Дмитрий Зеленов в "Спорт-Экспрессе" рассуждает, почему победу над Ирландией восприняли без радости, Дмитрий Симонов уже прилетел в Македонию, а Василий Уткин на страницах "Советского спорта" говорит, что игра сборной не зависит от Аршавина, и Андрей постепенно сдаёт.

 

Если кратко: хоронили рано. Наша сборная не разучилась играть в футбол, ставший откровением летом 2008-го. Те же скорости, та же лихость, та же уверенность в собственных силах. И, главное, показавший первые признаки пробуждения инстинкт убийцы. Тот самый, благодаря которому мы в свое время безжалостно разделались с Голландией и без которого не может процветать ни одна команда, претендующая на высокие достижения.

 

Впрочем, речь сейчас не о том.

 

Казалось, после такого результата сердце преисполнится радостью, разум - осознанием превосходства, и ожидание матча с Македонией пройдет весело и беззаботно. Прямо, как в старые добрые времена, когда после Греции была Швеция, а потом - Голландия. Увы, ничего такого не произошло, а параллели с Euro рассыпались сами собой сразу после финального свистка. Не потому, что сборную возглавляет другой тренер и в её составе есть несколько новых игроков, - нет, причины кроются не на футбольном поле. И даже не в пресловутых горящих глазах - с желанием и самоотдачей проблем тоже не было. Дело в другом.

 

Сердце команды Гуса Хиддинка билось в такт с миллионами сердец граждан нашей огромной страны. Была не только вера в успех, были неповторимое чувство причастности к жизни национальной команды, неподдельный интерес и искренняя вера, готовность делить с игроками все радости и все беды. Сегодня от тех невидимых нитей не осталось и следа. Что-то сломалось в этом сложном механизме, и образовавшуюся пустоту заполнило равнодушие, замешанное на скепсисе.

 

Давно не случалось, чтобы в сборную не верили так, как было перед поединком в Ирландии, а потом отнеслись к победе так прохладно, как произошло после. Изучая общественную реакцию на успех нашей команды, я приходил в изумление. На десяток мнений, содержащих в себе рассуждения о неубедительной концовке, наплевательском отношении, случайном везении, приходилось лишь одно-два, которые можно было бы назвать адекватной оценкой произошедшего. Я пытался понять, в чём дело. Неужели наши болельщики совсем не разбираются в футболе, неужели мы смотрели разные матчи? А потом как молнией ударило: эту сборную слишком многие не любят. За неё болеют, ею интересуются, её обсуждают, но любви нет и в помине.

 

"Давно не случалось, чтобы в сборную не верили так, как было перед поединком в Ирландии"

 

Если победа в гостях над главным соперником вызывает по большей части не ликование, а скептические улыбки, то вывод однозначен: трещина, которую дали отношения сборной и её болельщиков, приняла угрожающие масштабы.

 

И так ли сейчас важно, кто первый начал? Этот замкнутый круг не разорвать, если кто-то не сделает первый шаг. Но двум десяткам человек договориться о чём-то, согласитесь, куда проще, чем нескольким миллионам, а значит, этим кем-то, безусловно, должны стать футболисты. И предвосхищая справедливое негодование адвокатов сборной, скажу, что одних побед для этого недостаточно. Эти успехи никому не нужны, если после них всем своим видом игроки будто бы говорят: "Ну что, съели? Ещё недавно вы, мол, нас, бедных, грязью поливали, а теперь радуетесь".

 

Или наоборот, о каком сочувствии можно говорить, когда в случае поражений футболисты обижаются на всех и вся, и главная их мысль сводится примерно к следующему: мы никому ничем не обязаны. Но в том-то и парадокс, что обязаны!

 

Уважаемые футболисты, болельщик имеет право обижаться, а вы - нет. Главный смысл вашей профессии - дарить эмоции, а не вставать в позу, если кто-то вас не погладил по головке. В Дублине свою работу вы выполнили прекрасно, но задумайтесь, почему это мало кто оценил? Наверное, потому, что работать нужно если не с улыбкой, то хотя бы не с таким кислым выражением, какое часто можно встретить на ваших лицах. Порой отношение даже важнее, чем игра и результат. Требуя уважения от болельщиков, нужно проявить уважение самим. Дмитрий Зеленов в "Спорт-Экспрессе" объясняет, почему сборную России никто не любит.

 

***

 

Македония из всех стран бывшей Югославии самая, наверное, обделённая. У Хорватии и Черногории, к примеру, есть море, а здесь только Охридское озеро, природный заповедник, окруженный десятками церквей и монастырей разных веков. Но привередливым-то туристам - им море подавай.

 

И в футбольном смысле Македония несчастлива. В отличие от сербов, словенцев или хорватов, которые с определенной регулярностью сначала получают звание "темной лошадки" или "команды-загадки" и поражают мир футболом класса "люкс", а потом с треском проваливаются и рвут волосы на голове. И так по кругу. У македонцев же застой, нет возможности ни поразить всех, ни проредить шевелюру. Они зависли где-то между градациями "крепкий середняк" и "карлик". Никто их не громит и не унижает, но и уважения никакого. "Эту команду можно и нужно обыгрывать". Приятно ли жить с таким клеймом?

 

Между тем есть у Македонии свой Джордж Бест, Райан Гиггз, Джордж Веа в одном лице. Как и упомянутым звездам разных лет, нападающему Горану Пандеву кто-то свыше предопределил никогда в жизни не сыграть на крупнейших турнирах на уровне сборных, и он смиренно принял свою участь, довольствуясь победой в Лиге чемпионов и ролью основного футболиста "Интера". На витрине местного спортбара этот приземистый крепыш, при росте 171 сантиметр весящий почти сто килограммов, изображен по соседству с Роналдинью.

 

"В футбольном смысле Македония несчастлива"

 

Между тем в Македонии успешных людей не слишком жалуют. За отказ приехать в сборную, связанный с желанием залечить старую травму, Пандев на родине сейчас превратился чуть ли не в изгоя. Многие твердят, что играет он без сердца, только за деньги. Знакомо, правда?

 

Из местной достопримечательности, крепости Скопско Кале, открывается прекрасный вид на Национальный стадион имени все того же Филиппа II, чей мужественный профиль украшает центральный вход на арену. Но, похоже, лучше бы матч проходил в самом старом каменном форте: там хотя бы от стен веет древним пафосом и величественными сражениями, а "Филипп II" сейчас куда больше напоминает стройку, чем место для футбольных баталий. Арену обрамляют четыре крана, две боковые трибуны разобраны подчистую, по пустому стадиону разносится залихватский звон от ударов молотками по металлу.

 

На стройке мы, кажется, ещё не играли...

 

- Да вы не волнуйтесь, - успокаивал строитель Петар. - На матч с вами народ пустят на две трибуны, а на игру с армянами открыли для людей только одну, ту, что ближе к речке. На другой туалеты не работали. Но сейчас их починили, прочистили, всё в порядке.

 

Петару можно верить: человек повидал виды. До "Филиппа II" строил в Москве и в Тобольске.- корреспондент "Спорт-Экспресса" Дмитрий Симонов уже прибыл в Македонию.

 

***

Закат Аршавина-игрока длится уже год, плавно нарастая. Всё это время он не является ни лучшим игроком сборной России, ни её лидером. Во всяком случае на поле. Это уже можно утверждать, и как раз сейчас. В прошлом году было нельзя, потому что спад может случиться с каждым. А теперь самое время. Потому что если спад продолжает своё плавное развитие после безмятежного летнего отдыха, если уже нет никакой информации о травмах (кстати, пиар-упущение), если проблемы игровой формы элементарно демонстрируются фотографией, по которой можно прикинуть лишний вес в килограммах, – это означает, что талант уже неравен силами в борьбе с возрастом. А мотив играть проигрывает мотиву заслуженно жить в собственный кайф (слава богу!).

 

Аршавин плохо двигается не в сравнении с Кержаковым и перестает быть атлетом не рядом с Игнашевичем – он безнадёжно, шаг за шагом проигрывает самому себе. Недавнему. Он идёт в обыгрыш – но обыгранный легко обгоняет его и снова становится на пути. Андрей самый медленный игрок в сборной России. А главнейшая фишка его игры как раз всегда заключалась в умении взорваться, включить — одновременно с по-прежнему блестящей фантазией и всё ещё шикарной техникой — ещё и форсаж. Утопить педаль газа в пол. Ненадолго. Как раз, чтобы оторваться от соперника, чтобы срезать угол и дальше хоть пасовать, хоть бить, хоть и то, и другое сразу. Он проигрывает не кому-то – он проигрывает себе. И на данный момент уже проиграл.

 

Ренессанс возможен. Но это будет новая страница. В современный футбол одними мозгами не играют. Это выглядело драматичным год назад, когда наша сборная готовилась сражаться с Германией, а потом, уступив ей то самое фирменное немецкое "чуть-чуть", должна была продемонстрировать весь свой класс со Словенией. Сейчас же это будни – и мы видим, что сборная России прекрасно ведёт собственную игру, не опираясь на Аршавина, а лишь изредка включая в игровой орнамент что-нибудь действительно изобретательное в его исполнении. Всё реже и реже, все больше это зависит от ситуации на поле.

 

Сумеет ли он и в следующем году быть полезен "Арсеналу". Под занавес карьеры – а он близок. Выдающихся физических данных у Аршавина нет и воли, допустим, Дель Пьеро нет и подавно.Состоится ли какой-то прощальный всплеск? Многим хотелось бы... Любопытно, насколько хватит инерции мифа и надежд публики, которая тем и отличается от нормальной журналистики, что она имеет право жить не явлениями жизни, а представлениями о них.

Это ведь было действительно прекрасное время. С румянцем во всю щеку, зрелое, как хорошее вино, с праздником успеха. Незабываемое! Впрочем, это я уже говорил. Просто оно прошло. - Василий Уткин на страницах "Советского спорта" говорит, что Аршавин уже не тот.