SPORT.RU / Футбол. Защитник сборной Аргентины и "Зенита" Эсекьель Гарай в интервью "Спорт-Экспрессу" рассказал о ранних годах своей футбольной карьеры.

 

– Аргентина – страна великих нападающих. На этой же позиции начинали и вы. Почему в итоге стали защитником?

 

– В молодежной команде "Ньюэлл’с Олд Бойз" я действительно был поначалу форвардом, но так сложились обстоятельства, что у нас возникли проблемы с защитниками, и тренеры решили, что именно я должен занять вакантное место.

 

– Не было сожалений?

 

– Принял это как должное, но сейчас сожалений точно нет. Оглядываясь на свою карьеру, понимаю, что решение было правильным. Годы в "Ньюэлл’с" стали хорошей школой. Я оказался в системе клуба лет в 12, а в высшем дивизионе дебютировал в 17. Конечно, воспринимал все, как воплощение детской мечты. Единственное, о чем я сейчас немного жалею, это то, что поиграл в Аргентине совсем немного. Толком не прочувствовал всего величия нашего чемпионата. В Европу уехал рано. Но все что ни делается – к лучшему.

 

– Для европейского болельщика "Ньюэлл’с" находится в тени "Бока Хуниорс" и "Ривер Плейта". А как в Аргентине?

 

– "Ньюэлл’с" – популярнейший клуб. Все знают, что он воспитал Месси, его цвета одно время защищал Марадона. За команду болеют не только в Росарио, но и во многих других аргентинских городах.

 

– Воспитанник "Ньюэлл’са" Кристиан Ансальди говорил, что самый известный уроженец Росарио – это Месси. Че Гевара только на втором месте.

 

– Уверен, они оба одинаково популярны. Причем не только в Аргентине, но и во всем мире. Даже в России люди носят майки как с фамилией Месси, так и с портретом Че Гевары.

 

Напомним, что Гарай перебрался в "Зенит" этим летом из "Бенфики".