История противостояния бразильцев с когда-то единым и неделимым СССР и унаследовавшей кое-что советское Россией не так богата, как, например, хроника вечной борьбы с соседями из Аргентины. Но знаменательные моменты всё же были – от этого никуда не деться. В день очередного матча @Sport.ru вспоминает наиболее знаковые детали соперничества.

 

"Оле-оле-оле, Эдик лучше, чем Пеле!"

 

Чемпионат мира в Швеции, состоявшийся пятьдесят пять лет назад, по мнению тогдашних экспертов должен был стать противостоянием двух восходящих футбольных звёзд. О феномене Эдуарда Стрельцова здесь знали хорошо, ибо молодой лидер "Торпедо" и лучший футболист СССР второй половины пятидесятых особенно любил куражиться в матчах против шведов. О заморском чуде по имени Пеле слыхать доводилось лишь краем уха, да и то не более чем паре десятков посвящённых специалистов, но все сходились во мнении: ещё не достигнувший совершеннолетия неогранённый бриллиант может наделать шуму, если ему дадут шанс.

 

Ожидания оправдались ровно наполовину. Юный бразилец действительно блеснул, впервые сделав свою сборную чемпионом мира, а вот "Стрелец" на ЧМ-58 не попал да и вообще выпал из футбольной жизни на несколько лет по известным всем причинам. В очной же встрече "Канаринья" разобрала советскую сборную на запчасти благодаря гению Гарринчи, и в памяти осталась лишь фраза, брошенная в сердцах Борисом Кузнецовым: "Познакомьте меня с этим летуном, а то я всю игру только задницу его и видел!".

 

Но один вопрос так и остался на повестке дня: перещеголял бы Стрельцов Пеле не только в рамках отдельно взятого турнира, а и в целом? Рискующие ответить утвердительно правы несколько больше, нежели отрицающие.

 

"Чемпионат мира в Швеции, состоявшийся пятьдесят пять лет назад, по мнению тогдашних экспертов должен был стать противостоянием двух восходящих футбольных звёзд"

 

"Здравствуйте, гости дорогие!"

 

Два приезда бразильцев в Советский Союз во времена правления Леонида Брежнева ожидаемо вызывали невероятный ажиотаж. Это проявлялось и в традиционно заполненных на товарищеских матчах трибунах, и в массовой культуре (неужто забыли незабвенное "ест Пеле крем-брюле", вышедшее из-под пера Владимира Семёныча?), а о чисто футбольной составляющей и говорить нечего – одних трудов Игоря Фесуненко достаточно, дабы осознать размах бразиломании в стране, строящей коммунизм.

 

На поле же всё получалось буднично и предсказуемо. Сборная СССР хоть и считалась временами "чемпионом мира по товарищеским матчам", но против настоящих чемпионов поделать ничего не могла. За год до провала в Англии вполне здоровый ещё Пеле забил в Москве два гола, став главным вдохновителем разгромной победы, а восемь лет спустя в прощальном матче Альберта Шестернёва единственный мяч забил Жаирзиньо. Тот самый, который по меткому выражению Высоцкого кушал вместе с именитым товарищем по команде крем-брюле.

 

Хлеб-соль и "рука Бога"

 

В постсоветской России всё было иначе. Сборная Бразилии ещё дважды наведалась в Москву, причём оба раза в качестве действующих чемпионов мира. Но не было уже ни драк за "лишний билетик", ни искромётного шоу на поле. Товарищеский матч в 1996 году проходил на "Динамо" из-за реконструкции "Лужников", и героем его стал заменивший травмированного Веретенникова (Олег, к слову, именно тогда и дебютировал за сборную) Радимов, а десять лет спустя внимание на себя обращали лишь мерзкая погода и кочковатый газон арены в Черкизово. "Пентакампеоны" приехали уже самым что ни на есть звёздным составом, однако хозяева оборонялись неплохо и пропустили лишь однажды после рикошета от руки Роналдо (который с точки зрения футбольных правил рикошетом не был вовсе, но судья посмотрел на эпизод со своего ракурса).

 

Важно кое-что другое – за последний визит бразильцы получили от РФС миллион долларов без всяких там налогов и издержек. Времена бескорыстия прошли, и одним хлебом-солью мировую элиту в Белокаменную теперь не заманить.

 

"На русских тренируйся!"

 

Помимо вышеупомянутой "шведской битвы", сегодняшние соперники в разных ипостасях пересекались на чемпионатах мира ещё дважды. На мундиале 1982 года в Испании жребий свёл Бразилию и СССР в одну группу с новозеландцами и скоттами, потому многие справедливо считали, что в очной встрече будет разыгрываться первое место. В принципе, так и вышло, но матч тот запомнился не обоюдно острой игрой, а дурацкой ошибкой голкипера "селесао" Оскара после дальнего удара Баля и отвратительным судейством – испанские рефери никогда не отличались лояльным отношением к советским командам, а уж "старый франкист" Ламо Кастильо и подавно любил посадить наших на свисток.

 

Выиграли бразильцы и двенадцать лет спустя, причём в русских рядах и тогда не было единства. В советские времена каждый из триумвирата Лобановский – Бесков – Ахалкаци усиленно мешал друг другу принимать верные решения, а в 1994-м вовсю гремел скандал с "письмом четырнадцати". Поэтому о каком-то осмысленном протидействии будущих чемпионам говорить не приходилось. Хорошо, что пропустили только дважды.

 

"В прощальном матче Альберта Шестернёва единственный мяч забил Жаирзиньо. Тот самый, который по меткому выражению Высоцкого кушал вместе с именитым товарищем по команде крем-брюле"

 

По заветам Ильи Муромца

 

Это может показаться злой шуткой, но последняя победа над бразильцами имела место … тридцать лет и три года назад. Вообще, надо заметить, что сборной СССР в силу любви сыграть "вторым номером" хорошо удавались матчи на "Маракане", а последний победный матч стал бенефисом Сергея Андреева – именно после гола в ворота Бразилии о нападающем ростовского СКА заговорили всерьёз.

 

Дальнейшая карьера форварда тоже весьма и весьма смахивала на древнюю былину. Злоключений на душу Андреева выпало немало (особенно стоит вспомнить попытку уйти из СКА в середине восьмидесятых, которая едва не привела в тупик), но в сборную его вызывали даже тогда, когда он перед отъездом в Швецию поддерживал форму в любительском чемпионате Ростовской области. Вот вам и уровень. А уж победный гол в финале Кубка СССР-81 обессмертил нападающего окончательно.

 

Иван Манчев, @Sport.ru