Sport.ru / Футбол. Полузащитник "Динамо" Матье Вальбуэна рассказал в интервью prosport-online.ru, что его не беспокоит трудность чемпионата России. Французский хавбек, узнав, что фанаты "бело-голубых" обстреляли футболистов из пейнтбольных ружей, выразил надежду, что такого больше не повторится. При этом он заметил, что в Марселе болельщики тоже могут совершить подобные акции.

– Адаптироваться к российскому футболу было так же трудно, как к местным обычаям?

– А тут всё наоборот. Я ведь 29 лет прожил во Франции, точнее в Марселе. Это очень, очень большая перемена для меня. И я даже подумать не мог, что адаптируюсь так быстро. Да, здесь трудный чемпионат в плане "физики", но это нормально, это меня не беспокоит. А так это чемпионат, в котором нужно бороться, в котором требуется всегда играть на победу, всё нормально.

– Однажды люди, выдававшие себя за болельщиков "Динамо", приехали на базу пострелять в футболистов из пейнтбольных ружей.

– Да, такое было? Когда? Я в таком давлении не нуждаюсь, но в Марселе они тоже приезжали на тренировки, разбивали машины. Оскорбляли, огни жгли, атаковали дома игроков. Да, Марсель такой город, и отклонения бывали. Но вы меня удивили, что такое было здесь. Бывают такие вещи. Я разговаривал с Чельстремом, и он мне говорил, что у "Спартака" очень много болельщиков и они тоже оказывают давление. То, что я вижу, – много фанатов поддерживают нас на выезде, а дома поменьше; это, как я думаю, из-за того, что стадион далеко. Но меня удивляют, конечно, такие рассказы. Я надеюсь, что такого больше не будет.

– А у вас в Марселе были проблемы с болельщиками?

– Нет! Они меня обожали. Я туда приезжаю с удовольствием, я там провел необычайные годы. Мне оттуда уехать было очень сложно, я там пользовался огромным уважением. Я там сразу стал своим, любимым и сохраняю отличные отношения с ними, я до сих пор в контакте с некоторыми болельщиками. И мне было трудно решиться их покинуть, потому что они мне как родные уже стали. Меня там всегда ждут, и мой 28-й номер изъяли из оборота, его больше никому не дают. Это символично.