Александр Львов в "Спорт-Экспрессе" вспоминает скандалы после матчей "Спартака" и ЦСКА, Дмитрий Зеленов побывал на тренировке армейцев, Василий Уткин в "Советском спорте" отмечает, что российская тренерская школа находится в упадочном состоянии.

 

Не знаю, как сейчас, но в те времена, когда судьба привела меня на шесть лет в "Спартак" в роли пресс-атташе, я не могу припомнить случая, когда матчам с армейцами придавалось какое-то особое значение. И не потому, что в ту пору красно-белому клубу было всё равно, кого обыгрывать. Это не так. Просто в команде Олега Романцева существовало правило, согласно которому, выходя на любую встречу, включая контрольные, футболисты настраивались только на победу. И если даже на сборах случались осечки в виде ничьих, то главный тренер ходил мрачнее тучи и жёсткий разговор на разборе был гарантирован.

 

Что касается армейцев, то за них отвечать не берусь. Хотя всем известно, как относился к таким супердерби Павел Садырин. Да и для Олега Долматова спартаковцы всегда были мощным раздражителем. Те, кто видел его на пресс-конференции после разгрома со счетом 4:1 заклятого соперника на "Динамо" в сезоне-98, помнят сияющего от счастья Олега Васильевича, словно уже знавшего, что тот чемпионат он с блеском завершит серебряным призером.

 

А вот мне однажды довелось видеть его другим - резким, раздражённым, не слишком сдержанным, что в общем-то на него не очень и похоже. Было это двенадцать лет назад в День Победы. Арендовавший тогда поле в Черкизове "Спартак" принимал долматовский ЦСКА.

 

"Не могу припомнить случая, когда матчам с армейцами придавалось какое-то особое значение"

 

Победа с минимальным счётом досталась все-таки подопечным Романцева. Единственный гол на исходе первой десятиминутки забил Ширко.

 

Было ясно: подводить итоги тренеры придут к журналистам в разном настроении. Так и вышло. Романцев был, как обычно, сдержан в оценках, посетовал на усталость, накопившуюся за три проведенных на неделе матча, особо похвалив судейскую бригаду во главе с Хусаиновым. А вот Долматов, напротив, с порога заявил, что в момент, когда Ширко забивал, арбитры просмотрели стопроцентное положение "вне игры". И, не скрывая эмоций, посетовал на то, что вот таким образом искусственно создают чемпиона, к которому со стороны судейского корпуса всегда и во всем проявляются симпатии.

 

За годы нашей дружбы я, честно говоря, такого от Олега Васильевича не слышал. Конечно, от тренера, уступившего в равной борьбе, можно ожидать любого всплеска эмоций. Но насчёт "искусственного создания чемпиона", мне показалось, был явный перебор. Естественно, обо всём услышанном я не мог не рассказать Романцеву.

 

- Не ожидал я от Олега таких слов, - грустно вздохнул тот, - не ожидал.

 

Второй всплывший в памяти случай, связанный с армейско-спартаковским спором, относится к 2001 году. Вновь на табло тот же счёт в пользу красно-белых - и вновь шумное обсуждение судейства. На этот раз в центре внимания оказался Андрей Бутенко. Уже потом, когда споры поутихли, когда позади были просмотры видеоповторов и показания участников событий (естественно, абсолютно разные), большинство пришло к выводу: это тот самый случай, о котором можно сказать - много шума из ничего. И Ковтун сбивал Семака за пределами штрафной, и на фол "последней надежды" это нарушение не тянуло, и Савельев подставился Титову в спартаковской штрафной в расчёте на дармовой пенальти.

 

Но самым обидным для армейцев, на мой взгляд, стал назначенный метрах в двадцати пяти от ворот Перхуна штрафной удар, который и обернулся единственным голом. Суровое руководство ЦСКА возмутительный факт без внимания не оставило. И в итоге младший из представителей судейской семейной фамилии вынужден был расстаться со свистком и завершить карьеру.

 

Возможно, это не то, о чем следовало бы вспоминать накануне матча непримиримых соперников: чего в конце концов в российском футболе не случается. Но приведённые случаи лишний раз напоминают: кто бы ни тренировал "Спартак" с ЦСКА, кто бы ни выходил на поле в их футболках, как бы ни складывалась на тот момент турнирная судьба команд, каждый матч между ними - Зрелище! Уверен, будет оно и на этот раз. – Александр Львов в "Спорт-Экспрессе" вспоминает скандалы после матчей "Спартак" – ЦСКА.

 

***

 

По нагретому апрельским солнцем шоссе, отделяющем административно-жилой комплекс армейской базы от тренировочных полей, шла небольшая, но веселая процессия. Возглавлял её крепкий черноволосый мужичок в серой фуфайке, а за ним, едва поспевая, вприпрыжку семенили два карапуза лет пяти-шести - оба в ярких салатовых футболках и одинаковых темных кепочках. Ну и ну, думаю, неужели какой-то житель окрестных дач решил привести на просмотр в ЦСКА сыновей?

 

Однако первое впечатление обманчиво. Подойдя чуть ближе, обнаружил, что возле ворот базы околачивается не дачник, а самый что ни на есть Паулино Гранеро - испанский тренер ЦСКА по физподготовке. Фуфайка при ближайшем рассмотрении оказалась спортивной курткой с эмблемой клуба, а вот с детьми, к счастью, никаких превращений не произошло. Малыши остались малышами.

 

Тренировка сразу началась с приятного. С днём рождения поздравили Тошича. Футболисту поаплодировали, сказали несколько напутственных слов и отправили вместе со всеми бегать по кругу.

 

На этом праздник не закончился. Во время одного из упражнений на быстроту и реакцию сербского хавбека всем скопом поймали, подхватили на руки и под дружное: Happy Birthday! - так подбросили, что из груди именинника вырвался громкий крик - не то восторга, не то испуга. А вдруг не поймают? К счастью для болельщиков ЦСКА, не только поймали, но и поставили на место, отряхнули, а потом Игнашевич ещё и верхом на Дзагоеве прокатился. Ради смеха.

 

Импульса, заданного этой выходкой игроков ЦСКА, хватило на всё занятие. Над полем царила Её Величество Шутка. Порой даже казалось, что её слишком много, однако главный тренер армейцев Леонид Слуцкий справедливо заметил, что хорошее настроение, равно как и любой позитивный момент в жизни, не может помешать делу, каким бы серьёзным оно ни было.

 

Именно поэтому он с отцовской снисходительностью смотрел за тем, как его подопечные напропалую резвятся, сначала кидая друг другу регбийную "дыню", а затем - внимание! - фрисби, пластиковую летающую тарелку, которую скорее встретишь на пляжах и в парках, чем на футбольных полях. Но, должно быть, умение открываться эти забавы тренируют здорово. Недаром Гранеро то и дело покрикивал: "Move! Move! Двигайся!" - призывая футболистов активнее предлагать себя. Двигались все, включая Виктора Онопко, тоже принявшего участие в упражнении. Несмотря на то, что армейцы почтительно величают тренера Савельичем, смотрится он совсем не по-ветерански. Веселится тоже по-молодецки.

 

А вот в отработке стандартных положений солировал Нецид. В отсутствие остальных нападающих Томаш взвалил на свои плечи всю ответственность. Раз за разом подачи Гонсалеса, Тошича и Секу находили ногу или голову чешского форварда. Мяч в ворота залетал, конечно, не всегда, но намного чаще, чем в официальных матчах.

 

Вообще Нецид произвел очень хорошее впечатление. На тренировке он отпахал "от и до". В борьбу шёл до конца, стыков не боялся, ног не убирал. Из-под его бутс, как говорят в таких случаях, летели искры - чувствовалось, насколько сильно он хочет выйти в субботу в основном составе. Даже штрафные ему удавались не хуже, чем Игнашевичу или Гонсалесу, и если мяч, пущенный им, попадал в надувных манекенов, изображавших стенку, то тем приходилось несладко - чех шёл вымещать на бездушной резине злость. Ради смеха, конечно.

 

В субботу и Нециду, и его весёлым партнерам придется отложить шутки как минимум на 90 минут. Дерби - дело серьёзное. Посмотрим, насколько прав Слуцкий, говоря о том, что хорошего настроения не может быть слишком много. – Дмитрий Зеленов побывал на тренировке ЦСКА.

 

***

 

Прошло немного времени с тех пор, как одной из главных журналистских тем было поколение молодых тренеров. Кто только в него не затёсывался, скажем уж прямо. И вот сейчас мы ожидаем основное российское дерби, а у руля двух самых популярных наших команд те самые, из поколения молодых. Леонид Слуцкий и Валерий Карпин.

 

А само поколение в общем-то растворилось. Рашид Рахимов пресуществил самолюбие в самолюбование и вернулся в "Амкар", как из столицы возвращается в постылую глушь не воспользовавшийся шансом актер или музыкант. Станислав Черчесов, не востребованный почти два года, работает сейчас в первом дивизионе. Сергей Юран не помню, когда уж тренировал-то. Тут, кстати, нет трагедии, просто интересно: станет ли он, к примеру, первым тренером из весьма отдаленного резерва, который вслух назовёт работу на телевидении достойной себя профессией? Он пока к этому, кажется, ближе всех.

 

Андрей Чернышов сгинул куда-то, Александр Мостовой так и не получил ни единого предложения. Николай Писарев вот ещё при работе, но должность его совершенно напрасно считается перспективной. За последние лет десять все, кто приходил в молодежную сборную, рассчитывая "выстрелить", получали "выстрел" в собственную голову. И с аккуратной дырочкой от пули садились в глубокий запас.

 

Из всего для меня необъяснима лишь бездеятельность Андрея Кобелева. Только он из этого поколения мог бы сейчас, сложись жизнь чуть иначе, рулить какой-то серьезной, с претензиями, командой. Но… нам ведь магатов подавай!

 

Я к чему? К тому, что вот говорили мы, говорили о поколении, а ведь тренерская профессия, пожалуй, слишком штучна, чтобы всерьёз вести счёт не единицами, а как-то иначе. Так что поколения нет, а есть два очень разных наставника: Слуцкий и Карпин. Первый всегда хотел стать тренером и шёл к этой цели практически с юношества. Второй совершенно не задумывался о тренерской карьере, она сама его настигла.

 

"Тренерская профессия, пожалуй, слишком штучна, чтобы всерьёз вести счёт не единицами, а как-то иначе"

 

Карпин критикуем специалистами, но любим болельщиками немыслимо. О Слуцком никто не откажется сказать – умница и профи, но вот фанаты его всегда будут считать немножечко, а чужим. Не родным. Карпин может говорить резко, ещё резче, ещё и ещё резче, если этого потребует ситуация. А Слуцкий готов вежливо, по существу ответить на самый безграмотный вопрос. Там и не было существа – а он нашёл.

 

Антиномия сплошная!

 

Завтра они сыграют. Один – с командой, которая пока показывает самый внятный футбол и чуть ли не первая выглядит потенциально по-чемпионски. Другой выведет на поле группу очень неплохих игроков, которые отчего-то вдруг перестали быть командой. В общем, фаворит вроде ясен.

 

Но, может быть, именно против такого фаворита игроки "Спартака" снова станут грозной силой? Нет, это смешно – на такие вещи полагаться всерьёз, но – вдруг? Ведь и случаи бывали. И такая метаморфоза будет абсолютно в карпинском духе.

 

Но это мы увидим или же нет в субботу. А мне сейчас лезет в голову другое: не могу понять, как получилось, что их на этой волне осталось всего двое?

 

Мы столько сокрушаемся, как недостает нам школ и интернатов, как странно растут молодые футболисты, хоть собирай их, как дикоросы, по окрестным странам, изучая родословные. Тренерская профессия, конечно, другая – она всемирная, и нет зазорного в том, чтобы позвать специалиста с именем, но… Если выходит так, что тренерская школа берёт и сходит на нет… Я ни на кого не пытаюсь нагнать страху, но это ведь катастрофичный симптом – Василий Уткин в "Советском спорте" о деградации российской тренерской школы.