Sport.ru / Футбол. Бразильский полузащитник "Спартака" Фернандо дал интервью клубной пресс-службе. 

— Если говорить об игровых качествах, то среди ваших сильных сторон — хорошее видение поля, успешное исполнение штрафных. Это у вас с детства?

— Да. Работаю с юных лет над этим. Начинал играть в нападении. Всегда хотелось забивать голы. Но потом тренер заметил, что мне лучше "опуститься" ниже на поле, потому что по своим физическим данным больше подходил для игры в полузащите. Поначалу сожалел, ведь мне нравилось действовать в атаке. Но затем осознал, что это лучший вариант. Вообще пробивать стандарты — это моё. Люблю оставаться после тренировок, отрабатывать удары.В последних играх у меня были хорошие моменты. И со стандартных положений, и с игры. Например, в матче с "Крыльями" имел два шанса. В первом тайме нанёс удар — вратарь парировал его, во втором пробил — попал в крестовину. Во встрече с "Рубином" тоже возникали голевые ситуации… К сожалению, не получилось их реализовать. Но очень надеюсь, что скоро наконец забью свой первый мяч за "Спартак". Жду этого с нетерпением. 

— Какой момент карьеры стал для вас определяющим?

— Их несколько. В семнадцать лет попал в основную команду в "Гремио". Потом был удачный период в Италии. И ещё, конечно, выделю то время, когда играл в сборной.  Оно было фантастическим. Мы выиграли Кубок Конфедераций. Эмоции незабываемые! Знаете, каждая победа, будь то с молодёжной командой или с национальной, для меня как в первый раз.

— Почему не упоминаете то время, которое провели в "Шахтёре"? Вы добились успехов с этой командой…

— На самом деле не очень люблю вспоминать тот период. Потому что за те два года, что был там, я мало играл. Не прогрессировал. А потом ещё там начались боевые действия. И мои родственники в Бразилии очень переживали за меня. Это было самое сложное время в моей карьере.

— У вас была возможность покинуть "Шахтёр" раньше. Почему решили остаться?

— В "Шахтере" было тринадцать бразильцев. Когда узнали, что происходит на Украине, все хотели уехать. Я мог уйти в аренду в итальянскую "Фиорентину", но Луческу попросил меня остаться. Не отказал ему. Конечно, очень волновался, находясь на Украине, даже плакал от страха. Но понимал, что если уеду, то, скорее всего, обратной дороги уже не будет. Поэтому решил перебороть себя. Естественно, было тяжело смотреть на всё происходившее. Там разрушили саму футбольную базу. С тех пор команда тренируется в другом месте, а играет в Киеве. И ничего пока в этом плане не изменилось...

— Из "Шахтёра" вы перешли в "Сампдорию". Переезд в Италию стал глотком свежего воздуха для вас?

— Конечно. Там почувствовал себя намного лучше. Кстати, в "Спартаке" ощущаю себя, словно в Италии. Да, когда приехал, командой руководил Дмитрий Аленичев. Сейчас обязанности главного тренера исполняет Массимо Каррера, и разница, естественно, ощущается. Мне итальянская методика ближе. В этой стране прежде всего работают над тактикой. И я вижу в этом смысл. Лучше затратить больше сил на тренировках, чтобы в играх ты выходил на поле и точно знал, что тебе делать, как себя вести. Но не понимаю, когда много, но бесцельно работаешь на занятиях. Тогда все усилия зря.

— Когда получили приглашение в "Спартак", какими были первые мысли?

— Сначала было страшновато. Но меня заверили, что в России всё будет хорошо. Что клуб отличный, прекрасная инфраструктура, есть все условия для того, чтобы развиваться. Сейчас, будучи здесь, могу сказать, что мне всё нравится.

— Одной из ваших целей было выступать в Лиге Европы. Увы, спартаковцы не сумели пройти в следующий раунд квалификационного турнира...

— Очень сожалею об этом. Но и я, и команда будем стараться проявить себя лучшим образом в чемпионате. Сейчас игра за игрой набираю форму и чувствую себя всё увереннее на поле. 

— Что вас больше всего удивило в Москве?

— Пробки. В Рио-де-Жанейро они тоже большие. Перед тем как приехать в Москву, меня предупреждали: "Смотри, в российской столице всё хорошо. Есть только один нюанс… Можно стоять на дороге по три–четыре часа".

— Ну, можно и по пять — под Новый год, например...

— Не знаю, пока не сталкивался. А тогда ответил: "Да как такое может быть? Живу в Рио, и здесь транспортная ситуация — хуже не бывает". Но нет, прибыв сюда, понял, что бывает. Москва, конечно, огромная. Чтобы не потеряться здесь, никогда не отхожу далеко от своего водителя. Кстати, он отличный парень. Помогает мне во всех вопросах. У меня маленький ребёнок, поэтому часто приходится ездить за какими-то вещами. Здорово, что водитель всегда рядом.

— Вы перевезли в Москву всю семью?

— Да. Жена, сын и бабушка уже здесь. И потом приедут мама с папой. И остальные родственники.

— Если послушать последние новости из Рио, атмосфера там не самая дружеская.

— Да, в Бразилии сейчас очень-очень сложно. Я со своей семьёй не чувствую себя там уверенно. Не знаю, не случится ли чего, если мы пойдём в ресторан. В Рио-де-Жанейро у нас бронированный автомобиль. Могу сказать точно: поздно там лучше не гулять. В одиннадцать вечера можешь оказаться с пистолетом у виска, и с тебя снимут всё ценное, что на тебе есть. Ещё в 2014 году, когда там был чемпионат мира, из десяти гостей восьмерых обворовывали— сто процентов. И сейчас то же самое.

— На лингвистической олимпиаде вы бы точно заняли призовое место, ведь в вашем активе три языка— португальский, русский и итальянский, на котором сейчас даете интервью. Вы выучили его всего за год в "Сампдории"?

— Да. Итальянский язык похож на родной для меня португальский. Поэтому было легко его выучить. Сейчас хочу вспомнить русский. Это нужно для того, чтобы лучше понимать партнёров и, соответственно, лучше играть.