Новый сезон Серии А начался весьма неординарно. Вернувшаяся в элиту "Верона" огорошила "Милан" благодаря дублю своего нового бомбардира Луки Тони. @Sport.ru напоминает о том, что чемпиону мира не впервой удивлять как скептиков, так и поклонников.

 

Когда-то, ещё в девяностые, жила-была одна молодая пара. Девушка в свои двадцать была довольно известной фотомоделью, о ней мечтал каждый десятый итальянец, но досталась она неудачливому спортсмену, который не раз помышлял бросить чёртов футбол и найти какую-то гражданскую профессию, ибо пробиться в элиту у него никак не получалось. Возлюбленная однажды дала понять: "Либо ты прекращаешь самокопание и начинаешь самосовершенствоваться, или… ". По странному совпадению, в это же время подоспело предложение от маленького и скромного клуба, только-только вернувшегося в Серию А.

 

"Тони думал забросить всё и уйти в себя, но в один прекрасный момент раздался телефонный звонок. Это был Винченцо Монтелла"

 

Сейчас, когда Лука Тони и Марта Чеккетто (а речь именно о них) дождались наконец-то пополнения в семье, заслуженный ветеран кальчо особенно охотно вспоминает о непростой молодости. И тогда, и сейчас импульс его карьере придавали близкие люди. Год назад, когда его первенец родился мёртвым, Тони думал забросить всё и уйти в себя, но в один прекрасный момент раздался телефонный звонок. Это был Винченцо Монтелла. "Я понимаю, что тебе сейчас непросто, но иногда лучше отвлечься от неприятностей" – именно эти слова убедили Луку, вернувшегося на родину после неудачной командировки в ОАЭ, согласиться на второе пришествие в "Фиорентину". Он забил не просто в первом же матче, а сделал это первым касанием после выхода на замену. Аплодировали даже поначалу удручённые болельщики "Катаньи" в гостевом секторе, а об остальных зрителях на "Артемио Франки" и говорить нечего. Местные газеты наутро вышли с лаконичным заголовком "Он вернулся"и фотографией шестилетней давности, на которой бомбардир запечатлён с Золотой Бутсой в руках.

 

Спустя год нападающий снова начал подумывать если и не над окончательным отказом от профессиональной карьеры, то уж точно над передышкой. Но появившаяся на свет в июне малышка Бьянка вдохновила счастливого отца на очередной подвиг. "Я чувствую, что мне как будто снова двадцать три" – это были первые слова Тони на пресс-конференции, посвящённой его переходу в "Верону". Луке было именно двадцать три, когда мир его узнал в привычном облике. Та "Виченца" ничего не добилась и быстро вылетела обратно в Серию Б, но несколько запоминающихся игроков всё же подарила. Был там, например, вечный скиталец Мохаммед Каллон, был хитромудрый треквартиста Ламберто Дзаули, двужильный Марко Аурелио и жёсткий (временами даже жестокий) Джанлука Комотто. Но запомнился именно таранный форвард, забивавший трудовые мячи.

 

Потом на Тони весьма позитивно повлиял Роберто Баджо. Хотя в целом тяжело сказать, на кого из партнёров Роби не влиял позитивно – достаточно вспомнить, что именно полгода, проведённые плечом к плечу с лучшим итальянским футболистом девяностых, превратили в гениального плеймейкера Андреа Пирло. "У Баджо было удивительно чувство партнёров. Не раз и не два я только начинал перемещаться и отрываться от защитника, а уже видел, как мяч летит и через секунду приземлится мне на голову. Ни до, ни после мне не было настолько комфортно" – Лука отдал должное не только опытному товарищу по команде, но и болельщикам на "Марио Ригамонти", которые по сей день встречают чемпиона мира тепло.

 

Есть, впрочем, клуб, тиффози которого не переносят игрока на дух, даром что он был очень даже причастен к возвращению на вершину итальянской футбольной пирамиды. Если вы упомянете о Тони в окружении преданных фанов "Палермо", то в ответ сразу посыплются ругательства, среди которых "предатель" будет самым мягким и щадящим. С чего бы это? Да потому, что Лука на пике формы ушёл в "Фиорентину", в составе которой завоевал Золотую Бутсу и стал стабильным игроком ротации Марчелло Липпи в сборной. Сицилийцы, конечно, всегда были народом импульсивным, их обиде по сей день нет предела. Но может быть, стоит вспомнить, что инициатором продажи был президент "розанери" Маурицио Дзампарини, который позже пафосно заявлял: "Если бы Тони не хотел уходить, то остался бы на Сицилии".

 

"На Тони весьма позитивно повлиял Роберто Баджо. Хотя в целом тяжело сказать, на кого из партнёров Роби не влиял позитивно"

 

В свои тридцать семь он прошёл через многое, был лучшим бомбардиром двух ведущих европейских чемпионатов, практически в одиночку отправил в нокаут украинцев в четвертьфинале чемпионата мира (даже специалист по верховым дуэлям Андрей Гусин не смог закрыть Луку). Даже когда почва начинала уходить из-под ног, нападающий не тушевался, напоминая себе, что под луной ничто не вечно. Даже болельщики "Вероны" не верили поначалу в то, что их руководство заключило удачную сделку. Кто-то даже говорил о том, что если "Мастифы" хотели привлечь внимание громким именем, то пускай уже возвращали бы пропахшего табачным дымом Элкьяера-Ларсена. Но опытный форвард нужен вовсе не на роль пугала, что уже было доказано вчера.

 

Так или иначе, но, возможно, последний сезон в карьере Луки Тони обещает быть удивительно интересным.

 

Иван Манчев, @Sport.ru

 

Материалы по теме:

 

Лука Тони перешёл в "Верону"

 

ТОНИрованная девятка