Именно так считает менеджер единственного российского пилота в королевских гонках Оксана Косаченко. @Sport.ru позволяет себе не согласиться с этим утверждением, честно называя такие высказывания попыткой надавить на совесть и вспоминая нетленное "помоги себе сам"…

Менеджер Виталия Петрова, учитывая опыт прошлых лет, загодя начала кампанию по обращению внимания высших государственных деятелей к Виталию Петрову. Точнее не так, к проекту, который они с Виталием Петровым, пытаются реализовать. Очень интересно всё же, что же это за проект такой и в чём его конечная цель. Честное слово, ни разу не слышал, чтобы она озвучивалась.

Оксана Косаченко: "Нужно спасать Гран-при России". 27 июля 2012.

Оксана Косаченко" "Если наличие российского пилота в "Формуле-1" никому не нужно, мы найдём чем заниматься вне "Больших призов"  30 августа 2012.

Оксана Косаченко: "Петров лишился государственной поддержки". 3 сентября 2012.

Оксана Косаченко: "Петров не востребован в России как рекламный носитель". 12 сентября 2012 года.

Оксана Косаченко: "Если в "Формуле-1" не будет Петрова и "Маруси", то не будет и Гран-при России". 27 сентября 2012.

А теперь обратите внимание, что говорила Оксана Косаченко за полгода до этого, когда был подписан контракт с Caterham: "Прежде чем приступить к работе, надо спросить непосредственно команду, какие партнеры ей нужны, в ком она заинтересована. И вот что мне понравилось в Caterham, так это то, что вопрос был не в деньгах, а скорее в поиске новых видов сотрудничества. Например, Фернандес сказал: "У меня есть несколько авиакомпаний, летающих в очень популярные туристические страны, но у нас нет выхода в Россию, поэтому мы заинтересованы в установлении контактов". Современная "Формула-1" – это в первую очередь бизнес, а потом уже гонки. Поэтому я отвечу болельщикам, которые переживают, что теперь они Петрова будут видеть на экране телевизора 15 секунд: "А что делать? Сегодня нас не ждут в "Ред Булл". Наверное, Петров – не Феттель, но и Россия – не Германия". У нас есть пилот и какие-то первые проявления интереса бизнеса к "Формуле-1".

Довольно много цитат, но попрошу в них внимательно разобраться, потому что после этого корень проблем российского пилота станет ясен. По словам самой Оксаны, думать о приходе в Формулу-1 они начали только в 2006 году, Петрову на тот момент было 22 года, что уже поздновато. И с тех пор, как опять же рассказывала Оксана в СМИ, в пилота было выложено около 20 миллионов долларов.

Первой командой Виталия стала Renault – команда, между прочим, когда-то боровшаяся за самые высокие места и выигрывавшая чемпионский титул с Алонсо. На мой взгляд, россиянину очень повезло с первых дней в королевских гонках попасть в болид такого уровня. Ну как повезло… Тогда это была практически заводская команда Renault, в то время активно налаживавшего связи с АвтоВАЗом, а значит со всем нашим государством. И тогда была поддержка, именно это и является причиной появления Петрова в такой команде. Но что было дальше?

Называйте как хотите, но был провал. Петров-гонщик необходимый уровень не потянул, просто потому что 22 года для первых мыслей об Ф1 – это нестерпимо поздно (в болид он сел в 26 лет). И если кто-то скажет, что на тот момент Петрову уделялось мало внимания, то либо неудачно пошутит, либо просто-напросто слукавит. Формулу 1 тогда стало смотреть огромное количество людей "не в теме" – случайных зрителей, которых очень заинтересовало наличие триколора на стартовой решётке.

А таким болельщикам нужны две вещи – зрелищность или результат. Назвать Формулу-1 зрелищной саму по себе довольно сложно, если ты ей не "заболел", а результат Петров не показывал, частенько заканчивая гонки сходами на первых кругах. В остальных случаях, пока Кубица боролся на призовую тройку, Виталий боролся на границе очковой зоны. Разные машины? Ну-ну.

Но Петрова умудрились оставить на второй сезон, Кубица травмировался, а Хайдфельд на роль однозначно первой скрипки ну никак не тянул. И тут бы начать показывать результат. Но всё ограничилось одним попаданием на подиум – если в первый год можно было говорить о недостатке опыта, то на этот раз всем стало всё более-менее ясно.

И вот переход в Caterham, который для владельца команды виделся перспективой развития бизнеса. Но о каких спонсорах, о какой поддержке государства, внимании болельщиков можно говорить, если пилот выступает за команду, которая не может преодолеть первый барьер квалификации. Никто не собирается в чём-то винить Петрова и Косаченко, но их удивление своей невостребованностью совершенно беспочвенно. Кто будет выбирать в качестве рекламного носителя гонщика, о котором уже забывать начали из-за того, что он сам в Ф1 стал зрителем?

То же самое и с "Марусей" – да, российская команда. Но… Вы всё сами понимаете, что говорить о болельщицком внимании к команде, занимающей второе место с конца – всё и так ясно. Одноимённая марка, несмотря на громкие лозунги, вот уже несколько лет не может выпустить серийный автомобиль. Народ ведь не дурак.

И сейчас все эти разговоры о господдержке выглядят, как не самые дорогие провокации. "Мы вложили 20 миллионов". "Мы представители России в Формуле 1". "Росси нужен свой пилот. Мы-то точно знаем! Почему вы нам не хотите дать денег, мы же хорошие". Ответ прост. Потому что Виталий Петров уже упустил два шанса (именно в те времена, когда наш президент катался на болиде Renault за рулём), и никто не собирается давать ему третий. Поэтому в данном случае можно сказать несколько иначе. "Без Гран При России в ближайшее время не будет ни Петрова, ни "Маруси".

Алексей Данилов, @Sport.ru