"Список 13-ти" стал заглавной темой дня во всех ведущих спортивных изданиях страны. Однако даже среди этого абсурда не стоит забывать о скорой Олимпиаде. На @Sport.ru очередной обзор отечественных спортивных газет…

 

"Спорт-Экспресс" в лице Бориса Левина констатирует, что без попкорна за происходящем в Доме Футбола уже следить невозможно…

 

Пока журналисты и их читатели увлечены распутыванием сюжетных загогулин в детективе под названием "Кто станет новым главным тренером российской сборной", о себе неожиданно напомнил тренер прежний. Держитесь за стул, друзья мои, - оказывается, договор Дика Адвоката с РФС действует по 15 июля включительно! Более того, скромный голландский труженик футбольных полей, по моим данным, уже проинформировал финансового директора РФС Елену Еремееву, что нужно бы рассчитаться до конца.

 

Понимаю старину Дика: после роскошеств, обеспеченных щедрой российской стороной, скромного контрактика в ПСВ вряд ли хватает на полноценную жизнь. Во всяком случае, нужно время, чтобы перестроиться на более скромное существование. А тут триста с лишним тысяч евро. Такие деньги на дороге валяются - на первое время как раз хватит.

 

И что с того, что Адвокат уже получает по другому контракту? Россияне - народ к иноземцам добрый, отзывчивый, а главное - этих самых денег у них, судя по их собственным замашкам, никакие куры не клюют. Триста тысяч туда, триста тысяч сюда - да пустяки же, право слово!

 

<…>

 

Теперь - второе "но". Не секрет, что бескомпромиссный Толстых нажил себе немало врагов в футбольном королевстве, и это может привести к большим проблемам при прохождении его кандидатуры сквозь "семь кругов" выдвижения и голосования.

 

Руководители ведущих клубов РФПЛ, по имеющимся данным, склоняются к фигуре своего президента Сергея Прядкина. Тоже не чужой для футбола человек. Но опять все тот же вопрос: а с деньгами как? Вряд ли кто-то из руководителей клубов захочет "для начала" выложить искомые 20 миллионов евро. Я уже молчу о кандидатурах типа Евгения Ловчева. Если он действительно считает возможным взвалить на себя подобную махину, то, боюсь, просто не понимает, как быстро она его раздавит.

 

А ведь от фигуры президента РФС во многом зависят переговоры не только с потенциальными инвесторами, но и с претендентами на другой ключевой пост - главного тренера сборной. Все крупные иностранные специалисты - люди ушлые и мгновенно просчитывают степени риска, им обязательно нужны надежные гаранты.

 

Что же делать? Лично мне кажется, что в нынешней ситуации оптимальным вариантом стало бы возвращение к управлению футбольным союзом - хотя бы на время - того же Мутко. Он, если помните, был президентом РФС, все знает в деталях и имеет достаточный вес для решения накопившихся проблем.

 

Но нужно ли это самому министру при его занятости? И где он возьмет необходимое для разгребания завалов время? К тому же Мутко уже заявил, что выдвигать свою кандидатуру не намерен. Вопросы, вопросы, вопросы...

 

Между тем цейтнот становится все жестче и жестче. Бог с ним, с Кот д'Ивуаром, но уже в начале сентября нам начинать отборочный цикл чемпионата мира. Потеряем в первых играх очки, можно будет сразу сказать: "Эй, Бразилия, до свиданья!" А с главным тренером сборной все опять запуталось.

 

<…>

 

В общем, мой вариант - Валерий Газзаев. Риск? А с Капелло - не риск? А с кем-то другим, учитывая нынешнюю ситуацию? Но мы хотя бы не будем выглядеть посмешищем для всего остального мира, подписывая такие контракты, по которым от нас требуют денег даже после спешного и трусливого отъезда восвояси.

 

***

 

Продолжают злободневную тему и "Советский Спорт", корреспонденты которого дежурили у Дома Футбола весь вчерашний день…

 

<…>

 

С утра в «Доме футбола» суета. Нет, не из-за того, что сегодня должны опубликовать имена тренеров. Дело в том, что после отборочного турнира ЧМ-2013 по пляжному футболу осталось много неиспользованной воды в бутылках. Надо ее распространить, раздать. Вопросы, вопросы... Наш может показаться не совсем уместным.

 

– Кого бы вы включили в список претендентов на пост главного тренера сборной? – интересуемся у спортивного директора РФС Николая Писарева.

 

– Как раз иду обсуждать этот вопрос, – Писарев конкретных фамилий не называет и поднимается в офис.

 

А вот еще один спортивный директор – Александр Бородюк. Он после ухода из сборной России занимает эту должность в московском «Динамо». Бородюку адресуем тот же вопрос, что и Писареву. У многолетнего ассистента главных тренеров в сборной России наверняка есть интересное и авторитетное мнение.

 

– Нет-нет, никаких комментариев, – уходит от обсуждения темы дня Александр Генрихович. Вот такое авторитетное мнение...

 

Андрей Бутенко всегда готов высказаться по поводу судейства. До минувшего сезона он работал на матчах инспектором, и руководство часто запрещало ему давать комментарии. Но теперь – можно. Правда, во вторник актуальная тема – тренерская.

 

– Я не знаю, кого включат в этот список, но не понимаю, как можно было платить такие огромные деньги за то, что он (Адвокат. – Прим. ред.) ни черта не сделал! Почему другие европейские тренеры – Дель Боске, Лев – получают в два раза меньше, чем тренер сборной России? И добиваются при этом отличных результатов. Я не могу понять эту политику. И выступаю за отечественного тренера. Ему такие деньги, как иностранцу, платить не будут. Да и результат вряд ли хуже будет.

 

<…>

 

13 фамилий. Чертова дюжина! Даже здесь РФС, оставшийся без президента и тренера национальной сборной, преследует недоброе число. Как удается узнать, в обсуждении списка принимают участие руководители РФС, то есть Никита Симонян, представители спортивного департамента, в том числе спортивный директор РФС Николай Писарев, и члены исполкома.

 

– Не надо спрашивать об этом списке Никиту Павловича, – советует сподвижник Симоняна Александр Мирзоян, отвечающий в РФС за работу с ветеранами. – Ну, что он может вам сказать? Его оставили на растерзание!

 

– Так почему оставили на растерзание? Почему, к примеру, никто из голосовавших за смягчение лимита на последнем исполкоме не пришел на пресс-конференцию Симоняна, чтобы помочь ему ответить на вопросы журналистов?

 

– Спросите об этом тех, кто голосовал за смягчение лимита. Многие люди из регионов, голосовавшие за изменение, считают, что выше всех и все знают. Это как в анекдоте. Идет завсклада по улице, важный такой. Навстречу ему мальчик. Говорит: «Христос воскрес, дяденька». «Я знаю», – отвечает тот. Вот и эти люди все знают, потому и принимают такие решения...

 

<…>

 

***

 

"Спорт-Экспресс" также порадовал огненным интервью Игоря Тер-Ованесяна – знаменитым в прошлом прыгуном в длину и участником 5 Олимпиад....  

 

<…>

 

- Когда мне исполнилось 35 лет, я вдруг понял, что могу прыгать под 9 метров. И что меня ограничивал не уровень мастерства, а установки, которые тогда существовали. Я хорошо помню, как лет в 14 по заданию тренера, писавшего диссертацию, выполнял специальное упражнение. Надо было сделать круг, разбежаться, оттолкнуться и приземлиться обратно в круг. На самом деле это не так-то просто. Для этого нужно было жестко воткнуть ногу в момент отталкивания. Установка была строго на толчковую ногу.

 

- А почему теперь не делать так? - он снова вскочил на ноги. - В момент отталкивания ты падаешь вперед, плечи двигаются, и в этот момент, продолжая падение и не думая о толчковой ноге, ты делаешь быстрый-быстрый мах. Спроси спортсмена: "Куда пришелся толчок?", он ответит: "А я не знаю". Правильно! Потому что это принципиально иная установка.

 

- Вот теннис, - в руках Тер-Ованесяна теперь появилась воображаемая ракетка. - Игра резко ускорилась, когда появились новые установки. Раньше как было принято бить по мячу? Надо подойти, сделать мах, ракетка уходила при этом назад, и плавно нанести удар. А теперь что? Они же не толкают мяч, как раньше, а хлещут по нему. Вот так! Скорость руки страшная. Звук такой - "ф-ф-фа". Я когда впервые увидел, как мелюзга на тренировке делает вот это "ф-ф-фа", не мог понять: силы-то откуда? А силы не нужны - достаточно того, что у них есть на это установка.

 

Моей дочери Машке сейчас 16. Она долго играла в теннис, но уже полгода в легкой атлетике. Прыгнула в длину на 5,50, практически не занимаясь. Я стараюсь работать с ней, используя новые установки. Но чтобы вывести все это на действительно серьезный уровень, за реализацию идеи должен взяться толковый практикующий специалист.

 

- Хотелось бы вам увидеть в секторе для прыжков в длину Усэйна Болта?

 

- Ха! Я заключил бы пари, на бабки. Ну, скажем, на миллион. И попросил бы несколько месяцев на то, чтобы изменить Усэйну саму установку. Убежден, что он прыгал бы очень далеко.

 

- А что такое очень далеко для Болта?

 

- Новый мировой рекорд. Ну, разумеется. Он стал бы первым человеком, который прыгнул за 9 метров. Я пришел бы с ним в лес. Нашел бы овраг, даже пропасть шириной в 9 метров. На одну сторону поставил бы Болта, на вторую положил миллион. Я бы даже сделал ему разбег на два градуса, чтобы он еще быстрее разбежался. Как он будет прыгать? Мне до одного места, как он будет прыгать. Но я совершенно убежден: человек, перед которым пропасть, не будет делать три с половиной шага перед отталкиванием, и тому подобное. Он будет прыгать зубами. Он будет прыгать - туда! Как животное. Потому что такие прыжки - это не вопрос результата. Это вопрос жизни и смерти.

 

<…>

 

- Вы какой отбор имеете в виду? Как в Китае, где из полумиллиарда отбирают десять штангистов в олимпийскую сборную?

 

- Я фактически все детство провел в институте физкультуры, мой папа долго был его ректором. Какими только видами спорта не занимался - борьбой, коньками, хоккеем, акробатикой. В 16 лет столкнулся с тем, что никак не мог выбрать какой-то один вид спорта. Тогда я впервые прыгнул в длину. И оказалось, что это рекорд Советского Союза для 16-летних.

 

У нас отбор начинается с того, что если родителям нравится футбол, они ведут своего ребенка в футбол. И он там все детство мучается. Хотя я совершенно убежден в том, что если дети с трех лет будут заниматься теннисом, акробатикой, стрелять из лука, играть в пинг-понг, гольф и так далее, то к 12 - 14 годам проявится предрасположенность к какому-то виду спорта. И не надо ставить крест на тех, у кого нет длинных ног, как у Тер-Ованесяна. Спортивный талант может обнаружиться у любого пацана. Даже если у него вот такая задница и короткие ноги, но светлая голова, он может быть прирожденным игроком в керлинг. И будет с этой метлой в руках играть лучше всех в мире.

 

- Можно я спрошу про современные прыжки? Вот, в Чебоксарах проиграла Дарья Клишина, не попала на Олимпиаду. Со спортивной точки зрения потеря, возможно, и невелика, но мы же понимаем, что Клишина - нечто большее, чем просто прыгунья в длину.

 

- Безусловно. И мне жаль, что так вышло с Олимпиадой, время-то уходит. Лет пять назад меня пригласила ее тренер Оля Шемигон. "Игорь Арамович, посоветуйте". Я тогда сказал, что она нашла если не бриллиант, то некий необработанный еще алмаз. Но что заниматься этой штукой нужно очень-очень долго. Только на построение правильной фигуры ушло бы два года. Я им даже написал программу на несколько лет. Расписал, что надо делать в этом году, что - в следующем и так далее. Но с тех пор, я бы сказал, всерьез ничего не поменялось.

 

- В прошлом году Сергей Бубка рассказывал мне, что вы обсуждали с ним будущее Клишиной, говорили, что ей надо развивать плечевой пояс, пресс, спину. И Бубка задался вопросом: а как это скажется на ее внешности? Ведь красавица же...

 

- Толковые тренеры обязаны думать о многолетнем планировании. Подготовка спортсмена - это ведь очень сложная штука. Лепить чемпиона - это как художнику писать картину. Хороший художник не будет все время стоять вот здесь, на одном месте. Потому что если он отойдет на десять шагов назад, то посмотрит на то, что он нарисовал и скажет: "Полная х…я!" Хороший художник действует так: нанесет штрих, отойдет, посмотрит. Не то? Тогда попробует отсюда. А еще отсюда.

 

Я действительно с большой симпатией отношусь к Клишиной и ее тренеру, но налицо методические ошибки. Это видно по тому, как Клишина делала шесть прыжков, где каждый следующий не походил на предыдущий. Они очень много тренируются на дорожке, как в акробатике. Хотя лично я считаю, что это очень опасно для техники. Ведь построение техники - невероятно интимный, тонкий процесс. Что сделал тренер Борзова? Он на один сантиметр опустил ему центр тяжести. Вообще ничего не поменялось, просто чуть присел. Чуть-чуть. Но это дало прибавку на каждом шаге на три сантиметра. А на стометровке полтора метра. А это уже разница между первым и третьим местом.

 

- А что скажете о нашем юниоре Сергее Моргунове, который недавно повторил результат вашего мирового рекорда - 8,35?

 

- Я его не видел. Но, говорят, хороший парень. Тренируется у учителя физкультуры, это тоже плюс.

 

- Мы в газете стали изучать, а кто из великих так прыгал в длину в 19 лет? Оказалось, никто.

 

- Интересно. Ну я бы посмотрел, чем он занимался до этого. Какие у него, так сказать, средства? Если он вычерпал все интенсивные работы - все время спринт, все время спринт, все время спринт, все время штанга, короткие серии, все время в цель, все время в цель - я бы спросил: "А что он будет делать дальше?" Если выяснится, что он этими упражнениями занимается уже пять лет, то как эти средства будут помогать ему в будущем?

 

<…>