Вот и всё, футбольный сезон в Европе окончен. И настала пора поговорить о чём-то "нематериальном". Например, о понятии величия. Есть ли смысл возвышать кого-то над героями прежних эпох и можно ли вообще в подобных ситуациях ударяться в сравнение? @Sport.ru пытается рассуждать здраво и призывает к активной, но адекватной дискуссии.

 

Поколение, рождённое в перестроечные годы и успевшее попробовать настоящую дальневосточную иваси, спустя лет двадцать – двадцать пять брезгливо смотрит на то, что лежит на прилавках супермаркетов под этой вывеской. Кинолюбитель, который по двадцать раз в месяц пересматривает "Филадельфию" и "Когда Гарри встретил Салли", никогда воспримет "Социальную сеть" как фильм, а не затяжной рекламный ролик. Так дело обстоит и в футболе. Человек привык идеализировать то, что попалось ему на глаза в первую очередь, на это косвенно намекал ещё Зигмунд Фрейд.  

 

Лионель Месси – игрок, претендующий на величие и уже вошедший в историю. Никто не станет спорить, что без аргентинца футбол утратил бы часть своей современной красочности. Но стоит ли возвышать Лео над остальными обитателями импровизированного футбольного Пантеона? Пожалуй, что нет. Его нельзя сравнивать с Марадоной или Пеле, поскольку в те времена спортивные идеалы были иными. Что, с точки зрения среднестатистических европейцев, выиграл Эдсон Арантес де Насименто? "Ничего особенного, кроме трёх чемпионатов мира" – скажет девять из десяти опрошенных и в некоторой степени не ошибётся. Но "магический" гол семнадцатилетнего мальчишки в ворота валлийцев на ЧМ-58 вспомнит каждый, кто хоть раз его видел, и неважно, как именно – вживую или посредством современных технологий.

 

"Сейчас, если перефразировать Грязного Гарри, нет разницы, кто хороший, а кто плохой – главный тот, у кого трофей"

 

Тогда блистать было и проще, и сложнее. Проще, потому что скорости были малость поменьше. Именно, что малость, ведь некоторые любят преувеличить и заявить, что "в шестидесятых по полю ходили пешком". Это признак футбольного невежества, господа. Как минимум финал ЧМ-70 Бразилия – Италия это подтверждает. При необходимости была и "бессмысленная беготня", и борьба отнюдь не до первой крови. Чего точно не было, так это бессовестных нырков и симуляций. Когда в финале мундиаля-74 Бернд Хёльценбайн в штрафной голландцев "нашёл контакт" с ногой Ван Ханегема и заработал пенальти, его в шутку попиливали даже свои, употребляя речевой оборот "нырок лебедя" и подтрунивая над форвардом ("А не нырял ли ты, Берни?"). Сейчас это настолько вошло в привычку, что войти с мячом в штрафную и не упасть считается крайне плохим тоном.

 

Сложнее же было потому, что лет тридцать-сорок назад футбол ещё не был основным и единственным заработком. Тот же Пеле по-настоящему почувствовал себя богачом лишь под конец карьеры, когда вылез из долгов благодаря выступлениям за "Нью-Йорк Космос". А сейчас какой-то Серхио Бускетс по условиям нового контракта получит за четыре года больше, чем Король за всю карьеру. А английский футбол с потолком зарплаты 20 фунтов в неделю вообще являлся эталонным примером. Тождество "футбол = удовольствие" было более уместным, чем "футбол = выгода", и на этом всё основывалось.

 

Сейчас же, если перефразировать Грязного Гарри, нет разницы, кто хороший, а кто плохой – главный тот, у кого трофей. Если в былые времена обладателями Золотого Мяча становились игроки, оставшиеся в отчётном сезоне без единой награды, то сейчас "Голденболл" достаётся скорее команде, а не игроку. Последним исключением из этого правила семь лет назад стал Андрей Шевченко, да и то лишь по двум причинам. Во-первых, "Дьявол с Востока" заслуживал Золотой Мяч в 2003-м немного больше, чем Недвед, и желание France Football вернуть должок было ощутимым. Во-вторых, ну не давать же лучшего игрока Европы кому-то из греков! Это было бы чересчур. Через два года из похожей ситуации выкручиваться не стали и всучили позолоченный шар тому из чемпионов мира, кто наименее этого заслуживал (что и показала его дальнейшая карьера).

 

"Баджо, как сказал бы Марио Кемпес, был будто Папа Римский, отправляющий панихиду в провинциальной церквушке"

 

Спустя несколько лет ситуация не меняется. Да, Месси с большой долей вероятности получит третий приз кряду в конце года. Но позвольте швырнуть горсть гальки в чужой огород – в современном футболе люди, способные В ОДИНОЧКУ тащить на себе команду в течении сезона практически перевелись. И поэтому, когда кто-то просит назвать лучшего игрока (сразу стоит заметить – игрока, а не обладателя полной полки трофеев) последних двадцати лет, в голову лезет лишь одна кандидатура. Роберто Баджо. Никто из современных звёзд накануне чемпионата мира не стал бы менять благополучного гранда на далеко не твёрдого середняка лишь ради того, чтобы доказать недоверчивому тренеру сборной, что ещё может не просто геройствовать, а давать результат. Если бы такое всё же случилось, то капризный "суперстар" запросил бы зарплату на уровне половины годового бюджета клуба. В конце концов, вы представляете себе Месси, забивающего непосредственно с углового?

 

Баджо, как сказал бы Марио Кемпес, был будто Папа Римский, отправляющий панихиду в провинциальной церквушке. Для него игра была первична хотя бы потому, что он – дитя совершенно другой эпохи. Поэтому даже не стоит пытаться сравнивать кого-то из квартета Пеле – Марадона – Баджо – Месси между собой – это неуместно. Можно лишь поностальгировать по временам, когда прилавки были пусты, малиновые пиджаки считались последним писком моды, а Сергей Семак играл в "Асмарале".Поскольку тот футбол уже далёк и недоступен, как дальневосточная иваси для большей части Европы.

 

Иван Манчев, @Sport.ru