Конфликты тренеров и арбитров – столь же неотъемлемая деталь большого футбола, как и фальшфейеры, которые обожают бросать на поле наиболее экзальтированные фанаты. И характерно это не только для Европы, но и для постепенно растущей в футбольном плане России. @Sport.ru вспоминает наиболее показательные "противостояния".

 

Как сказал однажды Энди Грей, не видевший пререкающегося с судьями Алекса Фергюсона попросту не видел ни одного матча с участием "Манчестер Юнайтед". Что правда, то правда – сэр Александр любит приложить неласковым словцом человека со свистком, даже если его команда выиграла. Хотя жаловаться "Красным Дьяволам" обычно не на что. Фотомонтаж с Ховардом Уэббом в красной футболке манкунианцев давно размножился во всемирной сети, а в девяностых был замечательный период, когда в ворота МЮ на "Олд Траффорд" пенальти практически не назначались. А если и назначались, то не забивались.

 

Главной мишенью шотландца последнее время был Мартин Аткинсон. Даже если "Дьяволы" убедительно побеждали, а соперник нанёс пару ударов за матч и нахватался предупреждений, Фергюсон всё равно высказывал на пресс-конференции своё недовольство работой рефери. Легенду тренерского цеха могли оштрафовать или даже отправить смотреть два-три ближайших поединка своей команды с трибуны, но сэр Алекс не изменял себе и в дальнейшем. Покойный Брайан Клаф ещё в восьмидесятых доступно объяснил, в чём дело: "Судья тоже человек, даже если он последний ублюдок, ведь каждый раз читать о себе гадости на первых полосах соответствующе настроенных против газет неприятно ни самому рефери, ни его жене. Поэтому на третий раз он с радостью проигнорирует оффсайд-другой, лишь бы одна из сторон перестала перемывать ему кости".

 

"Начуди Фредрикссон не в перестроечные годы, а спустя лет десять, Валерий Лобановский посредством СМИ живого места от репутации шведа не оставил бы"

 

Среди "молодого поколения" тренеров любители трэш-токинга тоже присутствуют. И Жозе Моуриньо здесь далеко не на первом месте. Достаточно взглянуть на то, как реагирует на спорные судейские решения Синиша Михайлович. Серб и в бытность игроком был персонажем весьма разнузданным, да и на тренерской должности может запросто сорваться с цепи. Костюм и галстук, как известно, добавляют элегантности, но не сдержанности.

 

В Советском Союзе конфликтов тренеров и судей на официальном уровне не было. Если перефразировать одну из участниц легендарного телемоста Ленинград – Бостон, они всё-таки были, но без надлежащей рекламы. Весь гнев по этому поводу долгое время было принято выплёскивать на иностранных служителей Фемиды, которые своими глупыми решениями ставили советским командам палки в колёса, да и то делалось это заочно. Начуди Фредрикссон не в перестроечные годы, а спустя лет десять, Валерий Лобановский посредством СМИ живого места от репутации шведа не оставил бы. А тогда...

 

Во времена всецелого господства московского "Спартака" подобные случаи тоже были редкостью. Но ближе к концу девяностых у Олега Романцева тоже появилась своя "заноза в пятке" – питерский арбитр Тарас Беззубяк. Это дико напоминало противостояние Фергюсон - Аткинсон. Один судил как умеет, без лишних изысков и прогибания под какую-либо из сторон, другой везде и всюду выражал недовольство, даже если его команда ничего не теряла и не становилась "жертвой судейского произвола". Но в те годы помешать "Спартаку" взять очередной чемпионский титул могл лишь эпидемия чумы или отмена чемпионата из-за ввода военного положения. Ни того, ни другого в европейской части России случиться не могло по определению.

 

В наше время главным раздражителем для большинства представителей тренерского цеха является нижегородец Игорь Егоров. Почему? Ответ просто – он может судить так, как ему заблагорассудится (в пределах разумного, конечно же), поскольку гонорары за работу арбитром, в отличии от большинства других коллег, на его благосостояние кардинально не влияют. Экс-защитник нижегородского "Локомотива" оказался одним из тех, кто по окончании карьеры игрока сумел вписаться в продиктованный переходом на "рельсы капитализма" ритм. Наличие собственного бизнеса позволяет Егорову воспринимать судейство как своеобразное хобби, поэтому договорные матчи и просьба "слить" одну из команд – не его профиль.

 

"Если хорошо подумать, то независимость и беспристрастность – чуть ли не главный плюс для человека, принимающего ключевые решения"

 

Работа нижегородского рефери в матче "Динамо" – "Зенит" была оценена девяткой по десятибалльной шкале. Но Лучано Спаллетти нашёл, к чему придраться: динамовцы забили гол, когда добавленное Егоровым время уже истекло. Итальянец на послематчевой пресс-конференции мог хоть из штанов выскакивать, доказывая свою правоту, но судья поступил верно если не по букве, то уж точно по духу закона. Если, допустим, две из четырёх добавленных минут прошли в спорах по поводу удаления/пенальти/гола или кому-то из футболистов захотелось поваляться на травке, дабы потянуть время, должен ли рефери дать доиграть это время "в чистом виде"? Скорее да, чем нет.

 

Спаллетти не первый, кто ополчается на Егорова. Ранее обвинениями в "неконтролируемости и неуправляемости" его обвиняли представители московских клубов. Но если хорошо подумать, то независимость и беспристрастность – чуть ли не главный плюс для человека, принимающего ключевые решения. Так на что же жаловаться тогда? На то, что "дяденька в жёлтом" не берёт денег и не хочет посадить соперника на свисток? Или на то, что служитель Фемиды не обращает внимания на авторитеты и не повторяет про себя классическое "тварь я дрожащая или право имею"?

 

Только при кристально чистом судействе возможен кристально чистый футбол. Но это, увы, утопия. А тренеры могут говорить и жаловаться сколько угодно, но помнить их будут не за красивые слова, а за достижения иного характера. Не так ли?

 

Иван Манчев, @Sport.ru