Московский этап Гран-при по фигурному катанию не только подтвердил ожидаемые победы, но и преподнёс некоторые сюрпризы – как зрителям, так и самим фигуристам. Одним из таких сюрпризов стал взлёт на пьедестал чешского фигуриста Михала Бржезины, который "напрыгал" на итоговое третье место с шестой позиции после короткой программы. О неожиданной победе, четверных прыжках, работе с новым тренером и внутренних размышлениях читайте в интервью от корреспондента @Sport.ru

 

Михал, на тебе футболка Супермена?! Чувствуешь себя как Супермен?

Да, это футболка с Суперменом, очень её люблю. Но у меня есть футболки и с другими супергероями, и я их часто ношу. И, конечно, я чувствую себя как Супермен! После такого проката, и учитывая, что я дотянул до третьего места аж с шестой позиции после короткой программы – конечно, я – Супермен!

 

Первый этап в этом сезоне, "Skate America", сложился для тебя не лучшим образом (Прим. – На первом этапе Михал занял итоговое шестое место). Как ты оцениваешь свои прокаты на этом этапе?

Короткую программу я откатал не лучшим образом. В Америке было лучше. Я снова наделал ошибок в четверном прыжке и был этим очень разочарован. Произвольная программа несколько расстроила меня вначале, но потом всё пошло намного лучше, чем я ожидал после такого начала. И в итоге я, конечно, очень доволен результатом, поскольку это был не самый лучший мой прокат, но я всё же попал на пьедестал. Правда, теперь я могу ненавидеть себя за то, что не катался лучше – ведь я мог бы занять место и повыше.

 

Ты ожидал такую победу или уже ни на что не надеялся?

Наверное, где-то очень-очень глубоко у меня была какая-то мизерная надежда. Такая же ситуация сложилась на моём первом Гран-при. Я также был шестым после короткой и в итоге оказался третьим. Это было три года назад, в Японии. Но я не знаю, как я это сделал тогда. И также не знаю, как у меня получилось в этот раз. Но мне нравится сама идея, что я могу подняться на хорошее место даже после не лучшего старта.

Каждый раз, когда я оказываюсь за пределами призовой тройки, у меня появляется вот это ощущение, будто мне уже нечего терять – и тогда я иду ва-банк. И мне надо привыкнуть к мысли, что даже если я не в тройке, надо продолжать кататься на максимальном уровне, не сдаваться. Мне кажется, я слишком много всего держу в голове: вот я сейчас второй, и чтобы остаться вторым, мне надо сделать вот это, это и это… Вместо того, чтобы ни о чём не думать и просто делать.

 

Расскажи о своей прыжковой стратегии. Как ты оцениваешь свои "отношения" с четверным прыжком?

Похоже, наша стратегия не очень оправдалась. Мы решили включить четверной сальхов в программы, потому что на тренировках я спокойно его делаю. До этого на соревнованиях я прыгал квад (Прим. – Сокращенное название четверного прыжка от английского "quadruple" - "четверной") раза три, кажется. И мне нужно привыкнуть к ощущению "квад на соревнованиях", потому что для меня это всё ещё новый прыжок в рамках соревнований. Мне нужно найти способ "выключать" в голове мысль, что это четверной прыжок, и делать его как простой тройной аксель. Например, тройной аксель на соревнованиях я прыгаю больше шести лет и за это время сорвал его всего раз. Если я смогу достигнуть такой же уверенности и с четверным, то смогу прыгать его на высшем уровне. Но для этого нужно исполнять квад на каждых соревнованиях.

 

В произвольной программе ты сделал три сальхова, в том числе и четверной. Но изначально была запланирована другая схема? Что пошло не так?

Да, много сальховых. Сначала я прыгнул четверной, не совсем удачно, получил минусы. Второй прыжок тоже планировался в четыре оборота, но я его сдвоил. В итоге я рад, что хоть третий прыжок "сработал". У нас был план: если первый прыжок четверной, а второй по какой-то причине тройной, то в последнем каскаде я делаю тройной тулуп-двойной тулуп-двойной тулуп вместо тройного сальхова. Но поскольку тройной сальхов "стоит" больше тройного тулупа, в итоге мы решили включить два квада и сохранить шанс получить больше баллов за тройной сальхов в самом конце.

 

То есть дело лишь в стоимости прыжка?

Ну, по сути, да.

 

Последний вопрос о прыжках. Ты делаешь аксель так легко как щёлкнуть пальцами. Для тебя это действительно такой лёгкий прыжок или в нём есть что-то особенное?

Для меня тройной аксель – это действительно самый лёгкий прыжок их всех, что я исполняю. Для меня это естественно, я просто встаю и делаю его. Я не думаю об акселе, в отличие от квада. Как я уже говорил, мне просто нужно найти свой переключатель и, думая об акселе, делать квад, просто забывая, что это тот самый ужасный четверной прыжок. Потому что с технической точки зрения, четверной сальхов, как и четверной тулуп для меня равны тройному акселю. Надо просто выбить из головы эту мысль о четверном и просто делать его без раздумий. И это самая сложная проблема, над которой надо работать.

 

Ты сменил тренера. Как ты себя чувствуешь в новой обстановке? Как отнеслись твои прежние тренеры к такому решению?

Я нормально сейчас себя ощущаю, насколько это возможно, когда ты принимаешь такие перемены после стольких лет совместной работы – а я работал с моими тренерами с 15 лет. Такое длительное сотрудничество неизбежно оставляет следы внутри тебя, меняет тебя. Когда я тренировался в Оберстдорфе, я проводил с ними много времени. Но мы с моими прежними тренерами не разругались, не разорвали все отношения… Я объяснил им, почему хочу уйти, почему мне нужны эти перемены, – и они оба приняли моё решение. И каждый раз, когда я приезжаю домой, мы всегда общаемся, иногда я прошу их о помощи. Сейчас, если мы не тренируемся вместе, это не значит, что мы больше не общаемся. И, конечно, они уже стали для меня не только тренерами – мы друзья.

 

Что подтолкнуло тебя к смене тренера? Понимание, что "мне больше нечему у вас учиться" или что-то ещё?

У меня действительно было ощущение, что взял всё, что мог. В прошлом году у меня были неплохие результаты, но с точки зрения техники и скольжения я никуда не двигался, не прогрессировал. Сейчас я борюсь с четверным. Но на каждых соревнованиях, в которых я участвую, я слышу положительные отзывы о моём катании, о скольжении, вращениях, дорожках. Сейчас я снова вижу прогресс.

 

Супермен

 

 

 

Как тебе работается с Виктором (Прим. – Виктор Петренко, новый тренер Михала)? Стиль работы такой же или совершенно другой?

На самом деле, техническая часть абсолютно такая же. Оба моих тренера выросли на старой русской школе фигурного катания. Они оба ездили в Россию тренироваться и очень хорошо знают суть. Виктор тоже вырос на этой школе, поэтому его техника точно такая же. В этом плане ничего не изменилось. И это была одна из причин, почему я перешёл к Виктору. Я думал о нескольких вариантах тренеров, но я не хотел менять стиль технической работы, хотел по-прежнему работать в том же направлении. А Нина, жена Виктора, очень помогла мне с вращениями, дорожками и хореографией. Я знал, что мне нужно что-то такое, и я очень рад этим переменам. Мне кажется, моё скольжение стало лучше, да и вращения теперь намного сильнее, чем в прошлом году. Осталось только справится с квадом (смеётся) – это уже навязчивая идея.

 

Не планируешь учить русский язык?

Да надо бы. Большинство моих друзей русские. На самом деле, я немного понимаю русский, но мне сложно на нём говорить. То же самое было с английским. Я всё понимал и страшно злился, если делал ошибку в разговорной речи. А мне не нравится делать ошибки. Даже на льду, я терпеть не могу делать ошибки, я себя просто ненавижу в такие моменты. И то же самое с русским языком: я понимаю, что люди говорят, но вот я стою и думаю – смогу ли я сейчас заговорить на русском? Или может, на английском? Или… Может быть, все-таки английский, он намного легче…

 

Не думай о русском как о четверном…

Да! Это именно та самая проблема! (смеётся) Надо думать о сложном, как о тройном акселе. Это же так просто сделать, надо только перестать думать об этом!

 

 

 

 

 

 

 

Юлия Тихонова, @Sport.ru