Бобби Коллинз – уникальная личность в мире британского футбола. При его непосредственном участии прошло становление трех великих команд – "Селтика" Джока Стина, "Эвертона" Харри Каттерика и "Лидса" Дона Риви. В очередном материале серии @Sport.ru расскажет о том, как великий Бобби подымал "ирисок"…

 

 Часть первая

Часть вторая

Часть третья

Часть четвертая


Для сборной Шотландии ЧМ-1958 стал первым турниром, к подготовке к которому местная ФА отнеслась более-менее профессионально. В 1950 году шотландцы получили право поехать в Бразилию как вторая команда Британии и не воспользовались этой возможностью, по причине того, что не хотели ехать в качестве проигравших Англии, а в 1954 году опозорились из-за того, что ФА смогла выделить Энди Битти только 13 игроков и менеджер подал в отставку между матчами ЧМ, ссылаясь на давление чиновников.

 И вот в Швецию поехал полноценный состав, которому были обещаны щедрые премиальные – 3250 фунтов за выход на ЧМ на команду и по 50 и 30 фунтов за выход в основе или попадание в резерв на турнире соответственно каждому игроку лично. Были и другие бонусы за достижения на ЧМ, но их платить ФА не пришлось, потому что и в этот раз из группы выйти не удалось, хоть команда у шотландцев в этот раз была не в пример образцу 1954 года приличная.

Вместе с Бобби Коллинзом в сборную попали его коллеги по "Селтику" Бобби Эванс и Вилли Ферни, а также лучшие игроки из шотландской лиги – Томми Янгер, Эрик Колдоу, Томми Дохерти, Дэйв Маккей, Джон Хеви, Грэм Леггатт, Стюарт Имлак и Джеки Муди. Главной проблемой стало попадание в очень сильную группу с французами, югославами и Парагваем, где шотландцы при неплохой игре не смогли показать себя с лучшей стороны.

Первую игру с югославами шотландцы завершили со счетом 1:1. Гейр Хендерсон, "Ивнинг Таймс": "Они (югославы – С.Б.) имели большой опыт в плане разрушительной работы, толкались при каждом удобном случае, а полную свободу действий им давала толерантность арбитра, чья тактика заключалась в нетерпимости к шотландцам – он свистел только уж очень явные фолы, как будто говоря – чего не видел, того и не было".

Хью Тейлор, "Ивнинг  Ситизен": "Бобби Коллинз в тот день сыграл один из своих лучших матчей в сборной и наше спасение в матче с югославами вдохновил именно он. Он принял на себя командование игрой в противостоянии с жесткими парнями из Титоленда. Они всячески пытались выбить его из колеи, но Коллинз сохранял хладнокровие. Первым делом он получил удар в спину от правого защитника Ситьяковича, после которого полетел на землю. Бобби встал, покачал головой и недоуменно посмотрел на арбитра Висслинга, который показал, что нарушения не было. Следующий раз Бобби получил удар локтем от Шекулараца, но остановил себя сам, показательно прикрыв рот и продолжив игру. Я восхищался Коллинзом всегда, но в тот день особенно – за то, что он смог со своим буйным темпераментом оставаться сдержанным, в игре, где ему выбили два зуба, но только заставили его играть еще более виртуозно".

Практически потеряли шансы на выход в следующий раунд шотландцы в следующей игре, с Парагваем, где Бобби Коллинз и Вилли Ферни отметились голами, но южноамериканцы забили трижды. Снова говорили о неадекватном судействе, но у Шотландии еще был шанс  - обыграть в последнем матче Францию. Это было очень маловероятно, так как у французов был неподражаемый Жюст Фонтен, который в первых двух матчах ЧМ забил пять мячей. И шотландцы так и не смогли ничего поделать с ним – Фонтен и Копа забили по голу в первом тайме, а британцы ответили ударом Бэйрда после перерыва, не забив к тому же пенальти.

Это было удручающее завершение многообещающей поездки, после которой у игроков остались лишь памятные свитера. Дело в том, что в то время шотландская ФА награждала игроков кепками только за матчи против британских команд. Позже сын Стюарта Имлака, Гари, начнет кампанию за изменение этих устаревших традиций и, в конце концов, в 2006 году ФА уступит его напору и наградит юбилейными кепками более чем 80 бывших игроков сборной, в числе которых были и участники ЧМ-1958.

Когда Бобби подошел к телефону Джимми Макгрори просто спросил его: "У нас есть предложение от "Эвертона". Ты пойдешь туда?". Коллинз: "Не "хочешь ли ты пойти туда?", а просто констатация факта, уже практически решенного без меня. Тогда я понял, что от меня хотят избавиться".

Вот как Коллинз вспоминает тот турнир: "Мы могли гордиться нашей игрой. Хорошо, мы не смогли достичь четвертьфинала, но это во многом было связано с плохим судейством в первой игре, да и против Парагвая, когда мы проиграли несправедливо. С Францией все было ясно – они были выше классом и обладали лучшим нападением на турнире. Не каждый футболист получает право сыграть на чемпионате мира, а я еще и смог забить гол".

Игра на чемпионате мира против таких выдающихся игроков как Фонтен, Копа, Шекуларац  раззадорила Коллинза и он больше не мог варить в собственном соку в "Селтике" – по возвращению в Глазго он попросил трансфер, намереваясь проявить себя в английском футболе. Позднее он вспоминал: "За кулисами все было не идеально. Джок Стин, Билли Макфейл, Шон Фэллон завершили карьеру, Вилли Ферни и Чарли Талли собирались уходить. Команда, частью которой я был на "Паркхэд" разваливалась  и победа в Кубке Лиги стала нашей лебединой песней. Я чувствовал, что мне необходим новый вызов. Мне повезло играть в таком великом клубе, не каждому выпадает такая возможность и мне было очень грустно признавать то что пришло время уходить после десяти лет в "Селтике", но далеко не все в клубе испытывали подобные чувства".

Когда директор "Эвертона" Джек Шарп приехал в Глазго Коллинз играл в гольф в Тауэр Гленн. Когда Бобби подошел к телефону Джимми Макгрори просто спросил его: "У нас есть предложение от "Эвертона". Ты пойдешь туда?". Коллинз: "Не "хочешь ли ты пойти туда?", а просто констатация факта, уже практически решенного без меня. Тогда я понял, что от меня хотят избавиться".

"Эвертон" уже предпринимал попытки приобрести Коллинза ранее, так что он морально был готов к переезду в Ливерпуль, следил за этой командой, в которой вскоре сменился менеджер – вместо Иана Бучана пришел бывший игрок сборной Ирландии Джонни Кэри. Коллинз так сравнил этих двух тренеров: "Иан Бучан знал игру, но он был слишком большим теоретиком, к тому же никогда не играл на высоком уровне. Джонни с другой стороны имел богатый опыт игры и понимал игроков лучше, так как его карьера была успешной, да и как тактик он был хорош, прекрасно понимая, что именно необходимо футболистам".

Как и в случае с "Селтиком" Коллинз пришел в новую команду, когда она была в упадке – это, видимо, было у него на роду написано, поднимать из развалин великие клубы. Предыдущий чемпионат "ириски" завершили на 16-м месте, в пяти очках от зоны вылета и продолжали обходиться без трофеев с момента завоевания титула чемпионов в последнем сезоне перед Второй Мировой. Джеймс Корбетт, летописец "Эвертона": "Уже в первом матче чемпионата 1958/59 "Эвертон" был бит на "Филберт Стрит" "Лестером" – 0:2, но по ходу дела там могло зайти куда больше голов, так как наша оборона работала весь матч в поте лица. Четыре дня спустя "ириски" проиграли 1:4 "Престону" на "Гудисон Парк" и когда 30 августа 1958 года мы уступили еще и "Ньюкаслу" трибуны начали роптать".

Том Хартли, "Литтл Кросби": "Вскоре местные газеты были наводнены гневными письмами, и было совершенно очевидно, что на "Гудисон Парк" что-то пошло не так. Несмотря на то, что клуб делал ставку на молодежь, у игроков не получалось ровным счетом ничего. Когда Бучан пришел на "Гудисон" он говорил о том, что до него команда играла в "отрицательный футбол", но то что мы видим сейчас я даже не знаю как назвать. Это более отрицательно, чем все то отрицательное, что я когда-либо видел".

Майкл Чартерс, "Футбольное Эхо": "После поражения от "Престона" на "Гудисоне" уже не было надежд на хороший старт, но то что случилось в матче с "Арсеналом" можно было назвать не иначе как "Резня на "Гудисоне". "Эвертон" был избит 1-6 и полностью переигран блестящим "Арсеналом", который дал урок команде Бучана. Единственным утешением был гол Темпла за пять минут до конца, который помешал рекордному поражению "Эвертона" на "Гудисон", уравняв этот влет тем, которые произошли в 1912 и 1922-м годах".

Это были пять футов и четыре дюйма цепкого мастерства, кусачей агрессии и озорного блеска и его приход в "Эвертон" сразу же стал главной новостью в Мерсисайде. Несмотря на ужасное начало сезона все надеялись, что это подписание поможет "Эвертону" выбраться из ямы"

В следующий понедельник собрался совет директоров, чтобы решить судьбу Бучана. После продолжительных споров, когда сторонники Бучана доказывали, что причина неудач в физической форме команды, которая вскоре улучшится, Дик Сирл прекратил споры фразой: ""Эвертон" на три метра ниже тех противников, с которыми он встречался в нынешнем сезоне".  После того как "ириски" проиграли еще и "Бернли" (1:3) совет директоров выдал сразу три сюрприза. Во-первых, был уволен Харри Райт, первый тренер команды при Бучане, а на его место пришел Гордон Уотсон. Затем "Эвертон" подписал за 24 тысячи фунтов Коллинза и, наконец, через несколько дней после первой победы в сезоне, которую смог гарантировать новичок из "Блэкберна"  был приглашен Джон Кэри, который сразу же выдал афоризм, который стал принципиальным для игры "Эвертона" на долгие годы – "только вратарь останавливает мяч".

Лесли Эдвардс, "Ливерпуль Эхо": "Тогда за 24 тысячи фунтов был подписан в "Селтике" Бобби Коллинз. Это были пять футов и четыре дюйма цепкого мастерства, кусачей агрессии и озорного блеска и его приход в "Эвертон" сразу же стал главной новостью в Мерсисайде. Несмотря на ужасное начало сезона все надеялись, что это подписание поможет "Эвертону" выбраться из ямы".

Через 24 часа после представления Коллинза Эдвардс уже пел ему дифирамбы, так как Бобби помог "ирискам" одержать первую победу в сезоне – над "Ман Сити", со счетом 3:1: "Первое появление Коллинза дает возможность предположить, что он отработает каждый потраченный на него пенс. И хоть один человек не способен решить все проблемы "Эвертона" он может стать лидером, который направит клуб на путь возвращения блеска и гламура, которые свойственны "ирискам". За две минуты до конца матча с "Сити" он пробил настолько мощно, что мяч скользнул по рукам голкипера и влетел в ворота – так счет стал 3:1 в пользу "Эвертона".

"Его влияние на новых партнеров по команде помогло сплотиться и начать набирать очки. Свирепый в отборах Коллинз заработал прозвище "Маленький Генерал" или "Карманный Наполеон", так как рядом с ним мы получали возможность услышать стук костей любого  гиганта, который вставал на его пути. Мало того, что его голы и отборы были жизненно важны для команды, так он еще и стал творческим вдохновителем несогласованной команды. Настолько сильна была его вдохновляющая роль, что через 35 лет после его ухода из команды Брайан Лэбоун представил его в перерыве матча на "Гудисоне" как "человека, который в одиночку спас "Эвертон" от вылета – дважды!".

Продолжение следует…

Сергей Бабарика, @Sport.ru