В продолжении темы массовых трансферов откуда бы то ни было после балканцев скандинавских стоит обратить внимание на "настоящих". Да-да, тех самых, которые на Балканах родились, выросли и связи с родиной не теряют. @Sport.ru напоминает то, о чём не должен забывать любой уважающий себя тренер, менеджер и спортивный директор.

 

Правило первое. Агент игрока всегда больше хочет трансфера, чем сам игрок

 

На руинах бывшей Югославии важность агентов осознали даже раньше, чем в капиталистической Европе. Первым таким "кумом" ещё до распада "пороховой бочки Старого Света", когда-то удерживаемой воедино крепкой рукой маршала Тито, стал Здравко Мамич. Двадцать лет назад он был уважаем в болельщицкой среде Загреба, но сейчас фанаты "Динамо", небезызвестные Bad Blue Boys, с радостью скинутся по паре-тройке евро на наёмного убийцу. Зачем? А чтобы избавил их от человека, который замкнул все клубные дела на себе и окончательно вывел на первый план коммерцию, а не собственно футбол.

 

Сейчас Мамич сотоварищи активно пытаются сторговать кому-нибудь из европейских грандов Алена Халиловича. Парнишка действительно талантлив и через год-другой не затеряется даже в каком-нибудь середняке топ-чемпионата, но восемнадцать ему исполнится лишь следующим летом. А опыт предыдущих сделок показывает: чем раньше ты оторвался от дома, тем больше у тебя шансов затеряться в чужих весях и сгубить карьеру. В этом плане вспоминаются и сербские реалии десятилетней давности, когда в сборную звали не тех, кто сильнее, а тех, кого нужно побыстрее продать и наполнить карманы. Бардак сей прекратился только с назначением Радомира Антича, да и то лишь частично.

 

Есть и другие влиятельные агенты вроде Синиши Шошо, Его агентство "Фарос" владеет правами даже не на десяток-другой, а на пару сотен талантливых игроков по всему полуострову. Такое чаще практикуется в баскетболе, но и в футболе на уровне периферии не слишком-то и мешает процессу. Точнее, не мешает, пока не подключается действительно серьёзный покупатель.

 

"На руинах бывшей Югославии важность агентов осознали даже раньше, чем в капиталистической Европе"

 

Правило второе. Не каждый балканец едет в более сильную лигу играть в футбол

 

У поколения, пережившего разрушительную межнациональную войну, детство вышло ничуть не лучше, чем у бразильских сверстников из трущоб. Практически каждый балканский футболист старше двадцати двух может рассказать что-то об ужасах, которые заставляли его семью прятаться в подвалы и бомбоубежища или вообще переезжать, скажем, в Германию. И некоторые действительно пользуются шансом засветиться в топ-чемпионате лишь для того, чтобы обеспечить себе … даже не безбедную старость, а разгульную молодость.

 

Впрочем, откровенно волынят не все. Есть два примера профессионализма и битья баклуш даже в отдельно взятом клубе. Младен Бартулович мало известен широкой европейской публике и в сборную вызывался считанные разы, но в чемпионате Украины хорват давно стал человеком уважаемым среди болельщиков маленьких клубов. Не получая шансов в "Днепре", он блистал в "Кривбассе", а сейчас пытается взять на себя роль обескровленных "Карпат". При беседе тет-а-тет становится понятно, что действительно имеешь дело с профессионалом. Из дортмундского детства у Бартуловича осталась нереализованная розовая мечта, хотя кто сейчас поверит, что есть футболисты, мечтавшие стать не просто лётчиками, а авиаконструкторами? Интеллект Младена проявляется и на футбольном поле. У него может что-то не получаться, но он выкладывается до последнего, зарабатывая, по сути, копейки.

 

У его соотечественника Николы Калинича в контракте, напротив, прописана семизначная сумма годовой зарплаты в валюте без всяких налогов. И играет он в "Днепре", на бумаге претендующем на что-то большее, чем вечное четвёртое место. Точнее как играет.… Нападающий сборной Хорватии всё отведённое ему время перемещается по полю с черепашьей скоростью, неохотно вступая в единоборства. Так было не только в Украине, но и в Англии, иначе избавился бы от талантливого вроде бы парня "Блэкберн" при первой возможности? Все точки над Ё в этом плане расставило одно из интервью Нико сразу после трансфера хорватским СМИ. "Меня не волнуют ни клубные цвета, ни история, ни какая-то принципиальность. Всё дело в деньгах. Если бы мне предложили больше в Малайзии или Китае, я бы поехал туда". Впрочем, горе-спортдира днепропетровцев это ничуть бы не взволновало, даже если бы он знал хорватский. Ни для кого не секрет, что трансфер Калинича затевался с целью вытрясти побольше деньжат из богатого владельца клуба, как это зачастую и бывало.

 

"У поколения, пережившего разрушительную межнациональную войну, детство вышло ничуть не лучше, чем у бразильских сверстников из трущоб. Практически каждый балканский футболист старше двадцати двух может рассказать что-то об ужасах, которые заставляли его семью прятаться в подвалы и бомбоубежища или вообще переезжать"

 

Правило третье. Редкий балканец держится на пике более восьми лет

 

Вот тут сразу стоит сделать оговорку – в учёт не берутся двухметровые витязи вроде Йосипа Шимунича, который уже разменял вторую сотню матчей в сборной Хорватии и наверняка доиграет лет до сорока, если не помешают травмы. А вот большинство хорватов не в пример центральному защитнику "Динамо" оказывается хрупким и недолговечным. Давайте посмотрим хотя бы на лидеров бронзового поколения-1998.

 

Игор Штимац, ныне тренирующий сборную – одиннадцать сезонов в качестве основного игрока как дома, так и за рубежом, тихое окончание карьеры в 35 лет. Впрочем, тут стоит сделать скидку на то, что раскрылся защитник поздновато.

 

Славен Билич, бывший тренер сборной – те же десять лет не без скидок на травмы. Повесил бутсы на гвоздь в 32 года.

 

Алёша Асанович. Здесь тяжело говорить однозначно, ведь клубная карьера "семёрки" из сборной Блажевича растянулась на девятнадцать лет. Но тот же старина Чиро верно заметил: если бы полузащитник всегда играл так, как под клетчатыми знамёнами, то затмил бы собой Луиша Фигу и любого другого коллегу по амплуа. По сути, действительно на пике Асанович был в Сплите во второй половине восьмидесятых, пока не был игроком сборной, а в Европе выдал качественный сезон 1990/91 в "Метце", неплохо попылил в "Монпелье" и напоследок выдал неплохой отрезок в Афинах. Остальное время запомнилось чередой травм и серости.

 

Роберт Просинечки. Пятнадцать лет активной беготни в качестве исключения из правила. Хотя серьёзных травм посреди карьеры избежать не удалось.

 

Давор Шукер. В период с 1989 по 2000 годы хорватский бомбардир был весьма грозным оружием. А потом "электричество кончилось". На Шукера образца "Вест Хэма" и "Мюнхена-1860" смотреть было тяжело и местами больно. Иногда надо действительно уходить вовремя.

 

Звонимир Бобан. Четырнадцать лет с перерывом на полугодичную дисквалификацию после побоища на "Максимире" и год адаптации к итальянскому футболу в "Бари". В "Милане" Звони выдал девять незабываемых сезонов, после чего заехал в Виго и быстро ушёл на покой с формулировкой "я устал от этой чёртовой игры".

 

Роберт Ярни. Легендарный левый фуллбек после французского ЧМ продержался на былом уровне ровно один сезон в "Реале". После были мучения в "Лас-Пальмасе", кратковременный визит в "Панатинаикос" и долгий подъём аматорского футбола, но как футболист экстра-класса Ярни закончился в 31 год.

 

Заметьте, речь шла о старом поколении, которое по умолчанию казалось более крепким и живучим. А что сейчас? Нико Кранчар в восемнадцать лет будоражил умы скаутов незаурядной техникой, ловкостью и мышлением, а спустя десять лет о таком футболисте можно уже забыть. То же касается и Луки Модрича. Да, он всё ещё числится в "Реале" и был у Моуриньо твёрдым игроком ротации, но это уже не тот рыжеволосый гений из "Тоттенхэма". Совсем не тот. А ведь ему нет ещё и тридцати! О многочисленных сербах вроде Огненовича, Нинковича и им подобным и говорить нечего…

 

Так что вывод один: "Думайте сами, решайте сами, иметь или не иметь". Хотя есть специалисты, которые и за пятьдесят тысяч могут найти в сербской глуши будущего игрока сборной … Украины.

 

Иван Манчев, @Sport.ru

 

Материалы по теме:

 

Лука Модрич. Югославский беженец

 

Славен Билич. В ожидании Пирата