На лондонской Олимпиаде хватает настоящих мужчин. Героев, которые побеждают вопреки обстоятельствам, которые обычно работают против них. @Sport.ru отдаёт должное тем, чьи успехи ещё совсем свежи в памяти.

 

Сдаваться запрещено

 

Феликс Санчес всегда помнил о своей исторической родине. Ещё в детстве бабушка любила рассказывать ему о красотах Доминиканы, о закате в Ла-Романе и синем-синем море у острова Саона. Маленький Феликс выглядывал за окно, где Нью-Йорк заваливало снегом, закрывал глаза, представлял себе тропический рай и засыпал. Он ещё тогда пообещал себе, что однажды побывает в Доминикане и, возможно, останется там навсегда.

 

Америка для Санчеса всегда была в какой-то степени чуждой. Мальчик, воспитанный набожной бабушкой, по определению не мог встать на ложный путь. Он не стал наркоторговцем или мелким воришкой, как это делали большинство доминиканцев в американских мегаполисах – он начал искать себя в спорте. Ещё во время учёбы в Сан-Диего ему предлагали выступать за сборную США по лёгкой атлетике, но Феликс ответил отказом. Как бы пафосно это ни прозвучало, но его сердце принадлежало далёкой Доминикане.

 

Впервые бегун побывал на исторической родине уже в зрелом возрасте, в разгар своей победной серии – в течение трёх лет перед афинской Олимпиадой он не проиграл ни одного из четырёх десятков стартов. Именно тогда он решил пустить здесь корни и вложил честно заработанный за победу в Золотой Лиге миллион долларов в развитие местного спорта. Никто не удивился тому, что талантов из Доминиканской республики на мировых стартах становилось всё больше и больше. Серебряный призёр Лондона на четырёхсотметровке, девятнадцатилетний Лукелин Сантос, и вовсе сказал после церемонии награждения, что своим успехом он обязан Феликсу, всецело поддерживающему спорт на малой родине.

 

"Он традиционно рвёт на себе футболку, после чего начинает чудить. На одном из чемпионатов мира он с разбегу плюхнулся в яму с водой для стипл-чейза и устроил там купание"

 

После напутствия бабушки Санчес легко и без напряжения взял золото на дистанции 400 метров с барьерами в Афинах. Повторить успех спустя четыре года не вышло – доминиканец провалился в полуфинале. Многие тогда гадали, в чём дело, но разгадка оказалась простой и печальной: бабушка умерла в день открытия Олимпиады. Эта утрата сильно подкосила Феликса. Он стал сдавать, а в последние пару лет вообще сконцентрировался на тренерской и благотворительной деятельности, изредка принимая участие в важных стартах.

 

Однако незадолго до Игр-2012 чемпион Афин собрал волю в кулак и решил – надо ехать. Его отговаривали все, кому не лень. "Зачем ты едешь туда? Поиграть мускулами перед молодёжью? Так эта молодёжь сотрёт тебя в порошок и не заметит" – говорили ему друзья. Но Санчес твёрдо знал: он контролирует ситуацию, поскольку набрал лучшую за последние лет десять форму. В финале все ждали, что Анжело Тейлор станет трёхкратным олимпийским чемпионом, но в итоге золото досталось Феликсу, который оббежал всех на дальнем вираже.

 

После финиша он достал из-под майки старую фотографию. На снимке два человека – бабушка и внук незадолго до пекинской Олимпиады, которая разделила жизнь внука на "до" и "после". Он плакал навзрыд и на дорожке после победного финиша, и стоя на пьедестале на церемонии награждения. А где-то на небесах на это смотрела старушка Лилиан. Она ушла в мир иной, воспитав хорошего внука, который стал не наркоторговцем или мелким воришкой, а символом гордой Доминиканы.

 

Варвар с горячим сердцем

 

Можно сказать, что Роберту Хартингу повезло с самого начала – в бедном и непрезентабельном даже после объединения Германии Коттбусе остался ряд тренеров, получивших образование и оттачивавших навыки ещё под присмотром советских специалистов. В юные годы будущий чемпион мира активно перебирал харчами и никак не мог определиться со снарядом. Для ядра или молота он был недостаточно мощным, для копья, наоборот, слишком фактурным. Посему оставался вариант с диском.

 

Придя в большой спорт, Хартинг долгое время был обречён быть в лучшем случае "вечно третьим" – сила Виргилиуса Алекны и Герда Кантера сомнению не поддавалась, зачастую именно литовец с эстонцем и разыгрывали медали на большинстве важных стартов. Впервые из-за спины сладкой парочки немцу удалось выйти пять лет назад на чемпионате мира в Осаке. Алекна подошёл к соревнованиям в слишком уж непотребной форме (та же картина повторится на Олимпиаде в Пекине), и пока Кантер пытался замахнуться на рекорд чемпионатов мира, гарантировав себе золото, Роберт швырнул диск под 67 метров и закономерно стал вторым.

 

"Ещё во время учёбы в Сан-Диего ему предлагали выступать за сборную США по лёгкой атлетике, но Феликс ответил отказом. Как бы пафосно это ни прозвучало, но его сердце принадлежало далёкой Доминикане"

 

На Играх, впрочем, случился просчёт. Хартинг допустил типичную для молодых спортсменов ошибку – показал отличный результат во второй попытке, после чего расслабился и стал ждать у моря погоды. В итоге его опередили и измученный Алекна, и поляк Петр Малаховски. На двух чемпионатах мира, которые уместились в промежуток между Олимпиадами, Роберт подобных просчётов не допускал, показывая однозначно лучшие результаты. Но в Лондоне в него всё равно не слишком верили. А зря. После отличной пятой попытки Герда Кантера он разгорячился и перебросил как эстонца, так и лидировавшего иранца Хадади. Это победа!

 

После побед Хартинг всегда ведёт себя то ли как ребёнок, то ли как варвар. Это уже кому как нравится. Он традиционно рвёт на себе футболку, после чего начинает чудить. На одном из чемпионатов мира он с разбегу плюхнулся в яму с водой для стипл-чейза и устроил там купание. Вчера же дело было перед женским финалом стометровки с барьерами, посему немец с родным трёхцветным флагом на спине решил устроить импровизированный забег. Эти эмоции и чувства были не менее чистыми, чем у Санчеса в понедельник.

 

Иван Манчев, @Sport.ru