Ностальгия по старым временем одолевает некоторых всё больше. Стоит даже призадуматься о прелестях допотопной спортивной медицины, которая, однако, была более продуктивной. @Sport.ru рассуждает на тему пользы и вреда новых технологий в руках докторов от спорта.

 

Когда-то, лет пятьдесят пять назад, настоящим идолом советских болельщиков (пускай и постфактум) стал Николай Тищенко. В полуфинале мельбурнской Олимпиады-56 московский спартаковец в столкновении с соперником получил серьёзную травму – перелом ключицы. Кость вылезла наружу, боль была невыносимой, но врач команды всего лишь прибинтовал плотнее руку к телу, и футболист вернулся в игру. И не просто вернулся, а поучаствовал в победном голе. После этого смерть Николая Ивановича на футбольном поле спустя три десятка лет в товарищеском матче ветеранов может показаться грустным символизмом.

 

Конечно, медицина времён "оттепели" была чертовски несовершенна. Достаточно вспомнить хотя бы трагический случай Эдуарда Дубинского. Защитнику московского "Динамо" в матче за сборную сломал ногу кто-то из югославов (то ли Шекуларац, то ли Муйич – официальная хроника не слишком проливает свет на тот злополучный эпизод). Несвоевременная помощь привела к развитию саркомы, которая спустя семь лет свела в могилу одного из лучших правых беков Европы шестидесятых.

 

"Для Гари Линекера игра с фиксирующей повязкой даже на чемпионатах мира была нормой жизни. А из современных игроков навскидку припоминается лишь Кержаков, который смело рванул играть с поломанной кистью"

 

Но раньше медики обращали гораздо меньше внимания на мелкие травмы. Да и не только медики – Билл Шенкли весьма сурово относился к хрупким подопечным. Стив Хайвей когда-то то ли в шутку, то ли всерьёз заметил: "Когда кто-то из наших подходил к бровке и заявлял, что он травмирован, Шенкс не говорил ничего. Но по его выражению лица казалось, что он сейчас достанет пистолет и пристрелит "травмированного" игрока". Особенно часто подобное происходило с Кевином Киганом. Но, несмотря на свою мнительность, "Майти Маус" был парнем крепким, не чета нынешним звёздам.

 

Кто-то скажет, что сейчас технологии стали более совершенными. Может быть. Но человеческий фактор остался прежним. Сколько футболистов умерло от проблем с сердцем за последние десять лет? Этого вам точно не скажет никто. В Испании, например, даже после трагедии имени Антонио Пуэрты тревогу по-настоящему никто не забил. Рубен де ла Ред и Серхио Санчес – вот всего два громких случая за всё это время. Кто-то обследует аналогичным образом игроков Сегунды и Терсеры? Вряд ли, и не сомневайтесь – там игроков со схожими диагнозами хватает.

 

В Англии тревогу всё же забили после того, как едва не случилось непоправимое с Фабрисом Муамба. Да и то это касается лишь сборных команд, игроков которых в мае дополнительно обследуют. В случае с полузащитником "Болтона" кое-кто уже произнёс для протокола официальное "прозевали". И "зевать" будут ещё не раз.

 

Но есть и повреждения, вполне совместимые с жизнью. Скажем, банальный перелом руки. Для Гари Линекера игра с фиксирующей повязкой даже на чемпионатах мира была нормой жизни. А из современных игроков навскидку припоминается лишь Кержаков, который смело рванул играть с поломанной кистью. Большинство же предпочитает по такому поводу "отлежаться в лазарете", причём некоторым запрещает играть как раз медперсонал – мол, игроку из-за боли будет не до того. Ну да, пальчик ведь на руке выбил, бедолага.

 

Термин "стрессовый перелом" или "стрессовое повреждение" даже в бурные восьмидесятые звучал как-то дико. Сейчас же этот диагноз лепят почти каждому. Раньше даже чертовски утомительные сборы (взять хотя бы "Динамо" Лобановского с пресловутой методикой Зеленцова и тестами Купера) не были столь травматичными. Футболист мог потерять за день пару килограммов веса, но оставался живым-невредимым. А теперь даже на втягивающем/восстановительном занятии кто-нибудь может вылететь на полгода…

 

"Раньше медики обращали гораздо меньше внимания на мелкие травмы"

 

Да что там футбол – вы посмотрите, что творится в хоккее! Судя по последним событиям, раньше у хоккеистов железными были не только шлемы, но и головы. Спросите у кого-то из ветеранов о сотрясении мозга? "Нет, не слышали". По голове так или иначе получали все, но никто не выбывал надолго. Эпопея а-ля Сидни Кросби, которого врачи мариновали словно огурец в бочке, во времена Гретцки и Лемье была не-воз-мож-на. Причём складывалось впечатление, что Сид оказался в плену врачебного дара убеждения. "А вдруг с главной звездой что-то случится? Отвечать же нам".

 

Разгадка всей этой шумихи проста – людям в белых халатах тоже нужно за что-то жить. Отсюда же растут ноги и расширения списка запрещённых препаратов. Отсюда и увеличение количества травм и травмированных. Тут только и хочется, что позавидовать спортсменам-аматорам. Им по этому поводу голову морочат редко. Можно просто заниматься любимым делом и лечить ушибы прикладыванием льда к больному месту, а не суперсовременными технологиями.

 

Иван Манчев, @Sport.ru