@Sport.ru продолжает вечер поздравлений и следом за вчерашним юбиляром вспоминает о сегодняшнем имениннике. Пока Роберто Баджо к своему сорок шестому дню рождения оказался на распутье, стоит освежить в памяти то, за что на великого итальянца молились полтора десятилетия.

 

Имидж. Роберто в своё время ввёл (точнее, вернул) в моду образ футболиста-интеллектуала, который действительно работает головой не только на поле. Дорогие машины, дорогие костюмы, дорогие женщины – эта философия никогда не подходила Роби, точно так же, как и классический католицизм. Баджо потянуло в буддизм ещё в молодые годы, из-за чего он немало ругался с отцом-правоверным католиком, но это был не беспочвенный эпатаж.

 

"Веруя в святой крест, ты вечно что-то кому-то должен, даже если ты не должен на самом деле ничего. Да и вообще, начинать что-то менять и совершенствовать нужно с себя" – лет четыреста назад после таких слов персона Баджо вызвала бы неподдельный интерес инквизиции. Но в девяностые на фоне огромного числа коллег-недотёп Роберто действительно казался восточным философом. Остался он им и сейчас, только в несколько более приземлённом виде.

 

Самодостаточность. Те, кто постоянно пытаются сравнивать Баджо с дель Пьеро, постоянно забывают об одном: Пинтуриккьо большую часть своего пути провёл под крылом Марчелло Липпи, который был даже не ангелом-хранителем, а Цербером-хранителем, загрызая и пытаясь сломать каждого конкурента своего протеже. Роберто же просто играл, если ему не мешало недоверие и травмы. Его эффективность не зависела от персоны тренера – будь то адепт "футбола-шампанского" Майфреди, ретроград-коммунист Уливьери или по-отечески добрый Маццоне. Баджо мешали травмы, но не люди, если не считать парочки исключений.

 

Человечность. Баджо в итальянском футболе был и остаётся таким себе Егором Шиловым. Его как-то не хочется ненавидеть, даже если есть повод. От флорентийского болельщика во время матчей "Скуадры" можно было услышать что-то вроде "а это Роби забил, наш парень, тосканец", хотя чёрная кошка между "Фиорентиной" и "Ювентусом" пробежала как раз после того, когда туринцы утащили лидера "Фиалок" к себе накануне ЧМ-1990. Тогда базу сборной в Коверчиано осаждали недовольные, но недовольство это было скорее направлено на руководство обоих клубов, чем на игрока.

 

И так было всегда. Лучший итальянский футболист конца двадцатого века невозбранно поочерёдно поиграл за "Юве", "Милан" и "Интер". Кажется, что ему бы простили даже переход из одного римского клуба в другой лишь за его гениальность. И после каждого его шедеврального матча за сборную болельщики "Ромы" и "Лацио" в унисон бы вторили "а это Роби забил, наш парень, римлянин".

 

Андреа Пирло. За "Колокольчика" спасибо нужно сказать вовсе не Карло Анчелотти, как могут подумать многие. "Гладиатор", конечно, нашёл Андреа наиболее подходящее место на поле, но собой нынешним Пирло стал во время полугодичной ссылки на "Марио Ригамонти". Любо-дорого было наблюдать за середняком, играющим в два фантазисты, но команды Карло Маццоне незрелищным футболом никогда не грешили в принципе.

 

"На первой же тренировке Баджо сказал мне: "Делай всё как я, у тебя это получится. Не надо оглядываться на то, что было". Футбол оказался даже проще, чем я думал, рядом с таким мастером" – так говорил тогда ещё лидер молодёжной сборной Италии. И десять матчей за ломбардийцев рядом с Роберто дали ему больше, чем годы усердных тренировок. Важно не просто уметь что-то сделать – важно уметь сделать это вовремя. В том числе и раскрыть свой талант.

 

Сезон 1992/93. Наилучший образец того, как можно заслужить "Золотой Мяч" игрой, а не раскрученностью и долей от продажи символики, достающейся ответственным лицам. "Ювентус" ограничился лишь победой в Кубке УЕФА, где под натиском туринцев поочерёдно пали "Анортосис", "Панатинаикос", "Сигма", "Бенфика", ПСЖ и дортмундская "Боруссия". В чемпионате "Синьора" финишировала четвёртой, отстав от "Милана" на одиннадцать очков, в кубке и до финала добраться не сумела, зато блистал Баджо. Тридцать голов и уйма голевых передач во всех турнирах – ну как тут не наградить, в самом деле?

 

Выступление на чемпионатах мира. Многие справедливо считают, что Италия должна и обязана была выигрывать домашний мундиаль, но Адзельо Вичини смалодушничал. В решающие моменты тренер почему-то доверялся не Баджо, а не очень-то и готовому к турниру Виалли. В полуфинале против защитной Аргентины была нужна мысль, а не авторитет. Не стоит кивать на серию пенальти, ведь до неё дело попросту не должно было доходить.

 

Через четыре года в США "Божественный Хвостик" доказал, что и один в поле может быть воином. Он практически без посторонней помощи остановил в 1/8 финала имевших численное и игровое преимущество нигерийцев, забил в четвертьфинале испанцам и уложил на лопатки неожиданно прорвавшихся в четвёрку болгар. Клаудио Таффарела пробить не получилось ни в игре, ни в серии пенальти, когда Роби пальнул в небеса… Джанни Аньелли выдал своё знаменитое определение "обделавшийся кролик", но если быть объективным, то "Скуадра" без обладателя Золотого Мяча-93 не представляла собой ничего.

 

Во Франции в режиме одинокого воина работал уже Бобо Виери, но Баджо и тут сказал свои пару слов. Хитро заработанный пенальти в почти проигранном матче с чилийцами, гол в ворота Австрии и эпический промах в 1/4 против хозяев турнира (Бартезу вообще везло на подобные неудачи; то Шевченко попытается попасть в "домик", то другой великий форвард ударит выше ворот)…. На этом фоне интересно лишь одно – как далеко бы забрались итальянцы в 2002-м, рискни Трапаттони взять ветерана?

 

Сезон 1997/98. Вспоминая о французском мундиале, многие забывают, как Баджо туда попал. Не заиграв в "Милане", Роби принял предложение скромной "Болоньи", где заправлял все Ренцо Уливьери. Этот специалист действовал по канонам среднестатистического ученика Липпи ещё до того, как подобное стало мейнстримом – схема 3-4-3, которая де-факто представляла собой 5-4-1 с Кеннетом Андерссоном на острие, игра от защиты и сплошное "бей-беги" в нападении. Неудивительно, что семикратные чемпионы Италии с неплохим по меркам девяностых составом застряли в "болоте".

 

Баджо долго ругался с Уливьери, но в итоге понял, что свою правоту надо доказывать делом, а не словом. В тридцати матчах Роберто забил двадцать два гола и отдал с дюжину результативных пасов. Это особенно впечатляет, если заметить, что все партнёры "Хвостика" вместе забили двадцать один мяч. Естественно, что Чезаре Мальдини не мог пройти мимо такого выступления. 

 

 

Бомбардирские подвиги. Больше, чем Баджо, в истории итальянского футбола забивали лишь пятеро – Пиола, Нордаль, Меацца, Альтафини и Тотти. Неплохая компания, не правда ли?

 

Хладнокровие. Несмотря на вышеупомянутый промах в серии пенальти в финале ЧМ-94, в целом Роберто исполнял одиннадцатиметровые удары убедительно. Из 91 подхода к точке удачными были 76 – это рекорд как минимум для итальянского футбола.

 

Божественная правая нога. А об этом не стоит лишний раз говорить. Это нужно видеть. 

 

 

С днём рождения, Роберто. И пускай сбудется главная мечта многих любителей футбола – интересно же посмотреть на Баджо в качестве главного тренера!

 

Иван Манчев, @Sport.ru