В мировом фигурном катании наблюдается "смена поколений", в частности, в мужском одиночном катании, где бывшие юниоры взлетают на пьедестал, а "старшая" элита недоумевает и еще не готова сражаться со вчерашними дебютантами. Уже не дебютант, но еще не легенда, чех Михал Бржезина рассказал @Sport.ru о программах нового сезона, о четверном прыжке и об отношениях с дебютантами.

 

Я знаю, что тебе пришлось менять коньки между соревнованиями. Экстремальное начало сезона. Как раскатываются?

 

Уже лучше. Ботинки стали мягче, намного лучше, чем в Париже (прим. – в Париже проходит один из этапов Гран-при "Trophee Eric Bompard"). В произвольной программе видно, что коньки уже лучше раскатаны: я получил четвертый уровень за все вращения и смог сделать четверной прыжок.

 

Ты один из немногих фигуристов, кто решился выступать на трёх этапах Гран-при. Как ты себя чувствуешь? Нет излишней усталости или напряжения? Или дополнительные соревнования никак на тебя не влияют?

 

На самом деле, я и раньше участвовал в таком количестве соревнований. Я участвовал в двух этапах подряд юниорских Гран-при и следом – во взрослых соревнованиях. Поэтому такие нагрузки для меня не новы. Дело только в том, что на юниорском уровне не приходится так много путешествовать. Этой осенью я ездил в США, затем в Париж, и теперь в Москву. Мне кажется, я больше устаю от путешествий, чем от соревнований.

 

Как ты переносишь разницу во времени?

 

Без проблем. У меня никогда не было проблем с разницей во времени, да и сейчас нет (постучал по голове).

 

Как ты оцениваешь свои прокаты в этом сезоне? Ты доволен своим уровнем на данный момент? Или главной целью осени было попадание в финал?

 

Перед "Кубком Ростелеком" я уже был в финале, поэтому здесь, в Москве (прим. – в Москве проходит один из этапов Гран-при "Кубок Ростелеком") я не ощущал особого давления. Я просто хотел прокатать ещё одно соревнование перед финалом. И мне кажется, мои прокаты выглядят все лучше и лучше. Каждый раз в программах я делаю какие-то мелкие ошибки, помарки, но в то же время я вставляю более сложные прыжки, тот же четверной, например. И наконец-то я сделал все вращение, как они задумывались. С каждым разом я совершенствуюсь, и надеюсь, в финале я смогу откатать обе программы максимально чисто.

 

Ты упомянул четверной прыжок как некое достижение. Что для тебя означает четверной: техническая необходимость, вызов себе или просто очередной элемент?

 

Я стараюсь думать о нём как о еще одном элементе. Если ты думаешь: "Это же ЧЕТВЕРНОЙ! И ты должен его сделать!" – это не работает. Поэтому я стараюсь думать о нём как об обычном прыжке, который надо просто сделать, как и все остальные прыжки. Именно так я обошелся с четверным в Москве – это просто прыжок – и это сработало. Я не смог прыгнуть четверной в Париже, там я его "сдвоил". Это просто вопрос восприятия: я не могу обдумывать элементы во время проката, я хочу просто хорошо их делать.

 

Ты вставляешь четверной в программы, когда ты готов его сделать, или это обязательный для программы элемент?

 

Обычно мы вставляем четверной, когда он "готов". Например, в Париже он был не готов, зато был готов раньше, в Лос-Анджелесе (прим. – на этапе Гран-при "Skate America"). Но там мои тренера решили, что я не буду его делать – не было необходимости. На том этапе только один фигурист делал четверной, и не было смысла рисковать, потому что у меня было около десяти баллов отрыва от третьего места. Но когда я увидел список участников Московского этапа, я понял, что здесь четверной необходим, и в финале его тоже придётся прыгать. Но четверной прыжок – это не всё, в программе есть много других элементов, которые тоже нужно делать на высшем уровне.

 

Поговорим о твоей короткой программе. Почему ты оставил прошлогоднюю программу? Она тебе так нравится, или у тебя не было времени сделать новую короткую?

 

Сезон закончился намного позже обычного, и на новую программу было слишком мало времени. Но мы оставили старую ещё и потому, что в прошлом сезоне я катал её всего три раза: на Национальном чемпионате, на Чемпионатах Европы и Мира. Я не участвовал в прошлогоднем Гран-при, потому что восстанавливался после травм. Люди говорили, что программа очень хорошая, и она им нравится, и признаться, мне тоже очень нравится кататься под эту музыку.

 

В интернете есть фотографии, на которых верхняя часть костюма отличается от соревновательного варианта. Это новый костюм или костюм для показательных выступлений?

 

На самом деле, полностью чёрный – это новый костюм. А тот – с полупрозрачным верхом – это первоначальный костюм. Его пришлось поменять, потому что судьи сделали нам замечание: они не видят движения моего тела, я сливаюсь со льдом. Ничего страшного, но если я хочу получить дополнительные баллы от судей, то судьи должны видеть, что я делаю. Поэтому нам пришлось поменять тот костюм на полностью черный. Черный не сливается, его хорошо видно на льду.

 

Сейчас с короткой программой все понятно. Но, скажем, в прошлом году у тебя была произвольная, которую ты тоже катал второй год подряд. Это какая-то особая стратегия?

 

Нет-нет (улыбается), просто у нас не было ни малейшей идеи, что бы такое сотворить для произвольной программы. Мы не могли придумать ни сюжет, ни музыку, нам ничего не нравилось, поэтому мы оставили программу предыдущего сезона. Это была идея моего тренера; я пытался подобрать какую-то музыку, но не смог его убедить. Но на следующий год, я думаю, мы поменяем произвольную.

 

Произвольную этого сезона можно разделить на четыре музыкальные части: ритмичная, быстрая, медленная и снова ритмичная. Программа довольно сложная. Ты используешь медленную часть для отдыха, или тебе легче прокатать всё разом, "не отвлекаясь"?

 

Медленная часть длится всего около одной минуты двадцати секунд, но в моих программах никогда не было более длинной медленной части. И я совсем не отдыхаю, потому что медленная часть тоже достаточно насыщенная: очень много сложных движений и все прыжки – некогда отдыхать (смеется).

 

Как ты себя чувствуешь в новой программе? Это, так сказать, твоё?

 

Да, это моё и мне очень комфортно. Только я очень устаю, потому что программа действительно сложная. У меня стоит дорожка шагов сразу после трёх прыжков, и если в начале проката я делаю все прыжки, как положено, а потом дорожку, то очень устаю, и очень рад, когда эта часть уже позади. Но впереди еще две минуты проката. В общем, произвольная получилась довольно трудная и сложная, но мне она нравится, потому что эта быстрая музыка даёт мне такую энергию!

 

То есть тебе больше нравится кататься под энергичную музыку, и лирика – это не для тебя?

 

Паскуале (прим. – Паскуале Камерленго, хореограф) предлагал мне попробовать что-нибудь классическое. Посмотрим, может быть, мы найдем какую-нибудь музыку, мы ещё не обсуждали этот вопрос. Пока он только высказал предположение, может быть, в будущем что-нибудь и получится.

 

Кто обычно выбирает музыку?

 

Обычно Петр (прим. – Петр Старец, один из тренеров), я и Паскуале. Мы собираемся вместе и слушаем разную музыку: то, это – и выбираем, в каком направлении мы хотим двигаться, а потом подбираем соответствующую музыку.

 

Кто главный в твоей команде? Кто принимает окончательные решения?

 

В нашей команде нет одного главного человека. Оба тренера и хореограф обсуждают и вместе решают все вопросы. Никто не говорит: будет так или вот так. Мы всегда находим компромисс. Мы – команда.

 

Ты перешел на взрослый уровень относительно недавно. Но уже успел заявить о себе: 10-й на Олимпийских играх, 4-й на Чемпионате Мира. Как ты себя сейчас ощущаешь: ты всё ещё "новичок" или уже опытный спортсмен? Как складываются отношения с дебютантами?

 

Когда я перешёл на взрослый уровень, в соревнованиях ещё участвовали Евгений Плющенко, Стефан Ламбьель, Брайан Жубер. Их уровень катания невероятно высок, их невозможно "побить". А сейчас пришло время смены поколений. Когда я перешёл на взрослый уровень, было намного сложнее добраться до вершины, соревноваться с ними. А сейчас... Посмотрите на японского спортсмена: он хорошо катается и выигрывает. Но если бы он катался на таком уровне, когда я вышел из юниоров, у него не было бы никаких шансов выиграть даже этап Гран-при.

 

В то время ещё соревновались фигуристы "элитного" уровня, которые смогли достигнуть таких высот в своей карьере! Никто не сможет выиграть у Стефана Ламбьеля или Евгения Плющенко, если они будут кататься на своём обычном уровне. А сейчас нет непобедимого спортсмена. Есть, конечно, Патрик, но Патрик того же возраста, что и я. Сейчас нет фигуриста с таким количеством медалей, как у Плющенко: три олимпийские медали и, боюсь ошибиться, сколько титулов. Он просто легенда! И он уже был легендой, когда я только перешёл на взрослый уровень. С фигуристами той "элиты" действительно сложно соревноваться. Поэтому сейчас дебютантам намного легче, чем тогда было мне.

 

Теперь тебе приходится соревноваться с дебютантами, и рядом с ними ты выглядишь более опытным спортсменом. Но у них нет легенд перед глазами, не на кого равняться, они просто идут вперёд…

 

Да, мне кажется, наше поколение больше уважает "старших" фигуристов, того же Плющенко, Ягудина, и мы смотрим на них с восхищением – "О, Боже! Не может быть!" А дебютанты просто идут вперёд, не оглядываясь. На самом деле, я был такой же в первый сезон на взрослом уровне. И в тот год я был 4-м на Чемпионате Европы, сразу после трех легенд – Плющенко, Ламбьеля, Жубера. На Олимпийских играх я всем показал, что мне всё равно, что обо мне думают. Но со временем начинаешь по-другому смотреть на окружающих, меняешься сам, меняются фигуристы; и теперь уже мы соревнуемся с "новичками".

 

Когда ты ставишь перед собой цель, для тебя важно, как ты её достигаешь? Или важно только получить желаемое? Соперники как-то влияют на тебя?

 

Если говорить о соревнованиях, я никогда не определяю медаль как самоцель. В моём случае это не работает. Я просто соревнуюсь с самим собой. Я хочу показывать то, что умею делать на льду, и достигать результата, не оглядываясь на других фигуристов. Я хочу доказать, что могу кататься лучше, чем катался в прошлый раз. Мне не нужно с кем-то соревноваться, я просто иду вперёд. Я всегда пытаюсь обыграть самого себя.

 

Ты говорил, что хотел бы стать тренером. Конечно, ты ещё молод, и, надеюсь, у тебя впереди еще долгая "соревновательная жизнь". На данный момент каким ты видишь своё будущее?

 

Я бы хотел остаться в фигурном катании, потому что я посвятил ему много времени, да практически всю жизнь. Возможно, я попробую себя где-то ещё, когда перестану участвовать в соревнованиях, но пока – я рассматриваю именно фигурное катание как одно из основных направлений моего будущего.

 

Юлия Тихонова, @Sport.ru