Евгений Дзичковский находит вполне обоснованные причины для критики очередной версии "закона о болельщиках", Евгений Ловчев считает, что Юрию Красножану лучше заговорить, дабы не опорочить собственную репутацию, а питерские аналитики ищут возможности нивелировать слабости "Зенита". Дельные мысли о футболе – в обзоре понедельничной прессы на @Sport.ru.

 

Все попытки упорядочить права и обязанности болельщиков в России сводятся к банальному "что ни делает дурак, всё он делает не так". Евгений Дзичковский в своей колонке в "Спорт-Экспрессе" выражает полное согласие с этой точкой зрения.

 

Со стороны все, связанное с готовящимся законопроектом, выглядит попыткой властей договориться с болельщиками. Вот когда пойдут, дескать, стороны на взаимные уступки, тогда и родится закон, который все начнут ревностно соблюдать. Ну как же - компромисс достигнут, теперь надо держать слово!

 

На самом деле ситуация сложнее. Во-первых, потому, что в России, как и в Египте, существует гигантская пропасть между строгостью законов и обязательностью их исполнения. Парламент штампует правила жизни, но не может или не хочет обеспечить контроль их соблюдения всеми и в равной степени. Результаты шокируют и нас, и египтян, которым и до текущих событий наверняка не разрешалось убивать друг друга по какому бы то ни было поводу.

 

Это не значит, что новые законы вообще не нужно принимать. Из правовых щелей сквозить не должно, спору нет. Однако устранять сквозняки только на бумаге - глупо. С какой стати у нас начнет исполняться именно эта правовая установка? Если посетителей стадионов по-прежнему не будут ловить и наказывать, что помешает им колобродить? Разве предыдущие российские и египетские законы поощряли свинство фанатов и халатность ответственных за порядок на стадионах? Нет. Они соблюдались? Тоже нет. А теперь все изменится? Г-н Станиславский, ваш выход.

 

Во-вторых, неплохо бы разобраться с понятием "болельщик". Это кто вообще? Каковы параметры? Замечательно, что в совещаниях и дискуссиях принимают участие десятки объединений, включая самое главное, всероссийское. Но представляют они по определению лишь организованную часть посетителей стадионов. Ту, у которой довольно специфические жизненные установки, свои вожди, кодексы поведения и приоритеты. У кого есть уверенность, что при обсуждении будут учтены интересы людей, не входящих ни в какие "мобы" и "движи" - и даже, пожалуй, их сторонящихся?

 

А ведь таких граждан, остающихся нынче вне дискуссии, великое множество. Они готовы соблюдать немудреные обязанности, и им не нужны никакие особые права, кроме права смотреть футбол в относительно комфортных условиях. Когда, извиняюсь, не только заднице тепло, но и душе спокойно, и глаза не надо отводить, и уши затыкать. Эти люди в большинстве своем сейчас на футбол не ходят. Их, с одной стороны, хотят туда привлечь, а с другой - ничего с ними не обсуждают, устраивая дискуссии с носителями лишь одной болельщицкой идеологии.

 

Мне симпатична принципиальная позиция авторов законопроекта, сфокусировавшихся на "посетителях спортивно-массовых мероприятий", а не на болельщиках. На трибунах, как и в бане, все должны быть равны, а не разделены по степени боления или немытости. К чему, в таком случае, нынешние обсуждения? Давайте назовем их заигрыванием с некоторой самопровозглашенной группой людей - так будет честнее. Пользы от этого - как от дискуссии медведя с малиной или кролика с удавом.

 

И еще. Примеров довольно успешной борьбы с беспорядками на "спортивно-массовых мероприятиях" в мире немало. Обобщить и адаптировать чужой опыт (по крайне мере законодательный) - наука постижимая. Не требующая, в отличие от многих других парламентских инициатив, особого обсуждения. Тем более столь избирательного.

 

Евгений Ловчев в понедельничном номере "Советского спорта" затрагивает больную, но почти закрытую тему. По мнению Серафимыча, у Юрия Красножана есть как минимум одна причина разоткровенничаться – на кону его тренерская репутация.

 

…Я был зван на юбилей моего друга, бизнесмена и политика Георгия Бооса. Рядом со мной сидели Ирек Гимаев, Павел Буре, Антон Сихарулидзе. Представлять, думаю, не стоит – это известные спортсмены. Люди, для которых Тренер, уверен, многое значит. Как в песне поется – "те, кто нас выводит в мастера".

 

Увидел, что за соседний стол присаживается губернатор Краснодарского края Александр Ткачев. Естественно, я не мог не подойти, чтобы спросить об истории с увольнением Красножана. Меня беспокоит то, что происходит с этим тренером, вижу в нем перспективу.

 

Спросил, что из прессы знаю: правда, что судьбу Красножана решали именно вы? Губернатор ответил, что не все так просто.

 

Говорю: Красножан – один из самых перспективных и знающих тренеров, при нем "Кубань" стала лучше играть. В ответ слышу: вы друг Красножана? Нет, меня беспокоит его судьба.

 

В итоге прозвучало: Красножан – без амбиций, это тренер первой лиги. Это задело. Кто и на каком основании определяет квалификацию? На мой взгляд, это все укладывается в канву отношения к тренерской профессии в России. Тренер – это основа основ, главный человек в команде. У нас – не так.

 

Как можно изменить ситуацию? Отвечать, говорить правду о происходящем. Мы не знаем правды о том, что случилось в "Локо" и "Кубани", когда там работал Красножан. Юрий, выскажитесь подробно.

 

Иначе придется поверить Ткачеву.

 

Что делать "Зениту" в межсезонье? Конечно же, усиливаться! И не только путём приобретения новых игроков, но и другими способами. Обозреватели газеты "Спорт день за днём" и приглашённые эксперты рассуждают на эту тему…

 

Межсезонье — время для тренерских экспериментов. Даже когда тренер остается тем же, а клуб не покупает новых игроков.

 

Но вспомним, в прошлом году "Зенит" приобрел бразильца Халка и бельгийца Витселя, и очевидно, что отрезка сезона, в котором они приняли участие, не хватило для того, чтобы интегрировать их в команду. Или изменить игру, с учетом этих судьбоносных во всех смыслах приобретений.

 

До сих пор ведутся споры, на какой позиции лучше использовать того же Витселя. Ясно, что у игрока есть потенциал, но пока он только ищет себя в "Зените". Некоторым кажется, что Акселя можно ставить на место "опорника", тем более с Денисовым ситуация сложная, другие считают бельгийца этакой машиной, способной бегать 90 минут от штрафной до штрафной в качестве стенобитного орудия, разгонщика атак, а заодно и мастера подкатов.

 

Халк совсем недавно заявил, что очень рад тому, что Спаллетти предоставил ему свободу в атаке. И, действительно, во время матчей "Зенита" в ОАЭ мы видели, как бразилец "бороздит" атакующий фронт слева направо и наоборот, появляясь то в одной точке, то в другой. Взаимопонимания с партнерами ему явно не хватает, и одеяло Халк частенько тянет на себя, но сам по себе замысел интересный. Имея такого вроде талантливого игрока, грех не использовать максимум его возможностей.

 

К тому, что Спаллетти часто использует игроков на разных позициях, все уже привыкли. Это, можно сказать, философия игры "Зенита". Чем больше "чертиков из табакерки" выскакивает в сторону чужих ворот, тем труднее соперникам остановить сине-бело-голубых. Но не все так однозначно. Не зря наш эксперт Денисов Угаров, которого мы попросили оценить перспективы зенитовской средней линии, говорит о том, что необходимо приобрести игрока на левый фланг атаки. Действительно, Спаллетти ставит туда то Файзулина, то Семака, но, прямо скажем, обоим не хватает навыков "крайков". Хорошо справляется с функцией "подносчика снарядов" слева Кришито, он умеет "вспахать" свой фланг, неожиданно подключиться, но Доменико в последнее время что-то хворает.

 

Про оборону говорит сам Спаллетти: ее необходимо укреплять. Матчи в Эмиратах показали, что Лукович все-таки очень опасен в защите, а ведь есть еще Алвеш, которому достается много критики, и Губочан, способный забить в свои ворота. Проблемы, как говорится, налицо, учитывая пошатнувшиеся позиции Анюкова.

 

Ну и не нужно думать, что у "Зенита" все спокойно на последнем рубеже. Жевнов давно мучается с застарелой травмой, его перспективы в этом плане туманны, а Бабурин еще просто молод. Остается один Малафеев. В квалификации Славы мало кто сомневается, но не дай бог что…