Героические сейвы вратарей на чемпионате мира, конечно же, стали одним из украшением турнира, но когда их называют настоящими героями, немного становится грустно. Да, и Очоа, и Навас, и тот же Нойер – большие молодцы, но до настоящих подвигов им очень далеко. @Sport.ru вспоминает историю голкипера, который навсегда поменял отношение к футболу в самой консервативной стране в мире….

"Манчестер Сити" конца XX века – скромный клуб, который болтался на стыке Первого и Второго Дивизионов Англии (сейчас коммерциализация привела к тому, что эти турниры называют Чемпионшипом и Лигой 1 соответственно). Да, конечно, великий клуб 50-60-х не мог находиться так низко слишком долго, что и доказали Дэвид Бернстейн (президентом он стал) вместе с Джо Ройлом. Они вместе вывели наверх команду, в которой, как признавался тренер, в бешеные девяностые не то чтобы не было условий для нормального тренировочного процесса, но и даже горячей воды, чтобы помыться.

К негодованию болельщиков, Ройла выгнали в конце сезона 00-01, пригласив на его место Кевина Кигана, знаменитого игрока "Ливерпуля", и не менее знаменитого тренера "Ньюкасла". Вместе с ним команда прочно закрепилась в середине турнирной таблице. Правда, игроки, которые покупались, были способны на гораздо большие свершения. Пришедшие ему на смену Стюарт Пирс и Марк Хьюз также не смогли поднять "Голубую Луну" на высокие позиции. Даже открытие нового стадиона не стало основополагающим фактором для прогресса.

И в 2007-м году клуб купил бывший премьер-министр Таиланда Таксин Чиннават. Впрочем, сотрудничество с таиландцем не было долгим, и в 2008-м новым владельцем стала компания "Abu Dhabi United Group", сомневаюсь, что этот период будет скоротечным. Дальше были увольнение Хьюза, тогдашнего тренера "МС", приглашение "голубого шарфика", многомиллионные покупки… Два чемпионства, в конце концов. Но "Манчестер Сити" потерял то, чем гордился по сей век. Единение с болельщиком. Вот скажите, можно ли представить Самира Насри пьющим в пабе вместе с болельщиком "Сити"? Увы, вопрос риторический, ответа на него можно и не искать.

Тем разительнее будет выглядеть судьба героя, который смог переломить свою судьбу несколько раз в нужном направлении. Знакомьтесь, Берт Траутманн, десатник Вермахта на Восточном и Западном фронтах, а по совместительству – один из лучших вратарей в истории "Голубой Луны".

В октябре 1923-го года в Валле, городке под Бременом, на свет появился Карл Бернхард Траутманн. Семья его была представителем типичного среднего класса немецкого общества, страдавшего тогда от, откровенно говоря, грабительских условий мирных договоров со странами Антанты. Отец Бернхарда работал в бременских доках компании "Капле Кемикалс", причем не просто работал, а вкалывал, как проклятый, и особого внимания воспитанию подрастающего поклонения не уделял. Мать же была обычной домохозяйкой, и рычагов влияния на своих сынов она практически не имела. У Бернхарда был младший брат – Карл-Хайнц Траутманн, который подавал огромнейшие надежды в футболе, играя за молодёжные бременские союзы. Но, увы, судьба была жестокой – младший Траутманн погиб на Восточном фронте в 1943-м году.

Когда в 1933-м году к власти пришёл Гитлер, семье Бернда было очень тяжко. Пришлось продавать свой домик в Валле, и переехать в бременский район рабочих – Грёпелинген, где удалось купить маленькую комнатушку в большом многоэтажном доме.  Правда, наш герой там уже не проживал. Он рос этаким сорняком - предоставленный самому себе, он в 14 лет забросил школу и отправился поднимать сельское хозяйство страны. По призыву Родины, между прочим.

Вволю покомандовав навозом и вкусив прочих прелестей сельской жизни, Бернд в 1939 году вернулся в Бремен и устроился на дизельный завод. А в марте 1941-го у него в голове в очередной раз зазвучал патриотический призыв - то ли авантюризм был присущ нашему герою с самого рождения, то делать ему нечего было, то ли просто на войну потянуло, благо возраст призывной подошел...

Молодого парня определили в Люфтваффе, что очень обрадовала Бернда, ведь он мечтал о небесах с ранних лет жизни. Но, к глубочайшему разочарованию, его отправили учиться на радиста. Траутманну это было неинтересно, и единственное, что тогда его захватывало – футбольное поле в школе связи. Там он смог показывать свои лучшие качества как центральный полузащитник (переход во вратари состоялся уже в Англии), и уже тогда парня могли взять в сборную Люфтваффе, которая тогда была одной из сильнейших в оккупированной Европе.

Но крах немецких войск на Восточном фронте быстро заставил умолкнуть футбольную песню. Чтобы там не говорили, но уже после Москвы немецкие парни отчаянно не хотели в "холодную и голодную Россию", и Бернд просто-напросто саботировал отбытие своей части ближе к Днепропетровску. Немецкое гестапо такого совершенно не поняло, и расстрел юнца во избежание, был самым вероятным исходом истории. Но каким-то чудом, а возможно и по связям друзей Бернда, но меру наказание изменили. Теперь Траутманн был откомандирован в шестую армию Паулюса, которая тогда подходила к Сталинграду.

К счастью Бернда, побывать в самой знаменитой мясорубке Второй Мировой Войны, ему было не суждено, так как уже первая высадка (Траутманна срочно обучили премудростям десантного дела) закончилось пленом в Красной армии. И снова каким-то чудом, Бернд был спасён – он и ещё какой-то ефрейтор сбежали из конвоя, и вскоре очутились в родной Германии.

Одно точно: когда зимой 1944 года часть, в которой служил Бернд, перевели во Францию, в ней по сравнению с 41 годом оставалось лишь девять человек из каждой сотни. Но отдыхал на Западном фронте Траутманн недолго. Операция "Оверлорд" ознаменовала долгожданное открытие второго фронта. А потом были Арнем, Арденны, французский плен, побег, американский плен - снова побег! В марте 1945 года военная эпопея Траутманна приходит к лучшему из вариантов логичного завершения: он попадает в плен к англичанам. Оттуда он уже не бежал, но к нему уже успело прицепиться прозвище Ганзейский Гудини: англичане об этом немце даже слагали легенды. Кто же знал, что дальше он только закрепиться в английском фольклоре?

После окончания Второй Мировой войны, Траутманну было предложено вернуться на свою родину  - конечно же в ФРГ, о переезде в ГДР никто и не говорил. Но Берт (он изменил немецкое имя Бернхард на более милозвучное английскому уху), решил остаться в Великобритании, и помочь разобраться с тем, что успели натворить немецкие самолёты. К примеру, Траутманн участвовал в обезвреживании взрывных устройств в пригородах Ливерпуля.

В тоже время, Берт решил не закапывать в могилу талант футболиста, который закрепился в матчах английских военнопленных. И во время одного из матчей ему пришлось заменить травмированного вратаря. Собственно, это и предопределило его дальнейшую судьбу. В рамке ворот он и остался – уж очень уверенно немец держался на новой позиции. В 1948 году Траутманн начинает выступления на профессиональном уровне - за команду так называемой Ливерпульской Combination League "Сент-Хеленс Таун". И немецкий белокурый красавец уже в 1949-м году женился. Женился на дочери секретаря клуба Маргарет Фриар, заключив, таким образом, пожизненную связь с этим маленьким клубом. Уже закончив карьеру футболиста, Берт ещё раз навестил маленький городок близ Ливерпуля, и успех был ошеломляющим – все высыпали на улицы, чтобы увидеть своего героя.

После успешного сезона за "Сент-Хеленс Таун", Траутманн был открыт для предложений многих английских клубов, но главными претендентами на него были две команды, которые базировались на "Мейн Роуд"(да-да, "Манчестер Сити" пустил к себе извечного врага – "Манчестер Юнайтед", так как "Олд Траффорд" был разбомблен немцами во время войны).

Всё же выиграла "Голубая Луна", которой, кровь из носу нужен был вратарь, так как знаменитый Фрэнк Свифт закончил карьеру. Но кто мог знать, что переход бывшего военнопленного обернётся такими огромными проблемами для руководства, да и для самого игрока? Во-первых, сразу же после сообщения о переходе болельщики "Манчестер Сити" поделились на два лагеря – те, кто вполне доброжелательно относился к немцу, и те, кто в лице Траутманна олицетворял все зверства немецких войск.

Болельщики в массовом порядке принялись возвращать сезонные абонементы. Дошло до демонстрации протеста, собравшей около сорока тысяч (!) человек! Вспыхнули драки между фанами двух манчестерских грандов - "Сити" и "Юнайтед". Дровишек в костер подбросило и то обстоятельство, что манкунианские евреи традиционно болели за "Сити" - а тут такой неприятный сюрприз!

Последнее слово принадлежало президенту "МС" с многозначительной фамилией Ребби: "И вы правы, и вы тоже правы... Только давайте не будем связывать с военными преступлениями каждого немца. Да, он сидел в лагере для военнопленных. Ну и что?" Со специальным заявлением выступил капитан "Сити" Эрик Уэствуд: "Нет никакой войны в раздевалке. Мы относимся к Траутманну, как к любому другому футболисту, и говорим ему: "Добро пожаловать в нашу команду и - удачи!" Честно говоря, этот спич был произнесён с тяжким сердцем, потому что капитан был участником высадки в Нормандии, и к немцам относился, мягко говоря, не очень...


Окончание следует... 

Владимир Гарец, @Sport.ru