Но вот что скажу: собаки лают, а караван идет. Идет к своей цели. Помните, и во времена моих выступлений за сборную ситуация была точно такой же. В отборочном цикле к ЧМ-2002 мы еле-еле переиграли команду Люксембурга – и тут же попали под шквал критики. А что в итоге? Уверенно заняли в группе первое место. 

Нужно понимать, что международный футбол, игры сборных – особая сфера. Здесь никогда не бывает все гладко. Вот и у наших – то взлеты, то падения. Недавно было поражение от сборной Ирана, но значение этому фиаско придавалось такое, словно уступили в официальной игре. Главные выводы из подобных матчей должны делать не болельщики и пресса, а тренерский штаб сборной. Видимо, наш менталитет все-таки не позволяет максимально профессионально подходить к товарищеским встречам. 

Ну а что касается сборной Армении, то уж к матчу с ней надо подойти во всеоружии. Надо серьезнейшим образом готовиться, не допуская расхоложенности. Армения на своем поле одолела словаков, чего нам сделать не удалось, более того – российская сборная словакам уступила. Все это говорит о том, что недооценка армян должна быть просто исключена. 

К тому же не стоит забывать о факторе предельного настроя всех команд из бывших советских республик на матчи с россиянами. Это чувствуется. Я могу вспомнить свои игры против сборных Эстонии и Латвии. Футболисты этих команд всячески пытались себя проявить, думая в том числе и о том, что за ними могут следить селекционеры из команд российского чемпионата. Ребята пытались прыгнуть выше головы, в особенности те, кто уже выступал в нашей Премьер-лиге – для них такой матч был делом принципа. Как и для болельщиков, конечно. 

Тем не менее, сборная России обязана брать 3 очка и выходить из группы с первого места. Я с большим уважением отношусь к армянской команде, но по соотношению сил мы стоим гораздо выше. Ничья неприемлема, осечкой тут же воспользуются конкуренты".

***

Пожалуй, наиболее критикуемый член биатлонной сборной России Максим Чудов рассказывает о прошедшем сезоне:

"Итак, как вы уже знаете я пропустил финальный Кубок мира – возникли небольшие проблемки со здоровьем. Я решил глобально обследоваться – и только после этого продолжить тренировочный процесс, подводить себя к следующему году. Для меня здоровье очень важно – не только для того, чтобы выступать, но и чтобы в дальнейшем жить. Мы, спортсмены, ведь только-только начинаем свою жизнь, поэтому я очень щепетильно отнесся к этому вопросу. 

Я знаю, над чем мне будет нужно трудиться. В минувшем сезоне – сказать это могу по себе – я делал немного не ту работу, которую было необходимо, а на следующий сезон – если все будет нормально со здоровьем – мы, может быть, вернемся к старому варианту, предполагающему создание базы, от которой потом можно будет отталкиваться. Он всегда работал – так почему бы ему не сработать сейчас… 

В этом году у меня очень складно и четко получалось до летнего чемпионата России, где я выступил прекрасно. Состояние – супер, сила, мощь – все это было! Я шел по индивидуальному плану, делал другую работу, решив вернуться к старым кондициям и старым результатам. Но со вкатки, с первого снега по тренерскому слову Ткаченко и Медведцева я снова прибыл в команду, где мы все стали работать по одному шаблону. И наступил момент, когда я начал понимать, что чего-то не хватает. Кому-то, возможно, такая общая подготовка подошла, но кому-то ведь и не подошла! Сейчас мы видим, кто как выступал – кто-то волнообразно, кто-то средненько, но постоянно. 

На мой взгляд, мы немножечко опоздали с первым снегом. Уже на первом Кубке мира сборная России ходом попадала среднего уровня странам, что говорить о норвежцах, которым мы в скорости проигрывали по 2-3 минуты. Нужно было раньше вставать на снег, приезжать в Швецию разбеганными и гоняться спокойно, не боясь. Всегда можно взять перерыв в середине сезона, дабы откататься – и продолжить выступать на следующих соревнованиях. 

После первого Кубка мира мне как атлету было сложно поверить, что в Ханты-Мансийске наша сборная все выиграет. Я понимал, что это будет очень тяжело. Очень. Когда закрутилась карусель с выступлениями в Кубках мира, мы попали в плотный график – и времени готовиться не было, нужно было просто выступать. После новогодних праздников мы, в принципе, побежали – и хорошо побежали, но базы, заложенной на первом снегу, оказалось недостаточно. Наш пыл закончился очень рано. 

"Чемпионат мира оставил у меня разочарование от своих собственных результатов"

Возможно, мне бы и стоило отказаться от поездки в США… С другой стороны, перед чемпионатом мира команду поделили – кто-то остался в Риднау, кто-то улетел в Америку. И ни та, ни другая группа особых результатов в личных гонках не показали, по большому счету. 

Чемпионат мира оставил у меня разочарование от своих собственных результатов. С первых дней сезона мы настраивались на по возможности лучшее выступление в Ханты-Мансийске. Но итоги этого турнира показали, что мы действительно не подвелись к нему так, как следует. И по всему сезону, и на чемпионате наши выступления были плохими, даже нет, ужасными – впрочем, мы выступили на столько, на сколько были готовы. Сейчас есть осадок, разочарование, обида на самого себя – возможно, нужно было делать немножко другую работу, продумать все чуточку иначе. А мы просто не справились. И это действительно досадно. 

Количество гонок, в которых стартовал я сам, не зависело от моей готовности или моего желания. Меня заявили только на индивидуальную гонку, а в масс-старт я попал еле-еле, тут мне повезло – так я вообще вышел бы лишь на одну дисциплину. Причем о том, что буду стартовать только на индивидуальной гонке, я узнал незадолго до самого чемпионата. У нас так заведено – нет конкретного распределения, что тот или иной спортсмен готовится к конкретному старту, и это огромная проблема. Я не говорю, что знай я за месяц или за две недели, что буду стартовать в классике, обязательно пробежал бы лучше. Но почему бы и не знать заранее о своей судьбе, это ведь помогло бы подготовиться. 

"Мне заявили, что на протяжении сезона мои выступления были волнообразными"

Еще в Америке я спросил наших тренеров Ткаченко и Медведцева: "Я не претендую на большое количество стартов на чемпионате мира в такой сложный для себя сезон, к какой гонке мне себя подводить?" Я тогда думал уехать на двухнедельную самоподготовку, здоровье чуть подправить. Тренеры же мне сказали, что, мол, мы не решаем, решает Барнашов, и мы не можем тебе гарантировать, что ты побежишь ту или иную дистанцию. "Ладно, добро", – ответил я. А что еще тут скажешь… Для меня это удивительно. Если люди берутся тренировать того или иного атлета, они несут за него ответственность. С тренера в конце сезона должен быть спрос. У нас выходит немножко по-другому – и сейчас, когда тренера снимают прямо во время эстафеты, и в прошлом сезоне выходило. Я немножко с этим не согласен, для меня попросту непонятно, почему так сложилось. Впрочем, несмотря на свои результаты, я благодарен нашему тренерскому штабу, который работал со сборной первый год, целиком и полностью погрузился в процесс и справился с поставленными задачами. 

А эстафета – про нее я уже вкратце рассказывал. Было решение на собрании. Я задал вопрос, по какому принципу составляли эстафетную сборную. Мне ответили, что это было сделано на основе мнения тренерского штаба. Я сказал, что не согласен с этим решением – и услышал, что тренерское решение не оспаривается, состав уже утвердили. Также мне заявили, что на протяжении сезона мои выступления были волнообразными. В принципе, это так, но по результатам того же чемпионата мира в эстафету можно было ставить любого, и результат был бы не хуже. Решение тренерского штаба, естественно, вызвало у меня обиду. Почему? Когда не ставят в ответственный старт атлета, который – тьфу-тьфу-тьфу – не провалил ни одной эстафеты, а во многих – помогал команде, этому атлету очень даже может быть обидно. Получается, что мне не доверяют ни как спортсмену, ни как личности. Ладно, как поставили, так поставили, это их решение. Ну, и хорошо – я очень рад, что ребята завоевали серебряную медаль".

Sport&Art - проголосуй за понравившиеся тебе картины вместе с футболистами ЦСКА!