Хореограф из Санкт-Петербурга Александр Степин, создававший программы для чемпионов мира в парном катании Евгении Шишковой/Вадима Наумова и Марии Петровой/Алексея Тихонова, накануне выхода на лед в серии Гран-при его нынешних учеников Ксении Столбовой/Федора Климова рассказал корреспонденту @ Sport.ru о том, какова роль фигуристов в постановке программ, в какой момент у него во время работы начинает тревожно биться сердце - и что это означает.

Александр Александрович, специалисты, видевшие в начале осени ваши постановки для Ксении Столбовой и Федора Климова, уже сейчас называют их одними из самых интересных среди всех программ нового сезона…

И заслуга в этом, должен отметить, принадлежит и самим ребятам, которые уже, можно сказать, превратились в настоящих мастеров и выступили соавторами этих постановок. Главная цель нашей работы - идти непроторенными путями, чтобы Ксению и Федора не сравнивали с другими парами. Потому что сравнения могут быть не только положительными, но и отрицательными. Что касается выбора музыки, то оно было совместным с Людмилой Георгиевной (Великовой, тренером столбова и Климова). В короткой программе это "Болеро" Мориса Равеля, а в произвольной - "Половецкие пляски" Бородина. Вообще, как известно, через "Половецкие пляски" рано или поздно проходит практически любая значимая пара в фигурном катании, вспомнить хотя бы Бестемьянову-Букина и Домнину-Шабалина.

Каким же тогда образом можно избежать в данной ситуации сравнений?

Мы изначально решили пойти своим путем, чтобы интересно стало не только специалистам и судьям, но и нам самим. Ведь именно так можно сформулировать понятие по-настоящему творческой программы - когда при ее создании спортсмены, тренер и хореограф получают удовольствие. Как только мы остановились на окончательном варианте музыки, идея, картинка произвольной программы сложилась почти мгновенно, как "паззл". Это времена раннего средневековья. Два половца мерзнут в степи, пытаясь согреться у костра. Поначалу зритель даже не понимает, что это мужчина и женщина. Но спустя несколько секунд один из половцев расправляет плечи, показывая свою мужскую стать. А его соплеменница по ходу программы меняется и постепенно превращается в прекрасную девушку, которая при этом не уступает мужчине в напоре и энергии. Вы знаете, эта программа меня до сих пор не оставляет сторонним наблюдателем, я «захвачен» ей. И когда вижу, как ребята исполняют ее на тренировке, у меня тревожно бьется сердце из раза в раз. Мне она не надоедает, а это значит, что мы попали в точку.

Вы сказали, что фигуристы принимали участие в постановке программы. На сколько процентов можно оценить их вклад?

Трудно однозначно ответить на этот вопрос. Примерно, процентов на 50. Фигуристы ведь не всегда воспринимают мои идеи. Из предложенных вариантов они что-то могут сделать, а что-то нет. Окончательное же решение в постановке программы всегда остается за мной. А их главный вклад состоит вот в чем. Программа должна быть маленьким произведением искусства, пусть и продолжительностью всего несколько минут.И я настраиваю спортсменов так, чтобы они импровизировали по ходу ее исполнения. Чтобы дышали по-особенному, воспринимали свой прокат как театральное представление, как балет. Чтобы зрителю казалось, будто на льду происходит сиюминутное решение образа. При этом я прекрасно понимаю, что ставлю спортивную программу. Но не хочу, чтобы она выглядела механической, математически рассчитанным комплексом передвижений.

Но ведь программа должна соответствовать правилам…

Правила придумывают люди, а людям свойственно ошибаться. Конечно, фигурное катание – это спорт, и техника должна присутствовать, хотите вы этого или нет.  Техника должна превалировать, но мы, представители ленинградской, санкт-петербургской школы, ни в коем случае не сложим своё главное оружие. А это душа, которая у нас всегда на первом месте. Фигурное катание должно быть художественным видом спорта, а не конькобежным спортом. И мы надеемся, что, в конце концов, художественная часть победит техническую.   

Есть мнение, что хореография - умение передать музыку, создать образ - хоть и идет, как вы говорите, от души, но этому можно научиться. Ксения и Федор, на ваш взгляд, на какой находятся ступени этого обучения?

В этом процессе нет предела и нет ступеней. Я, например, 50 лет в балете, но при этом, когда работаю с учениками, они меня тоже учат. Когда я им отдаю часть своего сердца, часть души, свое умение и мысли - чувствую, что здесь идет взаимное обогащение. Так вот, и Ксюша с Федей, несмотря на то, что уже научились великолепно доносить до зрителя характер музыки, воплощать образы на льду, продолжают совершенствоваться. И даже когда они, я надеюсь, добьются высот в спорте и решат перейти в профессиональные шоу, они будут перестраиваться и вновь учиться. В этом особенность творческих людей - они всю жизнь учатся. Я вообще, кстати, считаю, что творческую жилку надо проявлять в любом деле. Хоть в починке крана, хоть во вбивании гвоздя в стенку. Везде нужен талант.

Если фигурист бесталанный, если ему совсем умение "жить" своей программой не дано - он безнадежен?

Безнадежных фигуристов не бывает. Довести до среднего уровня, дотянуть  авторитарными методами педагог-хореограф такого спортсмена может. Но он должен  проявить волю, характер, жесткость и, возможно даже, жестокость.

Нет ли риска сломать спортсмена такими авторитарными методами?

Это зависит от квалификации хореографа. От владения им специфическими педагогическими уловками. Очень важно уметь что-то показать самому. И нельзя относится к спортсменам как к детям. Это уже состоявшиеся люди со своим характером. Если они, конечно, будущие чемпионы. Именно характер, процентов на 80, является залогом будущих побед. И в балете, и в фигурном катании есть люди, которые талантливы, обладают техническими способностями выше среднего, но без характера.  Из такого человека не получится чемпиона, который будет высекать из зрителей, из судей искры.

Но мне в этом смысле повезло. Я получаю удовольствие от ребят, с которыми работаю. Испытываю полет фантазии, как будто вырастают крылья, исчезает сила притяжения. Ксения и Федор - мои соратники, соавторы, и наше творчество - это совместное творчество.

Анастасия Рощина, @Sport.ru