Молодая поросль "Спартака" - Александр Павленко и Егор Лугачёв -  рассказали какой Черчесов тренер, кто ходит на игры дубля красно-белых, за какую сборную собираются выступать и чей гимн петь,  что такое спартаковский дух и какие в нынешнем "Спартаке" существуют проблемы.

 

Александр Павленко: "Самочувствие с каждым днём все лучше и лучше. Однако ещё две недели придется обойтись без тренировок. Так что пока всё спокойно. А по футболу, конечно, соскучился. Конечно, было желание выйти на поле и помочь партнёрам. Хотя понимал, что это нереально, поэтому желание было несколько сдержанным. Но опять-таки повторюсь, хочется уже скорее на тренировки и игры.

Не стал бы употреблять в случае со "Спартаком" слово "кризис". Скорее, какая-то чёрная, неприятная полоса. Думаю, что ситуация раздута прессой. Если бы это был не "Спартак", обошлось бы без такой шумихи. А к нашей команде всё-таки внимание всегда особое. В принципе, в коллективе проблем нет. Все ребята трудятся, работают на тренировках. Понимаю, что каким-то образом из сложившейся ситуации выходить необходимо. Лидеры ещё не ушли далеко, всё впереди. Так что, думаю, даже уверен, все ещё у нас в самое ближайшее время наладится.

Не скрою, для меня решение Черчесова о переводе в дубль капитана и вице-капитанов стало неожиданным. Плюс ко всему меня самого в команде не было, всё узнавал через знакомых или через прессу. Понимал, что ребятам тяжело, сильно их не грузил. Так что сказать конкретно, почему это всё произошло, я не могу. Для этого хотя бы надо находиться в команде. Егор и Макс звонили мне сразу после операции, но это было ещё до матча с ЦСКА. После всех этих событий не общались. Лучше в таких ситуациях людей не трогать.

Думаю, что "Спартак" стал другим уже давно. Где-то с 2003-го. Именно тогда всё начало кардинально меняться. Остались, наверное, только личности. И Калиниченко, и Титов для "Спартака" люди не самые последние. Про себя я бы говорить не стал, всё-таки молодой ещё, а вот про них – да. Конечно, немного жаль, что уходят люди, становившиеся чемпионами, знающие, что такое "Спартак". Однако ничего не поделаешь. Все футболисты не вечные. Надеюсь теперь на молодое поколение, что до них дойдёт слава прошлых времен, что они поймут, за какой клуб играют. Пока сложно сказать, что будет с этими парнями. Опять же верю в лучшее.

Хочу сказать, что у нашего тренера любимчиков нет. Доказывать свою состоятельность нужно всегда и везде. Даже если придёт какой-то дублёр, он ведь не номер отбывать собирается? Будет биться. Возможно, купят кого-то. Так что необходимо доказывать. Дело даже не в тренере. Я сам хочу заслужить это место. Не хочу, чтобы сложилась такая ситуация: мол, играть некому, тогда выпустим Павленко. Хочу работать и доказывать состоятельность на тренировках. Тем более сейчас, после травмы. Работать надо вдвойне. Это не зависит от нахождения в команде Егора.

В принципе, думаю, команде не особенно нужно усиление. В обороне дела наладить надо, в полузащите немного подтянуть, и всё будет в порядке. Главной задачей видится решение психологических проблем. Тогда, надеюсь, и в игре все встанет не свои места. Чемпионат сейчас непредсказуем, лидеры теряют очки. Я даже не могу сказать, кто лидер, а кто аутсайдер. Впереди ещё много игр, шансов исправиться будет предостаточно".

Егор Лугачёв: "Поначалу у меня не было желания стать футболистом. Но я был очень активным, энергичным мальчиком: занимался дзюдо, карате, гимнастикой. В общем, всем тем, на что не нужны были большие финансовые затраты. И вот один раз в лагере увидел, как тренируется футбольная команда. И захотел стать футболистом. Даже рассказал об этом бабушке, та пошла просить тренера той команды взять меня. Конечно, меня никто не знал, потому и не взяли. Я обиделся, расстроился… Зато в своём родном городе Сумы устроился в детско-юношескую спортивную школу, пробыл там три года. Однажды меня заметили на турнире, и я переехал в Киев. С 99-го по 2005-й играл там, в СДЮШОР. Меня привлекали в юношескую сборную Украины 1988 года. В ней я себя очень хорошо зарекомендовал. Один раз играли против России. Тогда Шавло и Смоленцев меня заприметили. Так что в "Спартак" меня пригласил Шавло. Три года назад.

Первые полгода я вообще не играл, только тренировался. Потому что мой трансфер никак не могли оформить. Надо было, чтобы мама приехала в Россию, работала здесь… В итоге, я полгода бездействовал. Порой я думал: "Всё, хватит". Но меня всё же уговорили остаться. Ещё через полгода я полностью освоился в дубле.

Тренировки в детско-юношеской школе начинались в четыре часа. В моей специализированной школе с английско-математическим уклоном приходилось постоянно отпрашиваться на футбол. Записки всякие… А учителя, конечно, тренировки не одобряли. Было тяжело. Хорошо хоть после тренировки бабушка ждала меня с пирожками, напитками... Когда переехал в Киев, вообще с ума сошёл. Представь, в 10 лет уехать от родителей, друзей, ото всех… Особенно тяжко было на выходных: все разъезжались по домам, я оставался на базе один. Бывало плакал, думая: "Куда я приехал, ёлки-палки…". Хотел уже всё бросить. Но звонил родственникам, говорил им, как мне плохо, а они мне: "Ты выбрал свой путь. Надо терпеть". Я и терпел.

На матчах дубля  я Черчесова ни разу не видел. Вот Федун, Шавло, Смоленцев бывают.  Леонид Арнольдович приходит на принципиальные игры. Скажем, на ЦСКА был. А Шавло появляется регулярно. Когда улаживаешь в клубе какие-то дела, встречаешь Федуна, Шавло или других, то, разумеется, они спрашивают, как дела и все такое.

В первый раз в главную команду пригласили при Старкове, я поехал на сбор в Испанию. Но он перечеркнул все мои надежды. Сказал чётко и ясно: "У меня игроки младше 22-х лет играть не будут". Мол, у вас нет опыта, вы все хлюпики.

С Федотовым всё было хорошо, брал меня на сборы. Но, к сожалению, травма сбила все планы. Хорошее впечатление производит Черчесов. Он многое знает. И постоянно контактирует с футболистами, пытается до каждого донести, что он хочет, что имеет в виду. Иногда мы даже расставляемся на поле так, как было в игре. Станислав Саламович подходит к каждому и прямо за руку водит: показывает, как надо было сыграть.

Перед "Локомотивом" тогда много писали: Лугачёв вместо Титова, Лугачёв вместо Титова… Когда тебя так морально готовят, ты задумываешься: как я, какой-то мальчик, сейчас выйду и буду играть против Торбинского, Билялетдинова – ребят, которые на Евро играли… Вот и появляется мандраж. Так что все эти разговоры сыграли со мной злую шутку. Во время игры, сидя на скамейке, очень нервничал. На тренировках же переживал, потому много невынужденно ошибался. А у нас в "Спартаке" по тренировкам судят. Нельзя придти на утреннюю и говорить, что не выспался, не выкладываться. Надо всегда стараться, работать.

Пожалуй, я понимаю, что такое "спартаковский дух". Я не был в "МЮ" или "Реале", но здесь такая масса болельщиков переживает за "Спартак"… Поэтому мы должны играть для них. Находясь в "Спартаке", действительно чувствуешь особенную атмосферу. Ни за одну команду в России не болеют так, как "Спартак". Для меня "Спартак" не просто место работы, а нечто большее. Я бы не стал винить легионеров, что они не понимают спартаковского духа. Ведь не их вина, что они не знают русского языка. А это крайне важно. Допустим, Черчесов что-то объясняет Майдане. И объясняет это с таким порывом, так душевно, но ведь при переводе всё это теряется… Понимай легионеры русский, они бы почувствовали спартаковский дух.

Ну, конечно, сравнение с Титовым  это приятно. Но и накладывает дополнительную ответственность. И, конечно, мне близок стиль игры Егора. Больше всего меня не устраивает мой отбор. Просто я всё же люблю созидать, а не разрушать. Но понимаю, что в дубле ещё может пройти игра только на созидании, но в премьер-лиге так нельзя. Надо работать.

Чувствую себя украинцем. Не могу назвать себя русским. Переехал я в Россию ради карьеры. Когда закончу карьеру, уеду на Украину. Сложно сказать, за какую сборную в случае чего решу выступать. Это зависит от многих нюансов. В том числе, нефутбольных. Но, если выберу Россию, гимн петь не буду.

По материалам "Спорт день за днём" и "Спорт сегодня"