Грань, которая отделяет общепризнанные понятия профессионала и непрофессионала иногда просто незрима – один человек может работать не покладая рук каждый день и даже не думать о каких-либо радостях жизни, а другой вести праздный образ жизни и напрягаться лишь в нужный момент. И первого будут выдвигать всем в пример, а второго на каждом углу порицать, но отнюдь не факт, что это и есть истинный фактор профессионализма…

Этот материал был опубликован на @Sport.ru 5 апреля 2009 года, а в 2011 году Дэвид Бэкхем собирается вернуться в Англию, чтобы по праву заслужить приглашение в сборную родоначальников футбола. Что-то, да значит тот факт, что с тех пор ничего не изменилось...

Дэвид Бэкхем – выпускник школы "Манчестер Юнайтед" того самого поколения, что подарило миру Райана Гиггза, Гари Невилла и Пола Скоулза. Этому молодому парню с шикарной шевелюрой мог преградить путь в футбол небезызвестный нам Андрей Канчельскис, но Бэкс получил свой шанс и в нужный момент им воспользовался, мировое признание и известность получив после французского мундиаля 98-го года, когда благодаря актёрским способностям Диего Симеоне и воле арбитра мир увидел на этом лице слёзы.

"Благодаря актёрским способностям Диего Симеоне и воле арбитра мир увидел на этом лице слёзы"

Дэвид никогда не обладал сумасшедшей скоростью или феноменальным дриблингом, его шарм и сила были в другом – волшебная правая нога, после ударов которой мяч становился радиоуправляемым. Этот его козырь был востребован везде – в "МЮ", в сборной Англии, в "Реале" и, наверное (точнее сказать сложно по объективным причинам), в "Лос-Анджелес Гэлакси", но об этом ещё рано…

После дебютных и триумфальным сезонов в Манчестере, Дэвид сделал ещё один шаг к "мировому господству", связав себя узами брака с солисткой одной из популярнейших поп-групп того времени Spice Girls Викторией Адамс. И это было началом, началом всеобщего негативного отношения к Бэкхему-футболисту.

"Такой уж футболист – без скорости, без дриблинга, но с классной техникой и правой ногой"

Вскоре супер-подачи и удары со штрафных в исполнении Дэвида на "Олд Траффорд" приелись, а ничего нового Бэкхем предложить не мог. Такой уж футболист – без скорости, без дриблинга, но с классной техникой и правой ногой, для лечения которой перед чемпионатом мира-2002 применяли в прямом смысле этого слова лошадиные технологии.

И посыпались обвинения, что для Дэвида футбол отошёл на второй план, что он превратился из футболиста в гламурного персонажа и что его образ – шрам на лице футбольного мира. Много глупостей приходилось слышать, по большей части от людей ограниченных, но Бэкхем в это же время продолжал играть в футбол, в перерывах между тренировками и играми участвуя в фотосессиях и съемках рекламы…

Так было и в "МЮ", и в "Реале" – так было всегда, а футболист-Бэкхем продолжал сводить с ума миллионы болельщиц, удивлять судей чудесами парикмахерского искусства и играть в свой футбол, благодаря которому получил шанс, а чуть погодя и признание. Но потом произошло то, что позволило всем ненавистникам (в том числе и завистникам) вскинуть руки вверх, злорадно улыбнуться и со словами "Мы же говорили, что не футболист!" проводить Дэвида в Новый свет.

"Произошло то, что позволило всем ненавистникам (в том числе и завистникам) вскинуть руки вверх, злорадно улыбнуться со словами "Мы же говорили, что не футболист!"

Те деньги, что получает Бэкхем в Лос-Анджелесе, ни один футболист за всю историю этого вида спорта не получал – 42 миллиона долларов в год. Именно сумма в контракте в купе с отъездом в не самую сильную лигу мира стало поводом заговорить, что карьера Бэкхема подошла к концу – "погнался за деньгами в пристанище всех мировых знаменитостей, это уже не футбол, а шоу бизнес, бла-бла-бла…"

Может быть и так, но разве это что-то меняет? Разве перестал Дэвид выкладываться на тренировках и играх, делать подачи, которые до сих так, как он, делать ещё никто не научился? Он хозяин своей жизни и он выбрал такой её образ, кто-то каждодневно потеет на тренировках, кто-то прогуливает ночи в клубах, а кто-то становится главным героем светской хроники, но что в этом криминального?

"И всё это можно было бы назвать громкими словами, если бы Becks had not Back"

Все они потом показываются на футбольном поле, и далеко не факт, что тот, кто провёл это время на тренировке, будет выглядеть лучше – это ведь совокупность многих факторов: таланта, возможностей организма, профессионализма в вопросе соблюдения спортивного режима. Дэвид – явно не образец для молодых футболистов, но он и не дурной пример, чтобы осуждать ту футбольную жизнь, которую он проживает.

И всё это можно было бы назвать громкими словами, если бы Becks had not Back. И вернулся не куда-нибудь, а в "Милан", и не просто отбыть номер или поднять уровень продаж футболок миланского клуба, а поиграть в высококлассный футбол. Надо играть в центре полузащиты у Анчелотти – играет, надо закрыть правую бровку – закрывает, и всё это с какой-то неповторимой лёгкостью и воздушностью – стилем, благодаря которому Бэкхем стал Бэкхемом. Дэвиду уже немало лет, но при всей своей иногда спорной околофутбольной жизни он всегда будет выглядеть изюминкой в любой команде. Он – не величайший футболист, он не гений футбола, но он и не антифутболист, которым его все представляют, а неповторимая деталь той футбольной картины мира, после ухода которой, она явно обеднеет.

Алексей Данилов, Sport.ru