Смерть Эйсебио стала, пожалуй, первым шокирующим событием нового года. Но такие люди не могут умереть совсем – они остаются в истории, в воспоминаниях о старых временах. @Sport.ru напоминает, почему легендарный португальский бомбардир навсегда останется примером для многочисленных наследников славы...

 

Поворошите для любопытства историю и посчитайте, на скольких выходцев из Африки в Португалии лепили ярлык "новый Эйсебио". Последним был Манторраш, которому на первый взгляд поломали карьеру травмы. Но на деле ангольцу не хватило железного характера и непробиваемости, которая сделала "Чёрную пантеру" величайшим европейским футболистом шестидесятых. То были совсем другие времена, когда минута нерешительности меняла всё кардинальным образом. Не было тепличных условий по умолчанию – право на это ещё нужно было заслужить, причём далеко не все им пользовались.

 

Эйсебио не зря сравнивали с Пеле. Выходец из Мозамбика первым пошёл по стопам бразильской звезды в плане востребованности. В те времена не существовало такого понятия, как отпуск – если клуб собирался сыграть прибыльный выставочный матч, то присутствие лучшего игрока на поле, а не в ложе почётных гостей, оговаривалось изначально. И получалось так, что у нападающего "Бенфики" за календарный год могло набраться матчей семьдесят – семьдесят пять. Не все из них шли в официальный реестр (а иначе статистика "Чёрной жемчужины" была бы просто космической), но на здоровье влиял каждый контакт, каждый удар по ногам. Наивно полагать, что лет пятьдесят назад футбол был похож на балет, хоть и скорости тогда были малость пониже.… И когда уже в семидесятых Эйсебио попал под нож авторитетного хирурга, начинавшего свой путь в медицине со спасения безнадёжных раненых во Вторую Мировую, доктору оставалось лишь удивляться. Чему? Да тому, что португалец как минимум три года умудрялся ставить бомбардирские рекорды с убитым коленом. В наше время в подобных случаях карьера заканчивается, а первый обладатель "Золотой Бутсы" после той операции пылил ещё лет семь-восемь.

 

Многие вспоминают о третьем месте на английском мундиале. Но положа руку на сердце, можно столь же уверенно заявить, что со сборной "Чёрной пантере" не повезло. Португалия лишь в двадцать первом веке стала эталоном стабильности – представить без "Крестоносцев" крупный турнир невозможно, насколько бы серый и пресный футбол они временами не демонстрировали. А тогда были и 2:4 от Люксембурга, и провальные отборочные циклы в компании соперников, считавшихся в лучшем случае континентальными середняками. Добавьте сюда вечные дрязги в руководстве федерации и такое же вечное желание сэкономить (далеко не единичными были случаи, когда толковые тренеры вылетали с работы после просьбы заслуженно повысить жалование), и получится вовсе не стереотипный гранд, а цыганский табор. При этом наивно утверждать, что пик самого Эйсебио и его товарищей пришёлся не на лето 66-го. Да, для того, чтобы стать сильнейшим в мире, не нужно нести всех по кочкам четыре года – достаточно собраться и выиграть шесть матчей. Но и эта задача не из простых.

 

Как Бобби Фишер когда-то своими экстравагантными выходками нечаянно превратил шахматы в спорт больших достижений и больших денег, так и португальская звезда футбола номер один повлияла на игру миллионов. С некоторой натяжкой можно сказать, что Эйсебио да Силва Феррейра стал первым всенародным любимцем Старого Света. Был, конечно, Пеле, но это величина совсем другого порядка, затрагивавшая Европу разве что по касательной. Португальца же везде встречали с хлебом-солью, в том числе и потому, что по характеру он был прост как две копейки и умудрился не нажить врагов даже среди тех, кому ломал планы своими точными ударами. Спустя пару лет после того, как "Чёрная пантера" в финале КЕЧ поставила на колени могущественный "Реал", "Сантьяго Бернабеу" стоячей овацией встречал победителя "Бланкос" перед очередным выставочным матчем. Многие богатые клубы наверняка хотели бы иметь Эйсебио в составе, но он каждый раз отвечал отказом на шикарные с финансовой точки зрения предложения. Гораздо позже, в семидесятые, окажется, что в "Бенфике" её символ играл не то чтобы за еду и ночлег, но совсем уж за копейки, и в Америку отправился исключительно на заработки – в США тогда готовы были платить баснословные деньги даже за эпизодические появления настоящих звёзд.

 

Эйсебио стал иконой, играя исключительно за честь клуба (писать традиционное для последних лет "за ромбик" рука просто не подымается), и клуб отплатил ему сторицей. Речь ведь не только о прижизненном памятнике, который великий футболист получил в подарок к пятидесятилетнему юбилею. О старике не забывали в трудные минуты, когда дела становились совсем плохи. Его смерть в принципе не стала неожиданностью, если помнить о проблемах со здоровьем на протяжении последних двух-трёх лет. В феврале после очередной госпитализации после гипертонического криза Эйсебио даже нашёл в себе силы грустно пошутить: дескать, пора бы мне уже с концами перебраться в госпиталь, а то ребята из неотложки устанут мотаться за мной туда-сюда… Он дожил до того момента, когда в Португалии не только появился, но и доказал отчасти своё право на величие очередной "бомбардир от Бога". Теперь можно было и уходить.

 

Напоследок попытайтесь почувствовать разницу. Пока на дальнем краю континента объявляют трёхдневный общенациональный траур по своей звезде, у нас на похороны своей легенды могут даже забыть (или "забыть") прислать венок или телеграмму. Случай с Ильёй Цымбаларём ведь далеко не единичный, если копнуть глубже.

 

Иван Манчев, @Sport.ru

 

Материалы по теме:

 

В погоне за Золотой Бутсой. Фотогалерея

 

Португальские мотивы. А пиренейцы-то нефартовые!

 

Ушёл из жизни Эйсебио

 

Луиш Фигу: "Великая потеря для всех нас!"