"Постой, Не уходи. Мы ждали лета - пришла зима. Мы заходили в дома, но в домах шёл снег.
Мы ждали завтрашний день. Каждый день ждали завтрашний день. Мы прячем глаза за шторами век. В наших глазах крики "Вперёд". В наших глазах окрики "Стой". В наших глазах рождение дня и смерть огня. В наших глазах звёздная ночь. В наших глазах потерянный рай. В наших глазах закрытая дверь. Что тебе нужно - выбирай", - эти строки вспыли в памяти сами, для многих именно они были главным мотивом выйти на манежную площадь, помимо, разумеется, стадного инстинкта. Но так бывает всегда, когда кто-то бунтует…

И эти строчки Виктор Цой написал в тот момент, когда страна в них нуждалась, именно поэтому почти каждый из нас может напеть их без повторения. Каждый из нас может найти жизненную ситуацию, в которой они будут к месту, но вопрос стоит по-другому: "А нужны ли сейчас стране эти строчки?" Если нужны – Манежная станет просто цветочками, если нет – нас ждут серьёзные изменения  сразу в нескольких сферах жизни.

Началась история данных беспорядков в глазах общественности на матче "Спартака" с "Жилиной", когда люди, оказавшиеся в гостевом секторе, устроили нечто. Тогда на них обратили внимание и даже прислушались вполуха. До "Жилины" слушать никто особо не хотел, а ведь "не для общественности" эта история началась в ночь на понедельник, когда на Кронштадском бульваре был застрелен Егор Свиридов…

После матча в Словакии очень много стреле полетело в руководство "Спартака", которое якобы не может справиться с собственными фанатами. То есть футбольный клуб должен наводить порядок среди взрослых людей, способных серьёзно нарушить закон за пределами стадиона. С каких пор футбольные клубы у нас стали правоохранительными органами? Это как раз прерогатива последних.

…Застрелен болельщик был выходцами из южных республик – обойдёмся без конкретики, рассмотрим голые факты. Вскоре после убийства по данным ГУВД были задержаны шесть молодых людей, якобы участвовавших в драке, которые вскоре были отпущены по причине отсутствия уголовного дела. Оно было заведено только спустя два дня, когда не то что шум поднялся, когда общественность, для которой болельщики стали вестниками, взвыла.

Позже стали известны подробности конфликта, главная деталь которых в нашем разговоре – почти все южане находились в столице без регистрации, а вскоре некоторые их них столицу покинули. По словам вдовы Егора Свиридова, за ночь оперативники полностью изменили своё отношение к инциденту, на утро полностью прекратив контакты с супругой Егора. Может обстоятельства новые открылись так и не заведённого на тот момент уголовного дела?

И в результате мы получаем Жилину, где должен был быть и Егор Свиридов. А за Жилиной Манежную и избиение молодых ни в чём не повинных ребят в метро. Это национализм, это даже фашизм, которого в стране, среди граждан которой нет тех, что не испытал потерю в ходе борьбы с оным, быть не может по определению. Без всяких НО, это ещё и ненависть. Ненависть от несправедливости, ненависть от ощущения чужой страны на любом из рынков, ненависть от  бессилия.

Что сделали наши правоохранительные органы, чтобы ни Жилины, ни Манежной не было? Первое, что не сделали – так и не смогли навести порядок в болельщицких кругах, не смогли отделить фанатов от псевдофанатов, для которых свастика не является причиной неконтролируемого гнева, как у меня или вас, например.

От этого родители не поведут ребёнка на стадион, потому что не их дело разбираться – болельщик или националист. Если бы эти же правоохранительные органы уничтожили этот союз и отделили фанатов – ни Манежной, ни Жилины не было бы в том виде, в котором они были. Это были бы не "беспорядки футбольных болельщиков", как с удовольствием подчёркивают наши любимые телевизионщики, а народные волнения, а это уже совсем другое дело.

Второе, что не сделали – не сделали свою работу. Факт убийства есть, задержанные есть, а уголовного дела нет. Это что вообще такое? Это не бардак, это беспредел, который, уверяю, не является единственным прецедентом.

То, что устроили эти молодые люди, которых было бы ошибкой называть болельщиками, оправдать или не дай бог поддержать нельзя. Наше государство не первое столетие является многонациональным и выступать против этого – значит выступать против самих себя. Но этих волнений не избежать, если государство относиться к этой проблеме, как к футбольной. Вы на секундочку представьте, если Манежная повторится в Питере, Владивостоке или парочке любых других городов. Это не "беспорядки футбольных болельщиков", это русский бунт, бессмысленный и беспощадный, а виноваты в нём только те, против кого бунтовали.

Алексей Данилов, @Sport.ru