Зимний перерыв в российском футболе для журналистов – время интервью, прогнозов, размышлений о будущем. @Sport.ru в традиционном пресс-обзоре подготовил солянку из урывков из больших интервью Валерия Карпина, экс-капитана "Зенита" Юрия Вернидуба, а также затронул вратарскую тему в ЦСКА.

 

Перед важными играми у болельщиков любого клуба - миллион тревог. Поклонники ЦСКА - не исключение. Но если раньше в подобных случаях последним, о чем у них болела голова, была вратарская позиция, то перед "Реалом" именно пост №1 беспокоит их больше всего. Есть ли объективные причины для такого беспокойства, попытался разобраться спецкор "СЭ" Борис Левин, находящийся с армейским клубом в Кампоаморе...

Напомню, что беда пришла внезапно: за Игорем Акинфеевым ЦСКА был как за каменной стеной, но травма лучшего голкипера страны оставила команду если не в чистом поле, то без привычно мощных крепостных укреплений.

В прошлом году помог Владимир Габулов. Помог здорово, особенно в Лиге чемпионов. Однако его аренда закончилась, и теперь, судя по всему, надо решать проблемы своими силами. Нет, можно, конечно, озаботиться арендой на три месяца какого-нибудь протирающего лавку в большом клубе вратаря (к примеру, Гомеса из "Тоттенхэма"), но если Габулов был отлично знаком с обороной ЦСКА, то любой другой вынужден будет взаимодействовать с ней "с листа". Поэтому клубное руководство такие варианты сегодня не рассматривает (хотя зарекаться, конечно, ни от чего не стоит - мало ли как там пойдет в контрольных играх февраля?).

Хотелось бы верить, что пойдет как надо и армейцы успешно справятся с непростой задачей самостоятельно. Но прежде чем рассказать о тех, кто готов взвалить на свои плечи тяжелую ношу, пару слов о самом Игоре. Тем более что от сроков его возвращения во многом, как вы понимаете, зависят кадровые решения клуба.

Сейчас Акинфеев проходит последний реабилитационный период в мюнхенской клинике. Проходит успешно. Уже на следующем сборе, в Марбелье, его ждут в команде. Но работать в полную силу он там, конечно, не сможет. Когда Игорь полностью вернется в строй - сегодня не знает никто, даже его лечащие врачи. По самым смелым прогнозам - в середине марта, по более сдержанным - в апреле. А надо ведь еще и форму набрать. Поэтому стоит держать в уме все возможные варианты.

В Кампоаморе с командой тренируются три голкипера. Опытный Сергей Чепчугов и совсем юные Вячеслав Исупов (ему здесь, на сборе, исполнилось 19 лет) и Сергей Ревякин (ему пока нет еще и 17). Готовы ли они к тем непростым испытаниям, которые готовит армейцам грядущая весна?

Вчера главный тренер красно-белых, у которых в самом разгаре первый предсезонный сбор, дал интервью «Советскому спорту».

***

- За сборами в Эмиратах смотрю по отчетам сайта "Спартака" - ощущение складывается пасторальное. Мирная и простая жизнь на сборе, без кроссов, с семьями. Идиллия! Или я не прав?

- Напряжения действительно нет, его и не требовалось. Сбор-то втягивающий. А всю необходимую работу делаем на поле. Кроссов нет, но набегаться с мячом можно и больше, чем без него. В "Спартаке", вспоминаю, при Олег Иваныче не было кроссов, а людям дурно на поле становилось – настолько напряженными были тренировки. Из "квадрата" "4x4" люди выползали на коленках…
Так что, поверьте на слово, если беготни нет, то это не значит, что мы лежим на солнышке и загораем. Идет тяжелая напряженная работа, просто направленность на сей раз сменили.

- В какой форме команда вышла из отпуска, что показал медосмотр?

- В хорошей. Особо радует, что состояние команды довольно ровное.

- Почему именно на этом делаете акцент?

- Потому что, во-первых, в прошлые годы были игроки, готовые к тренировочной работе на сборах хуже остальных. И, во-вторых, эта ровность говорит о том, что те задания, которые футболисты получали перед отпуском, ими выполнены.

- Первых нет и отстающих – с чем это связываете?

- Нет новичков, все с нашими требованиями знакомы. А те, кто познакомился с ними в прошлом году и прилично при этом "попал" на деньги, в этот раз всё сделали правильно.

***

-  Почему решили изменить направленность сборов – это посоветовал новый "физрук" Эду Домингес или, наоборот, вы дали ему указания?

- Второе. Пришёл к этому, проанализировав три последних межсезонья и то, как мы эти три года начинали чемпионат.

- В прошлом году на сборах у "Спартака" было три товарищеских матча, в этом – только один, 20-го числа с украинским "Металлистом". Почему так?

- Вот тут как раз все просто – в прошлом году нам 19 февраля предстояло играть в Лиге Европы, надо было форсировать подготовку.

- На втором сборе, в Испании, "Спартак" второй год подряд сыграет в турнире Copa del Sol. Чем он так вас зацепил?

- Обычная товарищеская игра на сборах не идет в сравнение с матчем официального тренировочного турнира. Последний вариант уже ближе к чемпионату: стадион, публика, уровень напряжения…

- Именно поэтому и выбрали даже для тренировок арену в Абу-Даби почти на 50 тысяч?

- Да, мы хотели работать в максимально приближенных к игровым условиях. Хорошо, что нам пошли навстречу: отличный стадион, поле хорошее…

- Кстати, я слышал, что не все наши команды довольны газоном в Эмиратах – не качеством (там оно травинка к травинке), а необычным сечением травы – ноги дерет при падении.

-- Дело не в этом. Трава тут немного другая, чем в Турции, Испании… Чуть-чуть пожестче.

***

- РФС запретил вам совмещать посты гендиректора и главного тренера. Что намерены делать?

- Придет время – узнаете.

- Предпримете что-то необычное или, наоборот, стандартное?

- А это как?

- Стандартное – нанять нового гендиректора. Необычное – как-то решить вопрос потехничнее, ликвидировать вообще должность гендиректора…

- Подумаем, время есть.

- После Нового года французская пресса подарила российской шикарный слух и великолепные заголовки. Звучит-то как: "Рыболовлев приглашает Карпина!". А что на самом деле – звали ли вас в "Монако", который приобрел российский олигарх Рыболовлев?
В ответ Карпин смеется:

- Нет, никто не звал. Понятно, что под этим слухом и близко ничего нет. С Евгением Смоленцевым (бывшим техническим директором «Спартака», ныне работающим в "Монако". -- Прим. ред.) созванивались, посмеялись. Вот и всё.

- Вы себя видите тренером, работающим за границей?

- Не знаю, не задумывался.

- Вас может достать российская действительность настолько, что захотите работать там? Или там многое, как и у нас?

- Да нет, там многое-то как раз попрозрачнее…

***

- Что этой зимой случилось с трансферами – почему клубы особенно не тратятся? "Зенит" никого не берёт, ему бесплатно предлагают  Яквинту, ЦСКА берёт, но задешево и в своем стиле, "Локо" покупает русских не задорого. Почему все вдруг стали экономить?

- Не думаю, что дело в экономии. Просто уровень команд вырос, и игроки в ценовой категории от 6 до 10 миллионов евро уже вряд ли кого усилят. А чтобы усилили, надо тратить более 20 миллионов. Но такие покупки можно делать только летом, потому что это игрок, как правило, ведущий и замену ему посреди сезона найти очень нелегко.

-Есть и другой момент – этой зимой клубы взяли и наверняка ещё возьмут иностранцев. У вас нет ощущения, что попытка слома нынешнего лимита на легионеров будет предпринята уже этим летом?

-Дебаты уже начались. И лимит, возможно, действительно отменят раньше, чем через 2-3 года, о чем как-то уже вам говорил.

- А если лимит не сломят, то молодых русских, уже оббитых в премьер-лиге, взять, кроме "Спартака", особенно негде. Нет ощущения, что ваш состав начнут покусывать?

- Да нет. Чувствуем себя защищенными.

***

 - Готовясь к интервью, нашел новость о вашей встрече с Романом Широковым – дело было в отпуске, где-то вне России. Честно говоря, разговор Карпина и Широкова о футболе в студии "Советского спорта" - моя большая мечта. Не расскажете хотя бы, о чём говорили? Не о твиттере, не о "хрюшках" ли – известном высказывании Романа?

- Неужели вы и правда думаете, что мы встретимся в отпуске и будем вот об этом говорить?

- Ну да. А что в этом такого?

- Ну и зря. Роман – нормальный парень, и то, что он веселит народ в твиттере, вовсе не значит, что он какой-то неадекват. Напротив, очень адекватный парень.

- Можете представить его в "Спартаке"?

- А почему нет?

- После подколок перед матчами "Зенита" со "Спартаком".

- Ещё раз – а почему нет? Что говорил Фигу про "Реал", когда играл в "Барселоне"? Не очень хорошие вещи. А потом Луиш в составе "Барсы" забил несколько голов, и все стали его боготворить. А возвращаясь к встрече с Романом - говорили не о футболе.

- О политике, о митингах?

- Нет, о семьях.

Эдвард Сартан из "Спорт день за днём" взял обширное интервью у бывшего капитана питерского "Зенита" Юрия Вернидуба…

Последним местом работы Юрия Николаевича стала луганская "Заря", которую Вернидуб возглавил в ноябре. Чемпионы СССР — 1972 откровенно провалили первый круг украинской премьер-лиги, "забронировав" за собой предпоследнее место в турнирной таблице. Естественно, результаты не добавляли настроения ее наставнику. Впрочем, гром грянул внезапно. После матча с харьковским "Металлистом" Вернидуб на "скорой помощи" был доставлен в ближайшую больницу. Врачи предварительно вынесли ему безжалостный вердикт — инфаркт. Слава богу, диагноз впоследствии не подтвердился, о чем корреспонденту "Спорта" поведал сам Юрий Николаевич. Также в откровенной беседе обладатель Кубка России — 1999 вспомнил о годах, проведенных в Петербурге, штрафах и зарплате в "Зените", а также о порядках, которые существовали в питер­ской команде в ту уже далекую пору.

***

— Юрий Николаевич, как здоровье?
— Хотелось бы лучше. Впрочем, самое страшное позади. Я считаю, что происшедшее после игры с "Металлистом" — чистая случайность. В жизни ведь бывает и не такое. Это, кстати, был не инфаркт — гипертонический криз. В больницу меня действительно увезли. Пришлось немного там отлежаться — пробыл в лечебнице пять дней. Сейчас пью таблетки, прописанные врачом. И думаю о "Заре" — после возобновления чемпионата нам нужно повысить уровень игры, набрать необходимые очки, которые смогут обезопасить команду от вылета в первую лигу.

— Сердце прихватило в первом тайме или ощущали проблемы с ним ещё в день матча?
— Не ощущал ничего. Все случилось уже после игры. Откровенно говоря, сам не понял, что произошло. Уже в раздевалке мне стало нехорошо. Врач померил давление. Оно оказалось повышенным — 160 на 90. Пока искали таблетки, поднялось до 220 на 120. Произошла даже остановка дыхания. Но у нас ведь хорошие врачи работают — они ещё в раздевалке быстро привели меня в чувство.

— Раньше были проблемы с сердцем?
— Никогда! Первый раз меня так долбануло. До этого все бесперебойно работало. Возможно, близко к сердцу, в прямом смысле, принял череду поражений "Зари". Но я ведь тренер, переживаю за команду. Когда все это случилось, врачи действительно подумали, что это инфаркт, инсульт или микроинсульт. Но в итоге отделался легким испугом. Конечно, эскулапы мне прописали кучу противопоказаний. Пока что нельзя нагружаться физически — даже в «квадрат» с ребятами на тренировке не рекомендуют играть. Плюс волноваться нельзя. Но как не будешь волноваться, когда "Заря" на предпоследнем месте, а сейчас как раз пора заняться комплектацией команды, расписать подготовку к весенним стартам.

***

— Давайте вернемся в пору вашей игровой карьеры. В "Зенит" вы отправлялись, уже имея за плечами опыт выступлений во второй немецкой бундеслиге.
— На просмотр в "Зенит" меня пригласили по настоянию Леонида Колтуна, под началом которого я работал в запорожском "Металлурге". Я прошёл с "Зенитом" сборы, и когда мы возвращались в Питер, ко мне в самолете подсел Бышовец. Анатолий Федорович сказал, что хочет оставить меня в команде. Осведомился о моих финансовых запросах — дескать, какую зарплату хочу получать. Я сказал, что готов играть за "Зенит" на любых условиях — не ставлю приоритетом заработать денег. Судя по всему, мой ответ тренеру понравился.

— В итоге "Зенит" Вернидуба не обделил?
— Я был всем доволен. Подписал трехлетний контракт. В первом сезоне получал 2 тысячи долларов в месяц. Плюс 25 тысяч долларов в виде бонуса. Выдавали его тремя траншами — 10 тысяч перед началом сезона, 10 тысяч — в середине чемпионата и 5 тысяч — в конце. Помню, что в контракте был пункт, что бонус выплачивается в полном объеме, если я сыграю то ли 50, то ли 70 процентов матчей в чемпионате России. У меня с этим проблем не было.

— После первого сезона "Зенит" предложил переподписать контракт на новых, улучшенных условиях?
— Зарплату мне повысили. Во втором сезоне — на тысячу долларов, через год — еще на тысячу. Помню, когда в январе 1998 года получил на руки три тысячи долларов вместо ожидаемых двух, вернулся в бухгалтерию. Спросил, не напутали ли они с деньгами. В бухгалтерии ответили, что Мутко распорядился повысить мне зарплату. И размер бонуса за сезон по распоряжению президента клуба мне повысили на 10 тысяч долларов — получил в итоге 35 тысяч. Было искренне приятно, что меня так ценят в "Зените". И приятно от того, что я не ходил и не просил ничего, а в клубе сами приняли это решение. В третьем сезоне в плане повышения зарплаты и бонуса все повторилось — получал уже 4 тысячи в месяц.

— Роман Максимюк рассказывал, что, когда у игроков "Зенита" возникали конфликты, они шли за баню на базе в Удельной и там по-мужски выясняли свои отношения — иногда выходили из-за бани с разбитыми носами и побитыми физиономиями. Вы на правах капитана никого за баней не "воспитывали"?
— За все время, проведенное в "Зените", никого пальцем не трогал. Всегда старался находить компромисс — и всегда его находил. Были проблемы с ребятами. С тем же Пановым. Впрочем, Сашка воспринимал критику и делал правильные выводы. С Бабием тоже намучились изрядно. Сколько раз объясняли Александру, что нужно выбирать что-то одно — ведь страдал из-за своего пагубного пристрастия к зеленому змию не только он, но и вся команда. Бабий — защитник высокого уровня. Два сезона отыграл очень прилично. Но без спадов не обошлось. "Зашили" Сашку в самом начале сезона — почти весь год он и продержался. Но к концу сезона все равно сорвался. При этом у него было много положительных личных качеств. Бабий был правдорубом — что думал, то и говорил.

***

— Кто чаще других "загорался" на тренировках?
— Лепехин, Бабий, Кондрашов — это были бойцы, которые не боялись борьбы. Помню, одна из игровых тренировок для меня закончилась плачевно. Панов сломал мне лицевую кость с правой стороны. Не специально, конечно, — в игровом эпизоде. Мяч шёл сверху, Саша хотел продлить его полет — в прыжке затылком. А я находился за Пановым и пытался выбить мяч. Сашка меня не видел и угодил со всей дури затылком в нос. Пришлось крепко потерпеть. Утром я встал, посмотрел на себя в зеркало и ужаснулся — лицо заплыло, глаза не видно. Но нужно было лететь в Сочи играть на Кубок с "Жемчужиной". Когда меня как тренеры увидели, предложили остаться в Питере. Но я не согласился. Обыграли "Жемчужину", вернулись в Питер, сразу лёг на операцию. Слава богу, больше на тренировке таких серьезных травм не получал.

— Бышовец иногда закрывал команду на базе за пару дней до начала матча. Как коротали на базе свободные от тренировок часы?
— Иногда было скучновато — тогда ведь в номерах у нас даже телевизоров не было. Собирались, играли в карты — в "джокера". Помню, что чаще других выигрывал Игорь Зазулин. Я тоже в плюсах постоянно был. А вот Роме Максимюку в карты не везло. Чаще мы играли, конечно, на сборах. К концу сборов Максимюк обычно мне "торчал" тысячу или даже две долларов. А это по тем временам серьёзные деньги были. Тогда ведь у нас самые высокооплачиваемые ребята получали до 10 тысяч в месяц. Это была предельная планка. Может, у Панова зарплата после его подвигов в сборной была выше?

— Максимюк, отдавая долг, заметно грустнел?
— Да я обычно к концу сборов ему говорил: "Ромчик, можешь списать свой долг — забудь о нём". Рома сразу веселел.

— У Бышовца был своеобразный юмор?
— Шутки тренера понимали не все. Анатолий Федорович — умный, начитанный, образованный человек. Старался нас приучить к хорошему. Приезжал преподаватель, давал нам уроки английского языка. А на штрафы на базе была создана шикарная библиотека. Сначала ребята удивлялись, дескать, зачем она нам?! Посмеивались даже. А потом начали оттуда потихоньку брать книги и читать. Я тогда кучу книг прочёл. Дошел до классиков — Пушкина и Достоевского. А что ещё делать, когда по расписанию отбой, а спать не хочется? Идешь, берешь книгу и погружаешься в чтение — телевизор ведь, напомню, был только в комнате, где проходили собрания команды.

— Выигрыш Кубка России позволил многим игрокам улучшить свое финансовое положение?
— Да, в играх на Кубок мы прилично зарабатывали. Еще когда "Спартак" в Москве в четвертьфинале "хлопнули" (в 1997-м. — "Спорт"), получили по 5 тысяч долларов на брата. Тогда Бышовец очень короткую установку на игру дал. Дескать, вы сами знаете, с кем играете. И знаете, за что играете.
В победном для нас розыгрыше Кубка премиальные начинали выплачивать с 1/16 финала. За победу в решающем матче дали по 20 тысяч баксов. В итоге в розыгрыше Кубка России мы тогда заработали больше, чем за весь чемпионат.

— Кто из ваших тогдашних партнеров имел все задатки вырасти в серьезного футболиста, но свой талант так и не смог реализовать?
— Из местных — Саша Петухов. У него было все, чтобы играть на хорошем уровне. Не хватало лишь характера. Чересчур трусоват парень — в стыки боялся идти, подпрыгивал. В итоге не стал тем, кем мог бы стать.