Оценивая работу Дона Риви по созданию великого "Лидса" практически все футбольные историки отмечают исключительную роль одного игрока, который помог менеджеру в воспитании будущих чемпионов и создании особой атмосферы в "Лидсе" Дона Риви. Продолжение рассказа об этом миниатюрном шотландце Бобби Коллинзе – в материале @Sport.ru…




Первая часть

Вторая часть

Роберт Янг Коллинз родился в Глазго, 16 февраля 1931 года  и был старшим из шести детей. В детстве он  поддерживал местный клуб "Сёд Ланарк" – его часто видели сидящим на заборе возле стадиона со своим братом Дэви. Бобби был футбольным фанатиком с младых ногтей: "Я был под огромным влиянием игроков той эпохи и среди множества шотландских звезд мне нравились больше всего Джимми Дилейни, Билли Лидделл, Арчи Маколей, Джимми Каски и два игрока, которые затем станут великими менеджерами – Билл Шенкли и Боб Пейсли. Выбрать кумиром англичанина было бы неправильно, но я наблюдал с восторгом за игрой Эдди Хэпгуда, Стэна Каллиса, Джо Мерсера, Стэнли Мэттьюза, Фрэнка Свифта, Райха Картеа, Джимми Хогана и Томми Лаутона. Я играл в футбол при каждом удобном случае им не нравилось слышать рассказы о Хью Галлахере, Алексе Джеймсе и Джимми МакМаллане, как о игроках, которые доказали, что рост не имеет значения в футболе, если вы действительно хороши".

Коллинз всегда был коротышкой, но не позволял, чтобы это мешало ему – у него всегда хватало качеств, которые могли компенсировать недостаток роста, а на первых порах, когда его недооценивали, небольшой рост даже был его преимуществом. Когда ему исполнилось 17 лет, в борьбу за молодого игрока включились "Селтик" и "Эвертон" – мерсисайдцы даже предложили клубу, в котором воспитывался Коллинз ("Поллок") тысячу фунтов за сделку, но как только Бобби услышал, что его персоной интересуется менеджер "Селтика" Джимми Макгрори, о переезде в Англию не могло быть и речи – Бобби подписал контракт с "кельтами" с окладом в размере 8 фунтов в неделю. Солидные по тем временам деньги!

Великий клуб из Глазго был грандом британского футбола с 19-ю титулами чемпионов Шотландии, 15-ю национальными кубками, но Бобби Коллинз присоединился к "кельтам" в возможно низшей точке их футбольной истории. Все эти успехи в 1948 году были в прошлом – у "Селтика" было всего два чемпионских титула за последние 20 лет против 11-ти у "Рейнджерс" за тот же период и "бело-зеленые" на тот момент по факту были середнячком чемпионата Шотландии, если не сказать хуже…

Джимми Макгрори был назначен председателем "Селтика" Бобом Келли, чтобы вернуть былую славу. Он был легендой "кельтов" и принял команду у Джимми Макстея в 1945 году, но по ряду причин у Макгрори практически не было рычагов управления командой, о чем пойдет речь ниже.

Бобби Коллинз окунулся с головой в этот омут, дебютировав в возрасте 18-ти лет 13 августа 1949 года, перед лицом 71 000 болельщиков в "Олд Фирм Дерби", заняв место на правом фланге, буквально замучив ветерана "Рейнджерс" Джока Шоу. Коллинз: " Я помню, как прорвался по центру и Вилли Вуд сфолил на мне – мы получили пенальти и выиграли ту игру со счетом 3:2 и с тех пор я стал постоянным членом команды. В дерби было не важно, что ту будешь делать – главное это победа, любой ценой. Если вы не выиграли, лучше не выходите из дому какое-то время!"

Он автоматически стал игроком основы после того как забил победный гол в матче с "Хартс", выигранном 3:2. Джон Джессимэн из "Сандей Экспресс": "Маленький Бобби Коллинз, скользкий как галька и передвигающийся по полю как Brencarrier (легкий танк для перевозки персонала, популярный в британской армии времен Второй Мировой, - С.Б.) был в своей стихии на месте правого инсайда. Когда он забил свой первый гол зелено-белые шарфы заполонили террасы стадиона, и мы увидели, что в "Селтике" есть достойный наследник славы бессмертного Пэтси Галлахера. Его идея прохождения обороны "Хартс" кратчайшим путем напоминала технику работы электрической дрелью! Это был путь Пэтси. Невероятно, но после гола этого малыша "Паркхэд" не затихал целых пять минут!".

Он наслаждался своим дебютным сезоном во взрослом футболе, забив семь мячей в чемпионате, но "Селтик" при этом был всего лишь пятым, что, тем не менее, было лучшим послевоенным результатом. Дальше клуб вообще соскользнул на седьмое место, хоть Коллинз и стал лучшим бомбардиром команды с 15-ю забитыми мячами, включая хет-трик в матче с "Ист Файф" (6:2). Был также первый трофей с 1938 года, когда "кельты" выиграли у "Мазервелла" при 132 000 болельщиков в финале Кубка Шотландии со счетом 1:0.

Когда Коллинзу исполнилось 20, он был одной из ярчайших молодых звезд в Шотландии. Вот его воспоминания о тех годах: "Мои первые игры в составе "Селтика" прошли хорошо и я закрепился в обойме основных игроков… Я ожидал, что буду выполнять роль связующего звена между атакой и полузащитой, но часто играл и на позиции форварда. Если менеджер видел меня в этой роли, это не было проблемой для меня".

"Тем не менее у нас не было никакой мудреной тактики. Тогда не было разговоров о 4-2-4, 4-3-3, "даймонде", системе игры с чистильщиком – мы просто верили в силу атакующего футбола. Это был наш стиль игры. Если мы шли в атаку, то вперед выдвигались пять человек и два игрока поддерживали нас на флангах, если же приходилось обороняться, то мы отходили назад, чтобы поддерживать наших защитников".

"Конечно, у нас были игроки, которые могли контролировать игру, интеллектуальные футболисты как Бобби Эванс, Уилли Ферни, Чарли Талли и Джон Макфейл и с игроками подобного калибра изменения в тактике были естественными для нас – мы были в состоянии адаптироваться. Мы были в состоянии сражаться и играть".

"Мои первые игры в составе "Селтика" прошли хорошо и я закрепился в обойме основных игроков… Я ожидал, что буду выполнять роль связующего звена между атакой и полузащитой, но часто играл и на позиции форварда. Если менеджер видел меня в этой роли, это не было проблемой для меня".

Замечательная форма Коллинза не могла остаться незамеченной скаутами сборной и он был призван в расположение главной команды Шотландии осенью 1950 года. Травма не дала ему возможности дебютировать в матче с швейцарцами, но уже в Кардиффе, 21 октября 1950 года он совершил свой полноценный дебют в сборной. Бобби выполнил кросс на голову Билли Лидделлу, который забил один из голов в комфортной победе 3:1 над валлийцами и сохранил место в основе на домашние матчи с Северной Ирландией (6:1 и коре от Билли Стила) и Австрией. Вторая игра была не такой удачной, как предыдущие – австрийцы неожиданно победили со счетом 1:0 и это было первое домашнее поражение шотландцев от команды с континента.

Несмотря на победу в Кубке Сент-Мунго осенью 1951 года, где "кельты" выиграли у "Абердина" сезон 1951/52 они закончили в середине таблицы. У "Селтика" были звезды, наподобие Коллинза и Чарли Талли, но не было стабильности и командного духа. И все же этот сезон получил позитивную оценку в истории клуба, так как к "кельтам" присоединился человек, который изменит все – Джок Стин.

Джок Стин, долговязый защитник, был взят у безвестного валлийского "Лланелли", пытавшегося прорваться в Футбольную Лигу, по потерпевшего оглушительную неудачу. Стин был отъявленным протестантом и болельщиком "Рейнджерс", отвергнутым любимым клубом, когда в возрасте 30 лет он присоединился к "Селтику" в декабре 1951 года. Его приход вызвал эффект разорвавшееся на "Паркхэд" атомной бомбы – многие болельщики увидели в нем вестника Апокалипсиса, но на самом деле он оказался Мессией.

Стин был действительно безвестным игроком без особого опыта игры на профессиональном уровне. Этот шахтер сделал себе имя в клубе "Альбион Роверс", с которым неожиданно прорвался в первый дивизион, чтобы купиться на посулы "Лланелли" и подписать контракт с этим клубом с окладом 12 фунтов в неделю – огромные на то время деньги, которые платили только настоящим звездам. Сделать на него ставку Макгрори и Келли посоветовал скаут "Селтика" Джимми Грайббен, который хорошо знал Стина и был убежден в его высоком потенциале игрока, который сможет организовать игру в обороне "кельтов".

Арчи Макферсон, втор биографии Стина: "Было не совсем понятно, что же на уме у Грайббена. Но вот что говорил коллега Стина по "Альбион Роверс" Адам Маклин: "Я помню, что мы как-то играли матч резервных составов на "Селтик Парк". "Селтик" усилил свою команду Джоном Макфейлом и еще несколькими парнями из основы, но Джок попросту не давал ему прикоснуться к мячу – Макфейл был хорош в воздухе, но Стин в тот вечер играл бесподобно и снимал все верховые мячи. Но пожалуй, еще более значительной была игра "Роверс" с "Селтиком" на "Паркхэд" в январе 1949 года, когда мы в течение часа играли вдесятером. "Альбион Роверс" все же пропустили три мяча в концовке, но все могло быть намного хуже, если бы не отважная игра обороны во главе со Стином. Джок стал одним из героев матча, а в "Сандей Мейл" отметили, что "Стин вместе с Муйром и Инглишем смотрелись так уверенно как будто бы это их команда выигрывала 3:0". Возможно, именно в этом матче Грайббен присмотрел Стина".

"Известие о его подписании "Селтиком" было встречено двумя различными группами людей с одинаковой степенью недоверия. Во-первых, появились ребята с Бёрнбанк Кросс  (самой значительной протестантской общины в Глазго на то время – С.Б.), чья сектантская солидарность всегда была непоколебимой. Им было куда проще принять то, что Стин бы к примеру прошелся по Бёрнбанк Кросс пьяным, выкрикивая лозунги против азартных игр, чем то, что он решил одеть бело-зеленую футболку. Как признался Гарри Стил Стин сразу же стал изгоем. "Он потерял много приятелей в одночасье, когда подписал контракт с "Селтиком". "Отступник" – это было самое мягкое слово, которым его награждали. Его отец так и не смог выдавить из себя  хотя бы одно пожелание удачи перед дерби и поддерживала его в те дни только мать. Его имя просто вычеркнули, и он больше никогда не был своим в протестантской общине".

"С другой стороны была реакция болельщиков "Селтика". Чтобы понять, что они чувствовали, вы должны понять состояние "Паркхэда" в то время – после войны клуб пользовался огромной поддержкой, но не мог выиграть практически ничего. Крайней точкой разочарования поклонников стал сезон 1951/52, когда они впервые за 80 лет проиграли в переигровке Кубка "Сёд Ланарку", избившему "Селтик" на "Каткин". Это подчеркивает не только явное отсутствие мастерства у той команды, но и ее удрученное психологической состояние – клуб выиграл только один серьезный трофей за 15 лет, не считая Кубка Сент-Мунго. И на фоне этого упадка клуб пользовался все большей поддержкой в стране! При этом в чемпионате в качестве главного противника "Рейнджерс" "Селтик" заменил "Хиберниан" со своей великолепной атакующей пятеркой".

"Менеджер, который подписал Стина и приветствовал его на новом месте работы, был одним из самых скромных людей в шотландском футболе. Джимми Макгрори со своей сердечностью и вежливостью слабо напоминал футбольного менеджера, в особенности менеджера "Селтика", вынужденного постоянно вариться в котле религиозной нетерпимости "Олд Фирм Дерби".

"Когда Стин присоединился к "Селтику" клуб пал рекордно низко, занимая 12-ю позицию при 16-ти клубах в чемпионате с всего 10-ю очками в первых 11-ти матчах (+3=4-4) и для сторонников "кельтов" "контрольным в голову" была новость о том, что панацей от всех бед руководство клуба видит подписание малоизвестного игрока из малоизвестного города в малоизвестной команде из страны, в которой предпочитают быть ногой по овальному мячу. К тому же протестанта!".

"Менеджер, который подписал Стина и приветствовал его на новом месте работы, был одним из самых скромных людей в шотландском футболе. Джимми Макгрори со своей сердечностью и вежливостью слабо напоминал футбольного менеджера, в особенности менеджера "Селтика", вынужденного постоянно вариться в котле религиозной нетерпимости "Олд Фирм Дерби". Его достоинства шли в разрезе с характером самодержавного управленца клуба Келли. Когда вы прибывали на "Паркхэд", вас встречал с широкой улыбкой и неизменной трубкой человек, который производил впечатление приятного дедугана, который пришел за автографом для своего внука. По воспоминаниям Шона Фэллона любимым напутствием Макгрори на матч была фраза: "Это будет трудный матч, ребята".

"Доминирующей фигурой был Келли, который решал все вплоть до выбора состава на игру. Джон Макфейл через несколько лет после ухода из "Селтика" рассказал мне о том, что в клубе существовал своеобразный ритуал, когда речь шла о выездных матчах. "Если мы были вдали от дома и Келли с Макгрори не могли найти укромного местечка чтобы "посоветоваться" они шли в туалет и закрывались там на несколько минут. Мы все сидели в раздевалке и ждали объявления состава. Когда они приходили, то состав зачитывал Джимми, но все понимали кто на самом деле диктовал его. Однажды я был очень удивлен, когда меня назвали в списке на игру, хотя у меня был лишний вес и я плохо себя чувствовал. Я очень удивился, когда Джимми зачитал мое имя и заметил, что председатель не пришел из туалета, а позже несколько раз отлучался по зову природы. Оказалось, что Джимми по ошибке зачитал не тот состав, который дал ему Келли, а тот понял это только по ходу матча, и у него не было возможности все исправить. Мы выиграли тот матч. Я понимаю, что это звучит невероятно сейчас, но я сыграл тогда исключительно по причине диареи у нашего председателя".

 Первым человеком, который поддержал Стина был Бобби Коллинз, сразу же оценивший игровые таланты Джока и его крепкий характер: "Некоторые болельщики призывали бойкотировать игры, если он будет выбран в составе и для многих было невероятным то, что в "Селтик" пришел игрок, который сыграл свой первый матч на профессиональном уровне лишь в 28 лет, но к счастью, наш менеджер действительно верил в Стина и дал ему шанс, после чего он очень быстро стал своим в команде".

"Джок хорошо читал игру, мог определить откуда стоит ждать опасности и по возможности быстро предотвратить ее и мы очень уважали его  как игрока и как капитана. Он всегда поощрял нас и требовал большего. Никогда не скупился на похвалу, если она была оправдана, но и крепкое словцо мог вставить, если это было необходимо".

Продолжение следует…

Сергей Бабарика, @Sport.ru